Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 11, 2021

№ 10, 2021

№ 9, 2021
№ 8, 2021

№ 7, 2021

№ 6, 2021
№ 5, 2021

№ 4, 2021

№ 3, 2021
№ 2, 2021

№ 1, 2021

№ 12, 2020

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Ирина Гурская

Подлинное и мнимое

Александр Закуренко. Возвращение к смыслам. Старые и новые образы в культуре: опыт глубинного прочтения. — М.: ББИ, 2014.

 

Новая книга Александра Закуренко — литературоведа, поэта, переводчика, автора многочисленных статей о русской и европейской литературе, философии и богословии — обосновывает необходимость целостного взгляда на динамику образов и смыслов в христианской культуре.

Структура книги — три раздела и глава, названная «Приложение». Разнообразный литературно-художественный и философско-исторический материал объединен утверж-дением значимости духовной вертикали, находящей опору в богословской традиции. Первая часть — «Христианство и культура» — содержит такие работы, как «Паскаль и Державин: текст в религиозной жизни, типология, функционирование, оформление», «Кремль, Киев, Саровская пустынь: образ представшей и становящейся Руси», «Косовское сражение и Куликовская битва. К проблеме иконического в историческом событии» и некоторые другие. В статьях этого раздела автор описывает метафизические основания разворачиваемого дискурса, прибегая к христианской герменевтике и философской интерпретации, благодаря чему читатель может четко представить тот ментальный запрос, ответом на который стала книга. Автор определяет интеллектуальную нишу своего исследования так: «Важно, что в постсоветские годы, совпавшие у нас запоздало с появлением и проявлением постмодернистских техник, целый ряд отечественных исследователей, причем использующих принципиально разные методики анализа, тем не менее предлагают новую картину русской культуры (в первую очередь исследуя ее дыхание и бытие в русской литературе), не соглашаясь с тем, что все потеряло смысл, кроме самого письма-как-цели».

Раздел «Христианство и хрестоматия» посвящен изучению и интерпретации классических текстов русской литературы, таких как «Обломов», «Дама с собачкой», «Темные аллеи» и других. Специфика исследовательского взгляда позволяет открывать новые смыслы и структуры, не замеченные ранее, очерчивать космос произведения, виртуозно используя метод «восстановления хронотопа», так что исследуемые временные и пространственные пласты превращаются в источник внеположенного знания, в магическую сферу воссозданной реальности, что, несомненно, добавляет книге шарм интеллектуального квеста.

В статье «Два плана бытия в прозе Чехова, или Структура чеховского хронотопа» читателя ждет не вполне привычная прорисовка чеховской вселенной. Автор исследования отказывается от известной «гипотезы «случайной детали»*, которая «сводит художественную манеру Чехова к спонтанным проявлениям мастерства или творческой интуиции в пределах отдельно взятых текстов» и показывает нецелесообразность превращения во-проса о «семантике чеховского текста в вопрос о порождении различных интерпретаций «случайных деталей», а не о вычленении наличествующих в самом тексте многоуровневых структуры и смысла»**. Именно благодаря такому подходу читатель получает подлинный ответ на вопрос «зачем даме собачка» или «каков символический смысл костра в рассказе «Студент». Здесь, несомненно, автор также вступает в диалог с С.Г. Бочаровым, в особенности взглядами, изложенными в работе «Чехов и философия».

Исследование Александра Закуренко столь же поэтично, сколь аналитически выверенно и научно целостно. Размышление над текстом с позиций, подтвержденных своим поэтическим опытом, позволяет увидеть глубину произведения на том первоначальном уровне, где образ и осмысление смыкаются. В суггестивных миниатюрах Игнатия Брянчанинова «Кладбище», «Голос из вечности», «Посещение Валаамского монастыря» благодаря «спонтанному прочтению» — как методу — исследователем открываются архетипы русского культурного сознания — взаимосвязи живых и умерших, выражающейся в «тихом печаловании», «плачевных и утешительных песнях», единении земной природы с вечностью, — архетипические мотивы, лежащие в основе построения многих образов в произведениях Гоголя, Лермонтова, Тургенева, Пришвина, Паустовского.

Раздел «Религиозные смыслы в современном искусстве», представленный работами «Метафизика отчаяния. Два образа пустоты. Георгий Иванов, Иосиф Бродский», «Боль и свобода Васыля Стуса», «Слово, святость, имяславие, поэзия» и другими, воплощает специфику авторской концепции осмысления творческого деяния в его целостности как подлежащего неразрывной культурной, научной и богословской рефлексии. Взаимосвязь между личностным творческим деянием и неизбежным вопрошанием о присутствии Творца (или же сопротивлении этому присутствию), рассматриваемая автором книги, находит отклик в актуальных новейших исследованиях русской культуры, в частности С. Елушича.

Исследование творчества русских писателей, принадлежащих к первой и последующим волнам эмиграции (И. Бунина, В. Набокова, Г. Газданова, Г. Иванова, И. Бродского), а также современных писателей (В. Стуса, И. Жданова, В. Пелевина), анализ и соотнесение поэтики и мировосприятия позволяют увидеть творчество каждого из этих авторов в широком культурологическом контексте.

В книге рассматриваются проблемы взаимоотношения богословия и культуры, богословия и истории, литературы, герменевтики, кинематографа. Особенности взаимодействия с христианскими ценностями в постхристианском мире, возвращение к авторскому голосу в литературном произведении, к личности автора в художественном акте творения, привносящей определенные смысловые измерения в текст, соотнесение текста-существования и текста-сообщения становятся методологически насущными для ответа на вопрос о смысле культуры. Слово, высказывание, логос предстают как ступени, ведущие к истине в диалоге с инвариантами бытия. В рамках такого подхода обретают новое прочтение исторические события и параллели, такие как Косовское сражение и Куликовская битва; такие символы как Киев, Кремль, Саровская пустынь, классические тексты Золотого и Серебряного веков и фильмы А. Тарковского, литература отечественного постмодерна.

Статья «Метафизика напряжения в творчестве Андрея Тарковского» перерастает в уникальный жанр, сформированный творческим соприсутствием вне времени, — исследовательско-поэтическую миниатюру, построенную по внутренним законам исследуемого материала. Интересным представляется соотнесение этическо-философской позиции Андрея Тарковского с философией М.М. Бахтина, в частности его ранними работами «К философии поступка», «Автор и герой в эстетической деятельности». Безусловно, многие высказывания Андрея Тарковского, такие, как «… я хочу, чтобы мой новый фильм равнялся жизненному поступку, судился по законам нравственной подлинности человеческой судьбы… Каждое мгновение, запечатлеваемое для экрана, должно оплачиваться той же энергией, что и соответствующий этому мгновению жизненный поступок» ***, — позволяют увидеть такую родственность. Преображение духовного опыта в произведении искусства и восприятие искусства, возведенное к статусу духовного опыта, — одна из сквозных идей книги.

Глава, названная «Приложение», придает книге четвертое, поэтическое, измерение и превращает композицию в нелинейную, замыкая начало и конец, возвращая к началу на новом, личностно подтвержденном уровне. Интересно также обращение автора к жанру комментария и автокомментария как свидетельство возрождающегося интереса к «всепроникающей и творческой природе комментария» (М. Шумилин) и метапоэтическим исследованиям в современных литературоведческих практиках.

 

 

 

 * А.П. Чудаков. Поэтика Чехова. — М., 1971.

 ** Рецензируемое издание, с. 100.

 *** О. Суркова. С Тарковским и о Тарковском. — М., 2005, с. 112.

 

 

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru