Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 11, 2021

№ 10, 2021

№ 9, 2021
№ 8, 2021

№ 7, 2021

№ 6, 2021
№ 5, 2021

№ 4, 2021

№ 3, 2021
№ 2, 2021

№ 1, 2021

№ 12, 2020

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Ольга Чернорицкая

Финлядский историко-культурный журнал на русском языке "LiteraruS — Литературное слово"

“От финских хладных скал…”

Финляндский историко-культурный и литературный журнал на русском языке “LiteraruS—Литературное слово”. Издается с 2003 года. Выходит 3 раза в год.

Журнал с обширным этнографическим материалом — история языка, история переселения народов, путешествия и встречи, “мосты русской диаспоры”, театральные постановки, высказывания о Финляндии писателей и путешественников, в том числе знаменитое замечание Милюкова: “У Финляндии нет политической истории, у нее есть история геологическая”. Россия и Финляндия — ключевые образы, история их взаимосвязи — знаковая и самая болезненная тема. Россия — фон для сравнения, подчас поэтический, подчас иронический. В 90-х годах в Финляндию приехало на постоянное жительство большое количество русскоязычного населения, в основном ингерманландского происхождения. “ЛитераруS” был задуман как культурно-этнографический журнал, поэтому с первых же выпусков стал знакомить переселенцев с финской культурой, театром, современной литературой, 200-летней историей отношений между двумя странами, стремясь помочь людям культурно интегрироваться в среду. “В Библиотеке Института России в Хельсинки он практически никогда не стоит на полке — всегда на руках, даже первые номера”, — констатирует редактор “ЛитераруS”’а Людмила Коль. Благодаря ее сохранившимся в Москве связям журнал поступает и в Россию: в Санкт-Петербург, в Петрозаводск, в Москву (РГБ, библиотека-фонд “Русское Зарубежье”, библиотека ЦДЛ, Научная библиотека МГУ). “ЛитераруS” выписывают посольство Российской Федерации (по особому распоряжению посла России в Финляндии В.М. Гринина), русско-финская школа, которая недавно отпраздновала свой пятидесятилетний юбилей.

Художественные произведения представлены в трех рубриках: “Поэзия Финляндии”, “Стихи” и “Современная проза”. Стоит заметить, что современная проза по уровню на порядок выше современных стихов, — она нетороплива, философична, и ее действительно интересно читать. Любопытно, что многие авторы проживают свою литературную судьбу как бы на два дома: состоят в творческих союзах России и Финляндии (Норвегии, Швеции), везде печатаются, издают свои книги. Таковы Арви Пертту, Ирина Шестопал, Светлана Матссон-Попова, Валерий Липневич. Видно, что эти люди, несмотря на всю свою оторванность от России, живут русской литературой, историей, свято хранят свои семейные предания.

Шведская писательница Зинаида Линден — не эмигрантка, сама переводит на русский язык свои произведения, в “ЛитераруSе” представлены главы из ее романа “В ожидании землетрясения”. Этот роман о русском спортсмене-эмигранте имеет непосредственное отношение к основной тематической стратегии журнала — показывать эмиграцию, какой она представляется русскому человеку, и русскую действительность в ее эмигрантском отражении. Возникает прописанное Шкловским прозе “остранение”, когда привычные предметы и явления вдруг вырисовываются в новом контексте.

Ирина Шестопал в рассказе “Безумье” смотрит на современную московскую художественную богему глазами провинциальной девушки, но все-таки ощущается, что “остранение” здесь основывается на еще более дальней точке видения — автор видит безумие не в образе главного героя, а гораздо шире — во всей современной России.

В 9 номере Людмила Коль разместила свои новые рассказы из цикла “Фрагменты”. Это небольшие зарисовки эмигрантской жизни, соответствующие как формату журнала (на все про все 108 полос), так и позиции автора:

“Сомневаюсь, — говорит Людмила Коль, — что разовью их до романов. Я написала семь книг прозы, из которых только три — небольшие романы, остальное — исключительно рассказы. Когда читаю роман, в котором единственная мысль находится в конце (если она вообще находится), то думаю: зачем потеряла столько времени впустую? Сейчас время романов-мыльных опер, иногда очень удачно сделанных “под литературу”. Лучше, когда рассказ выходит за рамки, чем когда роман можно вместить в рамку размером одной странички. Поэтому пусть мои рассказы остаются такими, как есть”.

“LiteraruS” — прекрасная стартовая площадка для прозаиков, о которых мало кто знает: Виталия Чапковича, Маргариты Ниеми, Николая Черепанова — сюжеты их рассказов и повестей увлекательны, и, независимо от того, сумеет ли Людмила Коль открыть миру нового русского писателя, ее деятельность заслуживает всяческой поддержки.

Писательнице удалось создать интересный и содержательный журнал, в котором много места уделено обсуждению социальных и культурных проблем финской эмиграции. Даже на уровне замысла названия рубрик звучат весьма интересно и завлекательно: “Мосты русской диаспоры”, “Наша история вчера и сегодня”, “Взгляд”, “Финляндия со стороны”, “Наследие”. Интервью с литературными критиками, писателями, редакторами печатаются в рубрике “Литературные встречи”. Некоторые номера — тематические. Так, в № 7 обсуждается проблема “Интеллигенция — какая она сегодня?”. Обсуждается книга о русской интеллигенции профессора Тимо Вихавайнена. В журнале представлено несколько взглядов на русскую интеллигенцию как на временное (нет интеллигенции, есть только интеллектуалы) и вневременное явление (интеллигенция существует независимо от того, какое тысячелетье на дворе).

Людмила Коль сама привозит в Москву свое детище и разносит по библиотекам. Авторы из Финляндии, Норвегии, Швеции, Дании, Германии с надеждой наблюдают за ее подвижничеством — вхождение в большую русскую литературу из менее большой, но тоже русской, возможно сейчас разве что таким способом. Особая радость, если удается наладить культурные контакты и представить культуру русскоговорящей Финляндии на семинарах, симпозиумах и конгрессах (“Русская культура в финском контексте”. 2005, № 7; “Русская словесность в мировом культурном контексте”. 2005, № 8; “Язык и культура”. 2005, № 9; VI Конгресс ВАРП в Софии—Варне. 2004, № 6), встретиться с редакторами российских журналов, претендующих на открытость национальным культурам, — А. Эбаноидзе (“Дружба народов” в “LiteraruS”. 2005, № 8) и Я. Жемойтелите (“Север” в “LiteraruS”. 2005, № 9). И каждый раз поднимаются проблемы, связанные с русской культурой в эмиграции, а также пресловутого деления на “свое” и “чужое”. Почему именно у нас эта дихотомия столь болезненна и всевечна? Уместен вопрос, преодолимы эти границы посредством искусства или оно же, искусство, будет само эти границы постоянно устанавливать? Удивительно ли, что в финской русскоязычной художественной прозе больше ощущается сила преодоления границ, чем в публицистике? Здесь — актуализация сходства культур, там — различия. “Удивительные ассоциации рождает иной раз наше подсознание. Когда мы гуляли вечером по центральному бульвару Хельсинки, мне вдруг показалось, что я нахожусь в Москве на Арбате. Нечто похожее было в воздухе, нечто общее в лицах людей” (Нина Гейде. 2005, № 7).

Во многих биографических зарисовках эмигрантов и просто гостей Хельсинки — развенчание мифов о холодности финнов, шведов, норвежцев. Они всегда готовы прийти на помощь, открыты творческим и дружеским контактам. Жители Хельсинки, Турку, Стокгольма — такие же радушные северяне, как и жители наших Архангельской, Мурманской, Вологодской областей. И все-таки это Финляндия, в каждом номере журнала их быт — для нас экзотика. А может быть, и не стоит так рефлексировать по поводу нашей разности и чуждости, ведь, если вдуматься, не только русские эмигранты — чужие для нас, но и мы внутри России разделены на своих и чужих по областям, районам, в каждом из которых кипит отдельная литературная жизнь: “В каждом регионе, — сообщает Яна Жемойтелите, — местные журнальчики, которые печатают местных авторов, творя местную литературу. А руководство регионов довольно: оно не хочет поддерживать “чужой журнал” (2005, № 9). Журнал “Север” так же, как и “ЛитераруS”, занимается культурной интеграцией писателей, которые друг от друга отделены больше чем государственной границей, — они разомкнуты границами регионов.

К недостаткам журнала надо отнести некритическое отношение к живучим эмигрантским мифам. Согласно общепринятым представлениям эмигрантов, есть русская литература на несвободной территории (в России) и русская литература вне территории России, то есть на свободе. Позиционируя себя приверженцами “чистого искусства”, которому “было зачем уезжать”, они продолжают культивировать миф о нашей творческой несвободе, из-за которой наша литература находится на стадии “сигнации”. Владимир Батшев, главный редактор “Литературного европейца”, в интервью журналу “ЛитераруS”, поясняет ситуацию: “70 лет русская литература была разделена на две — советскую и русскую зарубежную. Одна была свободна, другая нет. (...) Затем, после падения соввласти, показалось, что литература стала единой. Но через пару лет появились первые трещины, а потом трещины расширились, и мы снова находимся в состоянии двух литератур. Я считаю это нормальным состоянием. Потому что мы можем с ними соревноваться. И, как в советские времена, наша русская литература — впереди” (2004, № 5).

Сам себя не похвалишь — и далее по поговорке… Но есть еще досадная тенденция: принимать желаемое за действительное. Журнал, который делает Владимир Батшев, рецензировался на страницах “Знамени” (Галина Ермошина. Европеец советского образца. — “Знамя”, 2004, № 9), анализ независимого рецензента читателю многое скажет…

Проблемы русской литературы и ее интеграции за рубежом, разумеется, следует обдумывать, исследовать, обсуждать, но желательно — все-таки на основе добросовестного диалога, столкновения аргументированных мнений, детального анализа ситуации; причем обращаться все-таки лучше не к журналистам, а к специалистам, людям, которые могут выносить профессиональные суждения. Несомненно, что каждое настоящее дарование, равно как и каждое настоящее издание, рано или поздно топографические границы преодолеет — они, собственно, и являются первой негацией, которую необходимо преодолеть как территорию, топос, чтобы подняться выше — к великому духу русской культуры.

Авторы “LiteraruS”’а видят свою миссию в сохранении чистого русского языка и подлинно свободной литературы. С самого начала журнал старается привлекать к участию и авторов-финнов, которые владеют русским языком и пишут свои работы по-русски. Диаспора гордилась тем, что в ее среде не было современного русского сленга, не было поэтому и засорения им литературы. Истоки этого взгляда — в той миссии, которую взяли на себя писатели-эмигранты первой волны. Об этом миссионерском взгляде детально рассказывает в цикле бесед ведущий научный сотрудник ИМЛИ РАН А. Чагин: “Писатели эмиграции были уверены, что в Советской России изничтожаются самые основы национальной культурной жизни, что нужно спасать, поэтому они берут на себя эту миссию и поднимают факел, выпавший из рук нации. Это их во многом объединяло”. Такой взгляд крайне устойчив и весьма крепко прижился в эмиграции, им можно объяснить и стойкость мифов о нашем нынешнем кризисе языка и культуры.

В редакционном совете журнала участвуют и русские, и финны. Кроме того, чтобы познакомить финнов с русскоязычными авторами и тем самым приблизить людей друг к другу, в журнале была создана особая рубрика “Учебная страница. Ваш русский язык”, где печатались небольшие рассказы, давались словарик и упражнения для тех, кто изучает русский язык на курсах. В 2005 году на основе этой рубрики вышло отдельное учебное приложение к журналу, которое называется “Встреча”. Составителями его были переводчик, ведущий курс перевода в Хельсинкском университете Галина Пронина, главный редактор журнала “LiteraruS” Людмила Коль и преподаватель русского языка Хельсинкского Технического университета Мария Никифорова.

Ольга Чернорицкая



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru