— Инна Герасимова. Марш жизни. О Николае Киселеве и спасенных им евреях. Яна Любарская
Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
№ 6, 2024

№ 5, 2024

№ 4, 2024
№ 3, 2024

№ 2, 2024

№ 1, 2024
№ 12, 2023

№ 11, 2023

№ 10, 2023
№ 9, 2023

№ 8, 2023

№ 7, 2023

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


НАБЛЮДАТЕЛЬ

рецензии



«Мир, в который мы попали, был очень жестоким…»

Инна Герасимова. Марш жизни. О Николае Киселеве и спасенных им евреях / Предисловие Павла Поляна. — М.: Книжники, 2023.


В 2023 году на большие экраны вышел фильм «Праведник» режиссера Сергея Урсуляка, посвященный подвигу Николая Киселева. Еще в 2008-м был снят документальный фильм «Список Киселева», получивший 17 наград на разных кинофестивалях. Однако немногие знают об иных героях спасения белорусских евреев, как и о том, что в основу сюжета этих кинолент легли материалы исследователя Инны Павловны Герасимовой, возглавлявшей когда-то Музей истории и культуры евреев Беларуси.

Автор начала работать над будущим изданием в 2002-м, когда Музей истории и культуры евреев Беларуси совместно с Национальным архивом Республики Беларусь, обладающим огромным фондом документов о борьбе белорусских партизан с нацистами (НАРБ), решил собрать данные о евреях-партизанах, воевавших в годы войны в белорусских лесах. Первое издание книги — «Марш жизни. Как спасали долгиновских евреев» — вышло в Москве в 2016-м. Эта же книга, посвященная истории белорусских евреев в период Холокоста, увидела свет и на немецком языке, под названием «Марш жизни» («Marsch desLebens»), став значимым моментом в немецко-белорусской историографии темы Второй мировой войны.

И вот перед нами — дополненная, обновленная версия книги, составленная на основе многих сохранившихся документов и устных свидетельств участников Марша жизни, у которых Инне Павловне удалось взять интервью. Она не только открыла эту тему для широкой общественности, но и стала инициатором посмертного присвоения Николаю Киселеву звания Праведника народов мира: «В этой книге исключительно все, кроме желания горстки беззащитных людей, на которых объявлена смертельная охота, выжить вопреки всему. Уникальна оперативная ситуация, породившая не только необходимость, но и возможность Марша жизни. Уникален и его главный герой — русский политрук Николай Киселев», — пишет в предисловии к книге историк Павел Полян, добавляя: хотя этот Марш жизни и называют «долгиновским», в его рядах были евреи не только из Долгиновского гетто, но и из Илии, Куренца, Радошковичей, Плещениц, Мяделя, Вилейки, Докшиц и даже Минска.

Сюжетная линия построена исключительно на документальном материале, хоть и переработанном автором, шаг за шагом воссоздавая перед читателем подробную картину жутких событий того времени, вырисовывая психологические портреты героев, передавая историю в форме почти детективного повествования. Здесь нет места художественному вымыслу: «Добравшись до леса, мы встретили группу евреев, голодных и грязных от дыма горящих по ночам костров. Мир, в который мы попали, был очень жестоким. Мы под покровом ночи вынуждены были ходить к крестьянам и просить корочку хлеба или несколько картошек… <…> Что мы будем делать, когда выпадет первый снег и следы выдадут нас местным крестьянам, приходящим рубить дрова? Откуда мы возьмем еду на зиму?.. Голод сводил нас с ума».

У каждого героя — свои особенности характера, отчетливо проявляющиеся в страшных условиях. Читателю сразу ясно, кто — подлец, а кто — человек с большой буквы. Например, Брайна, раненая пожилая женщина, единственная, которую отряд Киселева вынужден был оставить в лесу, выжила благодаря человечности и неравнодушию. Ее, полумертвую, нашли в лесу несколько партизан, во главе с командиром роты партизанского отряда «Мститель» Геннадием Сафоновым, и тот попросил напарника: «Подними ее», получив ответ: «Товарищ Сафонов, что мы будем делать с этой старой жидовкой? Надо ее убить». «Тогда Сафонов взял свой пистолет, навел на него и сказал: “Это не жидовка. Это — женщина. У меня разницы нет, какой она национальности. И ты ее возьмешь на плечи и понесешь столько, сколько я скажу. Если этого не сделаешь — получишь пулю в лоб”». Когда освободили Долгиново, выздоровевшая Брайна вместе с партизанами въехала в местечко на коне, став партизанкой в возрасте уже около восьмидесяти лет. Через много лет в Израиле о ней напишут книгу. При этом, рассказывает Герасимова, Сафонов спас от гибели не только Брайну. Звание Праведника Сафонову было присвоено еще в 1992 году.

Сразу после завершения Второй мировой войны в СССР начинает возникать официальный исторический нарратив о ней, в котором не было места многим темам, в том числе Холокосту. Говорили лишь о трагедии «мирных советских граждан», что в изобилии отражалось и в советской литературе, и в культуре, и на памятниках, а о войне воспоминать надо было исключительно то, что принято и разрешено вспоминать. Граждане СССР, не успевшие эвакуироваться на начальном этапе войны и пережившие ее, пребывая все это время на оккупированной территории, также находились под грузом страха и опасений, что их обвинят в сотрудничестве с оккупантами.

В подборе материала и его оценке в книге ярко проявляется позиция автора, поднимающей ряд серьезных исторических и нравственных вопросов, не расследованных и сегодня. Ответы на них так и не удалось найти. Почему ни руководство страны, ни руководство партизанского движения, ни местное население не пытались спасать от гибели тех, кого нацисты уничтожали только за то, что они родились евреями? Почему спасение некоторых белорусских евреев взяли на себя отдельные партизаны и просто неравнодушные люди, в том числе местные крестьяне, которых позже назовут «Праведниками народов мира»?

Книга отразила многие аспекты истории белорусского еврейства в годы германской оккупации: проблемы взаимоотношений местного нееврейского населения, партизан и евреев, антисемитизм, часто встречавшийся среди партизан, их недоверие к евреям — «воздух был отравлен ядом антисемитизма, в чем немало помогла и немецкая пропаганда, утверждавшая, что война началась из-за евреев и они виноваты в этом», особенности восприятия местным населением партизанского движения. Показан также героизм Николая Киселева и его товарищей, белорусских партизан и крестьян, протянувших руку помощи обреченным, огромная сила духа и воля к жизни спасенных евреев, безграничные возможности человека, который стремится спастись назло всем обрушившимся на него суровым испытаниям.


Яна Любарская




Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru