«Я ненавижу Гамлета». Режиссер-постановщик Ольга Прихудайлова. Санкт-Петербургский театр музыкальной комедии. Ксения Синицина
Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
№ 5, 2024

№ 4, 2024

№ 3, 2024
№ 2, 2024

№ 1, 2024

№ 12, 2023
№ 11, 2023

№ 10, 2023

№ 9, 2023
№ 8, 2023

№ 7, 2023

№ 6, 2023

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


НАБЛЮДАТЕЛЬ

спектакль



«Катись к чертям, Шекспир!»

«Я ненавижу Гамлета». Режиссер-постановщик Ольга Прихудайлова. Санкт-Петербургский театр музыкальной комедии.


Санкт-Петербургский театр музыкальной комедии презентовал мюзикл с провокационным названием «Я ненавижу Гамлета» по мотивам одноименной пьесы Пола Рудника — ироничный спектакль о современной медиаиндустрии, театре и, несомненно, о любви.

Начало интригует: на сцене безымянный тамплиер, Гай Юлий Цезарь и Джордано Бруно, рассуждающие, что же происходит сейчас с искусством и «быть ему или не быть». К консенсусу они не приходят, и задуматься приходится зрителю.

Вот и современный мир — Московский вокзал Санкт-Петербурга. В центре событий — главный герой Данила (Роман Дряблов), отбивающийся от толпы поклонниц. Он артист третьесортных сериалов и навязчивых реклам. Надписи «Шестерочка», «корм для кошек со вкусом собаки» сразу отсылают зрителя к современности. Высокое искусство не нужно — все делается на потребу публике.

На вокзале Данилу ждет любимая девушка — Олеся (Анастасия Вишневская). «Серая мышка» в очках и с рюкзаком за спиной. В ту же минуту появляется полная ее противоположность — риелтор Марго (Наталия Диевская). Роскошная и деловая «светская львица». Начало напоминает о сюжете штампованных мелодрам — пойдет ли действие по типичному лекалу?

Сразу же — весьма неожиданный поворот. Предложенная риелтором квартира шокирует героев готическими интерьерами, мраком и черепами. Молодые люди почти готовы отказаться, но в самый разгар переговоров врывается колоритная, мощная женщина с кавказским акцентом — агент Данилы Фаина (Манана Гогитидзе). Роль небольшая, но яркая и запоминающаяся — одна из ключевых комедийных составляющих спектакля. Она ярко выделяется среди общего пафоса и одним словом заставляет зал взорваться смехом. У Фаины явно захватывающее прошлое, но раскроется оно гораздо позже. А пока она уговаривает снять квартиру, с которой связана ее молодость, и на вопрос «Вы здесь жили?» со значением тянет: «Я здесь бывала!»

Выясняется, что предыдущий владелец — «Гамлет всех времен и народов» Иван Молчанов. Это кажется знаком: Даниле предложили сыграть принца Датского. Для него театр представлял ценность только во времена студенчества — именно эта роль была его мечтой. Сейчас же он идет по пути наименьшего сопротивления, предпочитая однотипные, но хорошо оплачиваемые проекты. Решающим становится не­ожиданный ультиматум Олеси: свадьба будет, только если Данила сделает ей предложение во время спектакля. Девушке трудно понять, что жених — не идеальный «принц-миллионер» из фильмов, а живой человек со своими недостатками.

Данила остается один. В подобном андеграунде уже не кажется сюрпризом появление незнакомца в костюме принца Датского. Это — сам Молчанов (Сергей Мигицко)! Вернее, его призрак. Он напоминает потрепанного жизнью Воланда — при нем и свита, вновь непреодолимо отсылающая к Булгакову. Рассказ о загробном «клубе Гамлетов» прерывает появление Федора (Александр Суханов) — продюсера Данилы. Комедийный герой, комментирующий все свои действия, как в плохом сценарии: «У Федора случается кратковременный спад», «неожиданно Федор замечает руку незнакомца». Он — олицетворение современного приспособленчества и погони за деньгами. Ему абсолютно безразлична окружающая действительность — продюсер тоже может видеть Молчанова, но даже не обращает на него внимания. «Играют Гамлеты, запоминаются Йорики», — озвучивает Федор печальную тенденцию. Кажется, что удел Данилы — низкопробные сериалы и надоедливая реклама. Стоит сыграть в театре — и контрактов больше не будет: к нему просто потеряют интерес.

«Федор удаляется», а Молчанов сразу же берется за подопечного. Их разговор напоминает дуэль. Данила самоуверен, но это мало его спасает: монолог Гамлета неуловимо напоминает о «Шестерочке». Делать нечего — раз актерский талант не просыпается, надо его разбудить. Молчанов идет с рапирой наперевес. Вот уж действительно: «быть или не быть!»

Олеся тоже готовится к спектаклю — она должна сыграть служанку Офелии. Девушка явно переигрывает: «Режиссер говорит, что, когда Офелия умирает, я не должна выхватывать шпагу Данилы и пытаться заколоться!» Если сюжет уже не напоминает типичные штампованные фильмы, то Олеся вопреки всему остается наив­ной, даже простоватой «Серафимой Прекрасной» или «Дояркой из Хацапетовки». На удивление гармоничным становится общение с Марго. Ей, если вспомнить о штампах, могла быть уготована роль «разлучницы», но романтического интереса к Даниле она не испытывает. Обе героини хотят помочь юноше, ориентируясь на собственные жизненные цели. Разница лишь в том, что одна поддерживает растиражированный образ, а другая пытается помочь найти себя.

Данила уже и не думает о карьере: Шекспир оказался не слишком поэтичным. Открывается тайна Молчанова: после Гамлета он не смог сыграть ни одну роль. А должен ли был играть после такого триумфа? Эта роль явно окутана мистикой: для того чтобы что-то дать артисту, она должна что-то забрать. У Молчанова — умение запоминать тексты. Что будет с Данилой?

Первый акт сыгран из рук вон плохо. Даниле мешает все: от звонков в зале до пролетающих самолетов. На второй акт он выходить не хочет и готов окончательно порвать с театром. Но высочайшая степень отчаяния ведет к катарсису — и чувства выплескиваются в кульминационном монологе. Нервный, отчаявшийся Гамлет — и даже подросток в первом ряду забывает про телефон.

Разумеется, Данила понимает, что спектакль был практически провален. Но теперь он точно знает, чего хочет от жизни. Все ему благоволит: Федор приносит новый контракт с театром. Рядом Олеся, за несколько дней переродившаяся из «простушки» в мудрую, но решительную «принцессу». Молчанов наконец может уйти в вечность, где будет ждать свою любовь.

Фаину. Она была его главной Музой. Он — единственной искренней любовью ее бурной жизни. Их дуэт — будто сцена из советского кино. Пронзительно-светлый, наполненный безысходной печалью и воспоминаниями. Они совсем не изменились внутренне. Добавилось лишь одно: горечь по счастью, которое было так близко. Но оно не упущено: у них будет второй шанс, надо лишь немного подождать. А пока декорации разъезжаются, разделяя мир мертвых и живых.

Любовь к женщине. Любовь к театру. Любовь к Шекспиру. Любовь. Именно она торжествует — и вновь заставляет вспомнить о пресловутых сериалах. О самом в них приятном — добром и счастливом конце.


Ксения Синицина




Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru