— Стихотворения Голубчика-Гостова. Наталья Стеркина
Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
№ 5, 2024

№ 4, 2024

№ 3, 2024
№ 2, 2024

№ 1, 2024

№ 12, 2023
№ 11, 2023

№ 10, 2023

№ 9, 2023
№ 8, 2023

№ 7, 2023

№ 6, 2023

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


НАБЛЮДАТЕЛЬ

рецензии



Поэт промежутка

Стихотворения Голубчика-Гостова / Предисловие Евгения Сошкина. — Тель-Авив: Издательство книжного магазина «Бабель», 2023.


Голубчик-Гостов, поэт, автор двух книг —«Фольклористы» и «Темы», ленинградец… Книги его, одна за другой, вышли в 1924 году. Двадцатые годы вроде бы неплохо изучены, а об этом поэте никто и не слышал. Как так вышло?

«Гостов оставался одной из последних крупных загадок в истории русской литературы первой половины ХХ века», — пишет в предисловии к книге, вышедшей теперь в Тель-Авиве, поэт и филолог Евгений Сошкин. Этот сборник приоткрывает завесу над тайной судьбы и творчества автора.

Настоящее имя поэта Лев Гольдёнов (1892–1941). Родившийся в Константино­граде на Украине, носивший в детстве фамилию Гольдинов (все его родные с этой фамилией и остались), получивший по невнимательности паспортистки букву Ё, прошедший плен Первой мировой, он писал странные, удивительные, своеобразные стихи. Умер поэт Гостов от голода в блокадном Ленинграде (потерял карточки).

Евгений Сошкин в предисловии подробно разбирает творчество поэта в контексте времени и, перекидывая мост в будущее, определяет его как предтечу «лианозовцев»: Яна Сатуновского и Всеволода Некрасова.

Откуда же такой псевдоним? Сошкин видит здесь отсылку к «Войне и миру» Льва Толстого, а именно к сцене, где  Васька Денисов, слегка грассирующий, просит Ростова пересчитать деньги в кошельке да и убрать его подальше.

«Гóстов, сочти, голубчик, сколько там осталось…»

Это, конечно, возможно, — в годы Первой мировой роман читали и перечитывали, в нем искали ответы на болезненные вопросы.

Пережитое во время войны (плен, отравление газами), безусловно, отразилось в творчестве поэта Гостова.

Автор послесловия к книге М. Левин находит и другое объяснение: авторское самоотождествление с лошадью (например, в стихотворении «От’езд» — «…но на Рязано-Уральской дороге / Лошадь Голубчик-Гостов»). Проделав огромную работу по восстановлению биографии Льва Гольдёнова (все адреса, названия учебных заведений, экзаменационные ведомости, даты пребывания в плену и т.д), Левин пришел к выводу, что и «лошадиная» тема далеко не случайна. В Константиноградском уезде было двенадцать конных заводов, детство и юность поэта прошли поблизости. В стихотворении «Что-то похожее на молозово», по мнению комментатора, упоминается реальный коннозаводчик: «…В имении какие кони / Были у Морозова…». В ходу, продолжает Левин, были диминутивные клички: Орлик, Баранчик, тот же Голубчик. Были и двойные иппонимы, например, Горный Дух, причем первая буква у племенных лошадей совпадала с инициалом матери. Мать Гольдёнова носила двойную фамилию Гольдинова-Гофунг… Это интересно, но, может быть, интереснее и полезнее другое: занятия Гольдёнова устным народным творчеством, этнографией. В Саратовском университете он писал реферат о солдатских песнях, а на семинаре  профессора Б.М. Соколова разбирал былину об Иване Гостином сыне. Все пережитое и изученное стало питательной средой для поэта, избравшего такой необычный псевдоним.

Сборник «Фольклористы» начинается со стихотворения «Раскаяние Голубчика-Гостова»:


О деклассированном «не крупно»

Горланил фольклорат.

Материалистам недоступно:

Фантастический мировой захват.


Во второй книге, «Темы», в предисловии объясняется кредо «фольклористов» — «У «фольклористов» две темы: 1. Близость к массе (пролетарской и крестьянской); 2. Вторая тема более лирическая: любовь».

В сборнике есть стихотворение «Свадьба “фольклористов”»:


Мы называем себя «фольклористами».

Потому что за Калин.

Циком же ее не родят всю!

В пределах Галиции Берлин.


Здесь и фольклорный Калинов мост, и реалии Первой мировой (Галиция)… Вообще, в стихах Гостова множество сплетений-переплетений, например, современности с ветхозаветным.

Вот стихотворение «Телефон» (сборник «Фольклористы»):


Проснулся. Проснулся Соломоном.

Т.е. таким Маяковский не был.

Это не значит никогда не будет Маяковский.


«Поэт промежутка», — так назвал Гольдёнова во вступительной статье Евгений Сошкин. «В неподражаемых интонациях Гостова я мог различить лишь смутно перекличку с тогдашней поэтической разноголосицей, да и со всей русской лирикой. Сегодня я определил бы его как переходную форму от авангарда к поставангарду».

Поэт Голубчик-Гостов любит использовать кавычки, скобки, игру с местоимениями, назывные предложения.

Анализируя маленькую поэму «Шапкун» («Фольклористы»), Сошкин пишет о «стихопрозе» Гостова, обращая особенное внимание на телеграфный, в духе киносценария, стиль, на использование инверсии, особенности пунктуации.


В Австрии, Шапкун,

В горах,

Думал о революции.

Он думал

На вершине

Так:

Темный город, башня…

Предрассветная

Звезда, горящая

Над краснокрышей

Башней,

Это будущее республики.


Поэму, состоящую из девяти главок (от одной до восемнадцати строк), хочется цитировать полностью. Вот еще третья и четвертая главы:


3

Видели вы

предрассветную звезду?

она потухает и брыжжет.


4

Шапкун любил песни каторжан.


Сошкин, анализируя тексты Гольдёнова, опирался на Маяковского, Хлебникова, Клюева, можно добавить сюда и прозу: Вагинова, Добычина, Житкова («Виктор Вавич»). Из современных поэтов Сошкин упоминает рано умершую Анну Горенко, с его точки зрения, Голубчик-Гостов близок ей стилистически. Но близок он и интересному, своеобразному прозаику Павлу Улитину!

В общем, неизвестный ранее поэт Голубчик-Гостов издан, у него появились исследователи и комментаторы, что не может не радовать. Теперь дело за читателем, будем надеяться, он не заставит себя ждать.


Наталья Стеркина




Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru