— Аушвиц (Освенцим): документы, свидетельства, письма, дневники. Яна Любарская
Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
№ 4, 2024

№ 3, 2024

№ 2, 2024
№ 1, 2024

№ 12, 2023

№ 11, 2023
№ 10, 2023

№ 9, 2023

№ 8, 2023
№ 7, 2023

№ 6, 2023

№ 5, 2023

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


НАБЛЮДАТЕЛЬ

рецензии



«Днем и ночью горели ужасным огнем адские печи»

Аушвиц (Освенцим): документы, свидетельства, письма, дневники / ред. И.А. Альтман, К.А. Пахалюк; составители: И.А. Альтман, К.А. Пахалюк, Л.А. Терушкин, С.А.Тиханкина). — М.: Научно-просветительный Центр «Холокост», 2023. — (Российская библиотека Холокоста).


Иногда кажется, что о Холокосте уже нельзя открыть ничего нового, но эта книга доказывает обратное.

Сборник документов об Аушвице (Освенциме) — крупнейшем лагере, страшном символе нацистской Германии и ее преступлений — включает, в основном, не­опубликованные или малоизвестные архивные материалы. В нем — комплексное изложение истории лагеря и документы, ранее не публиковавшиеся и не введенные в научный оборот. Лишь некоторая их часть была размещена на сайтах Центрального архива Министерства обороны (ЦАМО) РФ и Российского исторического общества, а также опубликована Центром «Холокост» в 1996 году.

Авторы-составители уделяют внимание не только страданиям жертв и их сопротивлению, но и роли Красной армии в их освобождении. Сборник знакомит читателя с массивом документов о роли солдат, офицеров, генералов, военных медиков и журналистов в освобождении и возвращении к жизни узников — граждан многих стран Европы, а также об информировании мира об этой фабрике смерти. Эти источники раскрывают роль советских военных юристов, начавших расследование преступлений в Аушвице и зафиксировавших многочисленные показания вчерашних узников.

В первом разделе — сообщения об Аушвице, собранные еще до освобождения (по линии НКГБ, допросы бежавших военнопленных, газетные публикации). Оригиналы документов хранятся в ЦАМО РФ и Государственном архиве РФ. Комплекс этих источников, частично использованных в советской печати во второй половине 1944 года, свидетельствует: не только на Западе, но и в СССР — об Аушвице знали. Однако при планировании Висло-Одерской операции задачи по его освобождению перед войсками 1-го Украинского фронта не ставились.

Во втором разделе — комплекс документов, связанных с освобождением Аушвица 27 января 1945 года и представляющих первые реакции на увиденное там.

Во-первых, это боевые донесения, показывающие, как шло освобождение этих районов. Они содержат сведения не только об освобожденных населенных пунктах и филиалах Аушвица, но и о потерях противника и наших войск, захваченных пленных и военной технике. Во-вторых, донесения политических органов по линии полк — армия — фронт — Главное политическое управление армии (докладные записки, донесения) за 26–29.01.1945. В них предпринята первая попытка проанализировать функционирование Аушвица, как центра уничтожения, места проведения медицинских опытов и использования рабского труда заключенных, выделить главных палачей. Особый интерес представляют данные о числе освобожденных, определение категорий жертв, их гражданства и этнической принадлежности.

В этой группе источников упоминание о жертвах Холокоста минимально. По понятным причинам (отсутствие немецкой документации, ограниченное число свидетелей и степень их информированности), эти документы содержат серьезные неточности (в первую очередь, многократно завышают число уничтоженных узников). В третьей части — сообщения «От Советского Информбюро» (за 31.01.1945) и очерк писателя Бориса Полевого в газете «Правда» за 02.02.1945. Их сопоставление с политдонесениями позволяет понять источники и причины не вполне достоверных сведений. В то же время они играли важную роль в информировании, прежде всего, советской общественности о преступлениях нацистов. Четвертая часть — личные впечатления воинов Красной армии («от солдата до генерала») — фрагменты дневников и воспоминаний, фронтовые письма. Стоит выделить свидетельства первого советского коменданта Освенцима Г.Д. Елисаветского, военного врача И.Б. Фридлянда, командира 107-й стрелковой дивизии В.Я. Петренко. К ним добавлены некоторые воспоминания узников. В этом разделе представлены документы ЦАМО РФ и Архива НПЦ «Холокост».

Перед нами — пример качественной документальной прозы, которая подверглась научному редактированию составителей издания. Сюжетная линия произведения,построенная на реальных событиях, на воспоминаниях свидетелей и очевидцев, на документах, воссоздает картину трагических событий в Аушвице, рисует психологические портреты заключенных и охранников, поражающих жестокостью и цинизмом. Личных оценок составители сборника происходящему не дают.

На страницах книги подробно перечисляется все, что ежедневно окружало узников и наполняло их быт, от момента прибытия до полного уничтожения, — бежать из логова смерти удалось немногим. Унизительная одинаковая одежда (полосатые робы), не успевающая за ночь высохнуть после дождей, «обувь» — нечто отдаленно напоминающее деревянные башмаки, регулярные избиения, унижения, убийства, страшный голод и холод, тяжелые болезни, ежедневный конвейер смерти, разлука с близкими, полное бесправие.

Подробно рассказано, как проводились массовые убийства: «били всем чем попало, и палкой, и лопатой, и плетками. В нашей команде капо всегда бил особой плеткой из жилы животного», «большинство женщин попало в болотную трясину и начали тонуть, они кричали о помощи, но им никто не помог. Так, в этот вечер, в лагерь из 200 женщин вернулось только 80 человек, которые кое-как, на животе, выползли из болота», «днем и ночью горели ужасным огнем адские печи».

Из книги мы узнаем термин, характеризующий самых изможденных узников лагеря, которые окончательно потеряли рассудок и перестали бороться за выживание: «…“мусульманами” (muselmänner) — на лагерном жаргоне назывались узники, которые смирялись со своей судьбой и на которых ставили крест их соседи по баракам. В их сознании более не находилось места для различения хорошего или плохого, благородного и низменного, интеллектуального и глупого. Это был спотыкающийся труп, комок физических реакций, сокращающийся в последних конвульсиях», — объяснял писатель Примо Леви, бывший узник лагеря из Италии. Не стать «мусульманами» могли лишь те, кто еще немного надеялся на встречу с близкими.

А в том, что из умерших узников делали мыло, составители книги сомневаются: доказательств этому в документах не найдено.

Иллюстративного материала в книге нет, хотя, возможно, он во много раз усилил бы впечатление от прочитанного. Зато издание насыщено редкими сведениями, уникальными архивными фактами, которые кропотливо собирались годами. Адресована книга исследователям, педагогам, студентам, всем тем, кто интересуется историей Второй мировой войны и Холокоста, а также тем, кого впечатляют рассказы о невероятной внутренней силе и сверхспособностях человека, примеры необычайного мужества, выживания, удивительной воли к жизни — даже в самых мрачных, беспросветных, нечеловеческих условиях.


Яна Любарская




Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru