Родному языку. Стихи. Юрий Цветков
Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
№ 2, 2024

№ 1, 2024

№ 12, 2023
№ 11, 2023

№ 10, 2023

№ 9, 2023
№ 8, 2023

№ 7, 2023

№ 6, 2023
№ 5, 2023

№ 4, 2023

№ 3,2023

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Об авторе | Юрий Вячеславович Цветков (27 февраля 1969 года, Кишинёв) — поэт, журналист, редактор, литературный деятель. Окончил факультет журналистики Молдавского государственного университета и Литературный институт (семинар Т. Бек и С. Чупринина). Работал в СМИ, директором книжных магазинов ОГИ. В 2004 году вместе с поэтом Данилом Файзовым создал проект «Культурная инициатива», организующий литературные события в Москве и России. С 2013 года — сотрудник Государственного музея истории российской литературы имени В.И. Даля. Книги стихов: «Синдром Стендаля» (2014), «Часть жизни» (совместно с Данилом Файзовым, 2021), «Выбранные места» (2023). Лауреат Малой премии «Московский счёт» (2015). Стихи переводились на английский, испанский, румынский языки. Дебютировал в «Знамени» со стихами «Свобода падающей звезды» (№ 6, 2019).




Юрий Цветков

Родному языку


* * *

Дети выросли и стали никем.

Так бывает. А сам-то ты кто?

Было детство с Барто,

Как же юность неслась за Кокто,

Как же стал ты не всем.


Вот и старость пришла, дед Пихто.



В археологической экспедиции. Попытка любви. 1989


                                                                              На смерть Лены Ромм

1

Буджакская степь,

                    полуденный зной.

Вода извивалась красивой рекой —

                     смотреть да смотреть.


И можно повыть,

Но ты продолжаешь жить.


2

Я приму тебя в дом,

              потому что я одинок.

Я знаю всё о потом,

          и это жизни урок.


Пусть флейта звучит, говоря о нетленном.

Ты не любовь — навечно Елена.



Восьмое октября 2021, Липецк, поездка на Бунинфест


«Гостиничный ужас описан…»

Я помню этот ночлег.

Я спрятался здесь… Чтоб не виден…

Мой главный ушёл человек.


— Растение, мама, растение, —

Мне брат родной говорит. —

Уныние — грех. И терпение…

А я, блин, не Айболит.


Всё кончено. Не в караоке…

О встрече с моими прошу.

Я проклят, теперь одинокий,

Я лампу гашу.



* * *

Есть черешня.

Мамы нет.

Есть скворешня.

Папы нет.


А без мамы и без папы мне не милый белый свет.



Мы — следующие


Всё больше доверяюсь чувству,

Всё меньше отдаюсь словам,

Учусь великому искусству:

Неговорению — сам.


О ты, непрошенная гостья,

О ты, мой презабавный друг,

Вначале было сложно просто,

Вначале было всё и вдруг.


Мы в жизнь бросались, как в погоню,

И было продолжение глаз,

Везде огонь, во всём агония,

И это радовало нас.


Уж нет того, а те далече,

Года, усталость, мысли, плоть,

Как будто уже — те же речи,

И только оголилась кость.


И только больше веры, меры,

Желания жить и лучше быть, прости,

И главное, не расплескать, а донести.

Sit tibi levis terra*.

И смерть не благо — завершение.


*   «Sit tibi terra levis» — латинское выражение, переводимое как «Пусть земля тебе будет пухом».



Родному языку


Стихотворение, написанное по случаю услышанного на заседании Совета
 при Президенте по русскому языку, прошедшего 5 ноября 2019 года


Посвящается моей любимой учительнице русского языка и литературы

Слуцкой Людмиле Ильиничне и всем, кто любит русский язык

и русскую литературу


Прикрываясь цитатами — латами,

То кричит, то скрипит мой старик.

Отмечается вмятиной,

Покрывается патиной

Непонятный потомкам язык.


Что-то там Золотой,

Что-то там про Серебряный век.

Что-то там с головой

У вас, пожилой человек.



Из прошлого столетия. Обращение к XIX веку


Всё примет, успокоит белый снег.

Растраву в сердце и вымыслы ума.

И я, из прошлого столетия человек,

Торжественно приветствую тебя, зима.


.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .

.   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .   .


И, вспоминая пошлость милых вечеров,

Портрет отсвечивающий кафра,

Да слушающих сказку сорванцов,

Я понимаю: жизнь — не лавры.



* * *

Се бьётся мысль. Зачем? Устало…

Не попадая никуда.

Весь мир давай начнём сначала,

Так скажем, с чистого листа.


Зачем? А ты в нём кто? Копатель

И собиратель пыльных слов.

В мир новый, свежий, мой приятель,

Не попадаешь — не готов.




Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru