— Петр Мамонов. На плотной земле. Артем Комаров
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 6, 2022

№ 5, 2022

№ 4, 2022
№ 3, 2022

№ 2, 2022

№ 1, 2022
№ 12, 2021

№ 11, 2021

№ 10, 2021
№ 9, 2021

№ 8, 2021

№ 7, 2021

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


НАБЛЮДАТЕЛЬ

рецензии



Стоим на земле, на плотной земле…

Петр Мамонов. На плотной земле. Стихотворения. — М.: АСТ, 2021.


Петр Николаевич Мамонов был яркой личностью: рок-музыкантом, лидером группы «Звуки Му», актером. Но самым важным в его жизни были стихи. «Я не столько музыкант, сколько поэт по своему устроению, как я себя чувствую. Я стихи давно пишу, и вообще у меня такой поэтический подход к действительности», — говорит он о себе.

Эта книга — первая публикация стихотворений Петра Мамонова, написанных за много десятилетий. И тем она заметней для ценителей поэзии.


              И, может, слава Богу,

              что нету новых слов.

              Что выразить тревогу

              весны я не готов.


              Что, шлепая по лужам,

              я всем ошеломлен.

              Что никому не нужен,

              что заново влюблен…


Эти и другие стихи хочется перечитывать,открывая для себя внутренний мир поэта, учась у него понимать мир. Для Мамонова любой, даже незнакомый человек — родная душа. «Брат, сестра», — обращаются друг к другу христиане. Так делает и он — максимально сокращая дистанцию:


              Стой, моя сестра родная,

              Стой, чужая!.. Дождь и слякоть.

              Злясь на все вокруг, вонзаю

              Ручки клык в бумаги мякоть.


Мамонов дарил себя зрителю и слушателю без остатка. Книга тоже оказалась интимной и откровенной — одновременно. В стихах слышны отзвуки детства:


              Слышу детские улицы, топот шальной

              Меж извилистых трещин асфальта.

              Слышу детские запахи: пахнет травой,

              Пахнет марками с острова Мальта…


Мамонов приглашает нас к неторопливому разговору с глазу на глаз, доверяет нам самое сокровенное. И читатель становится единомышленником.

В ранних стихах — эпатаж, игра слов и узнаваемый, откровенно хулиганский мотив песен группы «Звуки Му»:


              Встань пораньше, взгляни в окно

              Видишь солнце встает

              Это я плюнул кровью на дно

              В голубой небосвод.

              Встань пораньше, взгляни в окно

              Видишь солнца нет

              Это я размазал…

              Заметая след…


Кстати, тексты Мамонова к песням «Звуки Му» включены в антологию «Поэты русского рока».

Мамонов — еще и актер, и философ. Его жизнь полна эскапад не менее ранней его поэзии: «Я ем на помойках я пью из луж. Дождь меня мочит, дождь мне как душ»; «Все, что я тебе скажу, все будет из бумаги. Ох, как я тебя люблю в универмаге». Вспоминается поздний Маяковский: «Хочешь — тебе рябое прочту “Простое как мычание”?» Как будто и не поэзия совсем, — бормотание, почти мычание: «В детстве я так любил чесать себе щеки / В детстве я так любил чесать себе джаз». С точки зрения тогдашней эстрады песенные тексты Мамонова — полный разрыв шаблона. В них, высмеивающих советское общество, видно влияние Хармса, Введенского, Вагинова, Хлебникова, Бурлюка, Маяковского. Годы, проведенные в роке, Юрий Шевчук называл «поисками духа». Мы помним тексты рок-музыкантов той поры: Цоя, Летова, Шклярского, Борзыкина, Гребенщикова… — живые, полные искрометной силы.

Мамонов стал одним из лидеров рок-движения 80-х, наряду с Цоем, Гребенщиковым, Башлачевым, Шевчуком. Он знал не понаслышке, что такое слава, деньги, девушки, концерты, алкоголь... Тем интереснее, насколько он изменился с тех пор. Неугомонная, расхристанная, бесшабашная жизнь не погубила его: он вынес из нее важный опыт, став сильнее духом. С годами жизнь приобрела для него новый смысл: в ней появилось место Богу. Со временем он стал учителем жизнидля многих живущих в России и за ее пределами.

Очевидно, что музыкальное и актерское начало Петра Мамонова популяризировало его поэзию, сделав ее достоянием миллионов поклонников русского рока. Его часто просили выступить на сцене с его собственными стихами, где проявлялся еще один его талант — чтеца-декламатора(вспомним его моноспектакль «Шоколадный Пушкин», где он читал классика под авангардную музыку).

Песенные тексты «Звуков Му» отличают бунтарский стиль и соответствующая манера подачи. Поздние стихи, вошедшие в сборник, — другие. Цвета приглушены, как часто бывает у поэтов в зрелости. И все же большое влияние рок-поэзии, в том числе поэзии битников, видно и в поздней лирике:


              Сижу без мыслей, сам с собой.

              Вода из крана.

              Я ранен утра синевой,

              Сочится рана.

              На белом кафеле стола

              Яйцо вкрутую.

              На завтра срочные дела,

              Писать — впустую.

              Ложусь на смятую постель,

              Пера не трону.

              Пылится в ящике недель

              Моя корона…


Сравним со стихотворением американского поэта Роберта Крили, типичного представителя поколения «битников»:


              Я лелею в себе раны,

              словно цветы

              в лесу, где

              никто не ходит.

              Каждая рана совершенна,

              заключена

              в крошечную

              незаметную чашечку лепестков,

              причиняя боль.

              Боль — цветок,

              вроде того цветка,

              вроде этого,

              вроде того,

              вроде этого.


Лирика Мамонова со временем стала проще, тоньше, изящнее:


              Идет зима, трамваи катят тише,

              следы собачьи тоньше поутру,

              прохожие добрей и снег неслышней

              стучится в грудь холодному стеклу.


Молодое веселье и буйство ушло, зато появилась новая, особенная интонация:


              Пусть будут бури вьюжно

              стучать в его окно,

              он будет все равно

              жить в предвкушеньи лета.

              Храни Господь поэта!


Основные темы поэзии Мамонова — родина, дом, быт, семья, природа. Любовь — по Мамонову, «подлинный смысл жизни», «не чувство, а действие» — стала для его поэзии определяющей силой:


              Не хочется быть лодочкой, влекомой

              дурацким парусом по прихоти чужой.

              Не хочется в лицо глядеть знакомым,

              не хочется асфальт топтать ногой.


Не хочется «асфальт топтать ногой» — это о периоде его долгой затворниче­ской жизни в деревне. На вопрос журналиста: «Говорят, место меняет человека. Вас поменяло?» — Мамонов ответил: «Да вроде место осталось прежним, а вот все, что раньше нравилось, стало мне скучно». В уединении он писал новые стихи:


              Работает писатель,

              все ходят и смеются, —

              чего он там сидит,

              глядит на мух и плачет.


Многих, и мне в том числе, он при жизни стал напоминать монаха Анатолия — его героя из фильма «Остров» Лунгина, который глубоко раскаялся в своих грехах и, служа Господу и людям, стал способен творить чудеса.

Мамонов оставил нам в наследство множество ярких цитат из интервью и песен. «Если ты на самом дне, то у тебя на самом деле хорошее положение: тебе дальше некуда, кроме как наверх». «Я ничего не одобряю и не порицаю, у меня дел по горло, своей грязи. Если я очищу мир на маленькое пятнышко себя, миру этого хватит. Спаси себя, и хватит с тебя». «В форточном проеме можно увидеть всю жизнь». Свет, который он, пройдя через все грехопадения и оставшись человеком, нес людям, — с нами и сегодня.


Артем Комаров




Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru