Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 9, 2021

№ 8, 2021

№ 7, 2021
№ 6, 2021

№ 5, 2021

№ 4, 2021
№ 3, 2021

№ 2, 2021

№ 1, 2021
№ 12, 2020

№ 11, 2020

№ 10, 2020

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


ПЕРЕУЧЕТ




Юлия Подлубнова

Мария выговаривает Марию

Феминистская литература в журналах и на порталах: 2019–2020 годы


Новая волна феминизма, развернувшаяся на постсоветском пространстве в конце 2010-х годов, внесла свои коррективы в общую культурную повестку (сейчас, например, много говорят о становлении парадигмы «новой этики», особенно в связи с обсуждениями случаев харрасмента). Литературный феминизм, фемпоэзия, феминистский канон — все вместе — яркое явление в русскоязычной литературе последних двух-трех лет, причем речь идет не только об актуальной поэзии, но и прозе, критике, литературоведении. Не только о литературе ради литературы par excellence, но и о видимости литературы далеко за пределами привычных зон ее бытования. Современный российский феминизм молод (молоды участницы движения), многолюден, рассредоточен в пространстве сети, концептуально неоднороден — говорят даже о сосуществовании разных феминизмов с разными программами и повестками. Это действительно мощное и становящееся все более видимым в России движение, практически не регулируемое институтами и агентами власти, носящее интернациональный характер, озвучивающее зачастую леволиберальные идеи и существующее вне рамок государственной цензуры, хотя и сталкивающееся с нею, если вспомнить нашумевшее дело художницы и ЛГБТ-активистки Юли Цветковой, в поддержку которой летом этого года Центр Вознесенского организовал поэтический фестиваль.

Мощнейшим драйвером литературного феминизма выступает платформа Ф-письмо на Syg.ma, организованная поэтессой и философиней Галиной Рымбу вместе с участницами петербургского семинара «Ф-письмо». Семинар, который работает с 2017 года по сей день, посвящен теории и художественным практикам феминизма и исследует логики женского, фем- и квир-письма. Функционирующая как полноценный сетевой журнал (есть редакционный совет) платформа публикует поэтические подборки, переводы, статьи и рецензии. Обращу внимание на в некотором роде программную статью Анны Голубковой «О гендерном насилии в современном литературном сообществе», написанную специально для круглого стола, посвященного проблемам гендерного насилия, который организовала премия Драгомощенко в 2019 году. Голубкова, в одной из предыдущих своих статей обнародовавшая статистику публикаций в толстых литературных журналах, которая указывала на гендерное неравенство в современной литературе, развивает тезис об «абсолютном мужском доминировании в области производства культурных смыслов» и отсутствии понимания, что собой представляет «женский текст». «Много веков подряд главным и единственным адресатом женского текста были мужчины и мужская культура в целом. Поэтому женщины писали так, как они должны были писать по мнению мужчин». Женщины, обреченные на вынужденное молчание, неизбежно становятся пособницами культуры насилия в литературном сообществе — пришло время менять ситуацию. Женских голосов должно быть много, женщины должны находиться в зоне литературной видимости.

Риторика #MeToo, в целом поддерживаемая участницами «Ф-письма», зачастую сопровождается артикуляцией утопических представлений феминизма. Поэтесса и активистка Дарья Серенко в статье «Краткая история феминистского сестринства» (сентябрь 2020) обращается к понятию «сестринства». «Я не могу назвать сестринство центральным и универсальным понятием для феминист­ского движения — но оно может быть инструментом для осмысления наших отношений друг с другом, и я думаю, что у него по-прежнему есть будущее», — убеждена Серенко. «Ф-письмо» можно рассматривать именно как воплощение идеи сестринства в литературном пространстве.

На платформе можно найти большое количество поэтических подборок, дающих представление об особенностях женского письма, среди которых не последнее место занимает физиологизм/телесность, трансгрессивность — установка на преодоление эстетических и этических (имея в виду старую этику в пику новой) границ — и осознание, что личное — это политическое.


              сколько ударов головой о кафель

              может выдержать человеческая голова

              теперь это и есть прошивающее

              протыкающее ткущее новые руки

              взамен отъятых там, в лесополосе


              я и рад бы еe оборвать, убрать

              различить, излечить


                                (Станислава Могилева)


Эпохальным можно назвать выход участниц «Ф-письма» за пределы собственного ресурса, в частности, появление большой поэтической подборки в перм­ском литературном журнале «Вещь» (2019, № 3 (20)). «Поэзия для нас — это та языковая практика, которая все время избегает “окончательного значения” (напрашивается аналогия с “окончательным решением”). Насилие — это и есть этот мир окончательных решений и значений. Поэзия ищет пути выхода из этого мира, уклоняется от языков вражды, производя другие языковые миры, в которых нет места насилию и угнетению», — пишет в предисловии Галина Рымбу. Среди авторок, представленных в журнале, — Марина Тёмкина и Лида Юсупова, осознающиеся уже как классики фемпоэзии, Елена Костылева, Екатерина Захаркив, Оксана Васякина, Любовь Макаревская, Лолита Агамалова, Елена Фофанова и др.


              мария на терапии

              говорит о марии

              вопль марии

              трава и йога не снимают боль марии

              обезболивающее призванное обезболить марию


              само по себе

              страна марии


              любое названное

              забытое слово

              потерянное свободное время марии


                                                             (Настя Денисова)


Участницы «Ф-письма» стали героинями спецпроекта портала «Такие дела» и журналистки Марии Бобылёвой «Поэтика феминизма», увидевшего свет в июле этого года. Здесь можно найти биографии Галины Рымбу, Оксаны Васякиной, Елены Костылевой, Лолиты Агамаловой, Лиды Юсуповой, Екатерины Симоновой, Дарьи Серенко, большие фрагменты их текстов, видеоматериалы, но главное — сделана попытка основательно разобраться, что такое фемпоэзия. «Фемпоэзия (или феминистская поэзия, или феминистское письмо) — это поэзия от лица женщин или небинарных людей, имеющих опыт женской гендерной социализации, отражающая в себе идеи феминизма». Популярный стиль изложения материала сопровождается увлеченностью предметом описания. «Я надеюсь, что те, кто начнет читать это, поверит мне, что к концу им станет чуть понятнее — и приятнее, даже если в начале их будет коробить тема и сами стихи. Фемпоэзия — это очень сильно про жизнь, которая вот она, происходит здесь и сейчас», — уверена Мария Бобылёва, заканчивающая обширный материал написанным первый раз в жизни верлибром.

Показательно, что в проект попал в том числе громкий скандал вокруг стихотворения «Моя вагина» Галины Рымбу, произошедший незадолго до выхода «Поэтики феминизма». «Мою вагину», уже переведенную на целый ряд языков, на русском языке недавно опубликовал журнал «Шо» (2020, № 9–11 (173–175)).

Будучи наиболее видимым, «Ф-письмо» все же не единственный агент феминизма в современной литературе. Выстраивание женского канона в искусстве — задача целого ряда критиков и филологов. В частности, немало в этом направлении сделано Марией Нестеренко и порталом «Горький», а также Еленой Георгиевской и альманахом «Артикуляция». Из последних публикаций обращаю внимание на рецензию Марии Нестеренко на книгу Мари Дарьесек, посвященную недолгой жизни художницы Паулы Модерзон-Беккер («Горький», 4 сентября 2020). «Задача Дарьесек — не просто рассказать о жизни талантливой художницы и незаурядной женщины, ее цель — обозначить присутствие Паулы Модерзон-Беккер в этом мире». В № 10 альманаха «Артикуляция» привлекает внимание статья Елены Георгиевской о феминистской прозе 1990-х и сборнике «Чего хочет женщина…» (1993): «Некоторые молодые писательницы-феминистки говорят, что дерзкой женской прозы на русском языке очень мало, а в девяностые вовсе не было. Это не так: женских текстов, выламывающихся из любых стандартов, от моральных до стилистических, хватало…» В продолжение этого разговора в № 11 помещен материал Светланы Василенко «Новые амазонки. Об истории первой литературной писательской женской группы» (перепубликация из более ранних источников с постскриптумом 2020 года): «В 1988 году в России появилась литературная группа женщин-писательниц “Новые амазонки”. Осмелюсь утверждать, что это первая группа в России за всю ее долгую историю женщин-писателей, осознавших, что они являются именно женщинами-писателями и что они творят именно женскую литературу». «Началось все вот как. В один из дождливых майских дней 1988 года в Центральном Доме Литераторов на первой конференции, посвященной экологии, я встретила прозаика Ларису Ванееву…».

Феминистская литература в России бурно развивается. Так что в ближайшее время стоит ждать новых публикаций и литературных сюжетов.




Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru