Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2021

№ 4, 2021

№ 3, 2021
№ 2, 2021

№ 1, 2021

№ 12, 2020
№ 11, 2020

№ 10, 2020

№ 9, 2020
№ 8, 2020

№ 7, 2020

№ 6, 2020

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Василий Молодяков

«Но путь укажет — Мусагет»

Книгоиздательство «Мусагет». История. Мифы. Результаты. Исследования и материалы. Составление и вступительная статья: А.И. Резниченко. — М.: РГГУ, Мемориальный дом-музей С.Н. Дурылина, 2014.

 

Сборник статей многих авторов, особенно академический, — пожалуй, самый трудный жанр для рецензирования в журнале, тем более литературном, где объем ограничен правилом «коротко о главном». Вроде бы надо перечислить всех авторов и названия их статей — нередко пространные и не всегда информативные, — никого не забыв и приняв во внимание иерархию писавших, а то врагов наживешь. Отведенный объем уже почти заполнен, а редактор в недоумении — зачем это публиковать?

Действительно, зачем в литературном журнале рецензия на академический сборник, пусть даже посвященный литературным темам? Она будет иметь смысл лишь в тех случаях, если рецензируемое издание представляет интерес не только для узкого круга или посвящено проблеме, заслуживающей особого внимания. Настоящий сборник как раз таков.

На фоне мощного подъема исследовательского и читательского интереса к Серебряному веку за последние двадцать пять лет, породившего великое множество работ самого разного качества, особенно заметно отставание в изучении издательского мира русского модернизма. Если его основные журналы, прежде всего «Весы» и «Аполлон», изучены неплохо — но ни в коей мере не достаточно, — то с издательствами дело обстоит намного хуже. У нас до сих пор нет не только обобщающих работ хотя бы об основных модернистских издательствах, но даже необходимых опубликованных материалов, включая аннотированные каталоги их продукции, а публикации об отношениях отдельных авторов с издательствами проблему не решают. Если литературную сторону их деятельности (отбор авторов, формирование портфеля, рецензирование) специалисты более-менее знают, то коммерческая сторона (гонорарная, тиражная и ценовая политика, реклама, распространение) остается неизученной. Мы можем представить себе книжный репертуар русского модернизма, но, не зная обстоятельств его появления, рискуем уподобиться генералу из щедринской сказки, уверенному, что булки в том самом виде родятся, в каком их утром к кофию подают.

«Мусагету» повезло больше других издательств этого круга (за исключением «Алконоста», относящегося к пореволюционному периоду). Он удостоился сборника статей, но еще не обобщающего исследования, необходимость которого нисколько не отменяется. Почему именно «Мусагет» — не самое крупное и не самое влиятельное из издательств русского модернизма? Разгадка проста: «Мусагет» был издательством не только литературным, но и философским, не только издательством, но группой если не единомышленников, то людей, связанных общими, преимущественно философскими интересами. Поэтому за его изучение первыми взялись не историки литературы и издательского дела (за исключением А.В. Лаврова и Г.А. Толстых), но историки философии во главе с редактором сборника А.И. Резниченко.

Сборник вырос из материалов научной конференции 2009 года, посвященной столетию основания издательства, и в силу этого стал именно сборником статей, а не коллективной монографией. Его содержание можно условно разделить на четыре блока: историко-литературный, историко-философский, философский и дурылинский (книга готовилась при ближайшем участии Мемориального дома-музея С.Н. Дурылина в Болшеве). Некоторые тексты можно отнести к нескольким блокам, поскольку те часто накладываются друг на друга.

Воздержусь от суждений о статьях на собственно философские темы (С.Я. Магид, А.В. Соболев, Н.О. Осипова, И.А. Едошина, К.В. Зенкин, Т.Н. Резвых, а также полемика С.М. Половинкина и Н.А. Дмитриевой, вынесенная в отдельный, заключительный раздел), ибо не чувствую себя достаточно компетентным для этого. Работы историко-литературного и историко-философского блоков имеют в основном «персональный» характер: имярек и — «Мусагет», выпускавшийся им журнал «Труды и дни», основатель и руководитель издательства Э.К. Метнер. Это можно приветствовать как основу для соответствующих разделов будущего обобщающего исследования. Удачным началом для него представляется статья А.В. Лаврова «Книга Эллиса “Vigelemus!” и раскол в “Мусагете”», содержание которой шире заявленной в заглавии темы. Автор кратко и точно описал замысел издательства, его первоначальную концепцию и перипетии ее воплощения, а также ввел в научный оборот интересные архивные документы, задав высокую планку.

Работы других участников посвящены взаимодействию с «Мусагетом» — прежде всего философскому, затем литературному и лишь в последнюю очередь личному — таких деятелей символизма и религиозного возрождения, как Вяч. Иванов (А.Л. Доброхотов), Ф.А. Степун (В.К. Кантор), С.М. Соловьев (М.Б. Шапошников), С.Н. Дурылин (письма к Метнеру, подготовленные Т.Н. Резвых). Вместе с опубликованными ранее материалами А.А. Блока и А. Белого (в сборнике об этих авторах говорится в эссе Б.В. Межуева) они помогают понять место и роль «Мусагета» как преимущественно символистского издательства в период после «кризиса символизма» 1910 года. Е.Г. Таран, автор монографии об издательстве «Алконост», рассматривает «Труды и дни» (в основном как замысел) в контексте «эволюции символистского “журнала для своих”». Своего рода «подблоком» можно считать работы о сложном отношении «мусагетовцев» к антропософии и антропософам, прежде всего к самому «Доктору» Штайнеру (М. Юнггрен, С.Д. Титаренко, С.Я. Магид), но специалисты по истории философии и особенно антропософии смогут дать им более квалифицированную оценку.

Как историк и коллекционер хочу особо отметить публикацию «“Антология” издательства “Мусагет” в комментариях С.Н. Дурылина», совместно подготовленную библиофилом М.Ю. Гоголиным, в собрании которого находится описываемый экземпляр знаменитой поэтической «Антологии» 1911 года с мемуарными записями Дурылина, и А.И. Резниченко, специалистом по биографии и творчеству Дурылина. Пишущий эти строки давно ратует за использование материалов частных собраний в научных работах, за сотрудничество исследователей и собирателей, поэтому начал читать сборник именно с этих страниц. Добавлю, что во вступительной статье к публикации удачно воссоздана история самой «Антологии» — одного из важнейших литературных изданий «Мусагета». Привлекает внимание и статья М.Ю. Гоголина — также с использованием материалов из частных собраний — об особых экземплярах выпущенной «Мусагетом» поэмы Ю. Словацкого «Ангелли» в переводе А.К. Виноградова.

Два ценных материала не имеют прямого отношения к «Мусагету» как издательству или кружку, но будут с благодарностью прочитаны исследователями символизма: доклад Дурылина «Бодлер в русском символизме» (публикация и комментарии Г.В. Нефедьева) и история библиотеки Дурылина, воссозданная Т.Н. Резвых на основе архивных материалов, включая описания, которые составлял сам рачительный хозяин.

Теперь следует сказать о том, чего в сборнике нет, но чему следовало бы там быть, поскольку его заглавие настраивает на разговор именно о книгоиздательстве. Самое большое упущение, на мой взгляд, — это отсутствие статей о главных работниках издательства В.Ф. Ахрамовиче (публикацией его писем к Метнеру можно было бы заменить некоторые из статей), А.М. Кожебаткине и Н.П. Киселеве, персонажах не то чтобы неизвестных специалистам, но недостаточно изученных. Приятное исключение составляет статья о В.В. Пашуканисе (если не ошибаюсь, первая в отечественной литературе), написанная его правнуком А.Р. Николаевым с использованием материалов семейного архива. Отрадно, что к ней приложен каталог его изданий, поскольку каталога продукции самого «Мусагета» в сборнике нет, а есть лишь поправки М.Ю. Гоголина к описанию Г.А. Толстых, опубликованному в 1988 году. За исключением отдельных деталей, разбросанных по статьям, неизвестной читателю осталась издательская «кухня» «Мусагета»: отношения с цензурой, гонорары, распространение книг, реклама. Если наши знания о «Мусагете» как интеллектуальном предприятии заметно обогатились, то о коммерческой стороне дела — а речь все-таки идет об издательстве — по-прежнему извест-но «ничего иль очень мало». Ничего, кроме беглых упоминаний там и тут, мы не найдем и о кружке «Молодой Мусагет», но он, пожалуй, заслуживает совсем отдельного исследования.

Сборник готовился долго и тщательно, но оказался не свободен от огрехов. Унифицировать научный аппарат такой массы разнородных материалов было непросто, но нельзя не отметить, что у поэта С.Я. Рубановича оказалось два варианта дат жизни: «?–1932» (с. 322) и «1888–1930-е?» (с. 383) — хотя правильные «1888–1930» уже известны в печати. На взгляд рецензента, научный аппарат сборника, рассчитанного на специалистов — тем более что речь идет о бумажном, а не о сетевом издании, — можно было существенно разгрузить за счет ссылок, не являющихся указаниями на источники цитат, особенно с учетом неизбежных повторов. Прежде всего это относится к биобиблиографическому словарю «Русские писатели. 1800–1917» — полагаю, первому из бумажных изданий, к которому потянется рука не только у специалиста. Ресурсы Интернета позволяют освободить комментарии в бумажных изданиях от информации, находимой в один клик, но эта тема требует особого разговора.

Посвященный «Мусагету» сборник — вклад в изучение литературы и философии русского Серебряного века, хотя жанр делает представленную в нем картину неизбежно фрагментарной. Это начало большой работы, а не итог, даже предварительный. При наличии такой книги специалистам будет проще работать, да и любитель литературы найдет в ней немало интересного и нового для себя.

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru