Эльдар Гарифуллин. Десять лет спустя. Павел Санаев. Хроники Раздолбая. Похороните меня за плинтусом+2. Эльдар Гарифуллин
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 6, 2022

№ 5, 2022

№ 4, 2022
№ 3, 2022

№ 2, 2022

№ 1, 2022
№ 12, 2021

№ 11, 2021

№ 10, 2021
№ 9, 2021

№ 8, 2021

№ 7, 2021

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Эльдар Гарифуллин

Десять лет спустя

Павел Санаев. Хроники Раздолбая. Похороните меня за плинтусом-2. Роман. — М.: ACT, 2013.

В 1996 году в журнале «Октябрь» вышла повесть Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом» и была отмечена премией за лучший дебют. В 2003-м ее издали отдельной книгой, которая быстро стала бестселлером. И вот десять лет спустя появилась вторая часть. За эти годы Санаев успел побывать членом жюри «Русского Букера» и снять четыре фильма, а его первая книга после экранизации стала еще более популярной. На этой популярности и решили сыграть издатели, когда озаглавили вторую книгу — «Хроники Раздолбая. Похороните меня за плинтусом — 2».

Они прекрасно понимали, что это никакой не сиквел: другие герои, другой стиль, да и само слово «плинтус» в книге нигде (кроме как на обложке) не появляется. Словом, это самостоятельная книга, а названа она так только из-за нехитрого расчета: привлечь как можно больше читателей.

Главный герой книги уже не Саша Савельев, а Раздолбай. У него нет имени, нет твердых убеждений, нет четкого понимания, чем он хочет заниматься. Однако Раздолбай не типичный герой-неудачник: он осознает свою слабость и хочет измениться. В его жизни появляются новые друзья, которым Раздолбай во многом завидует. Они все интересные люди, имеющие собственное мнение по многим вопросам, а Раздолбай молод и зелен, его легко смутить и переубедить. Он мечется от одного знакомого к другому и пытается найти себя.

Наиболее харизматичный из друзей Раздолбая — Мартин. Эдакий Остап Бендер, Дон Кихот и Сократ в одном лице. Провокатор, авантюрист, любитель красивой жизни. Он такой во многом благодаря богатым родителям, учебе в МГИМО и связям с нужными людьми. Он ненамного старше Раздолбая, но знает намного больше о жизни и людях.

Другой герой — Миша: талантливый скрипач, который убеждает Раздолбая поверить в Бога. Раздолбай все время в сомнениях — стоит ли следовать за компанией Мартина, получать удовольствие и брать от жизни все или надо делать хорошие дела и сохранять в себе совесть. Если Бог для него и есть, то это некто, с кем можно договориться по принципу «ты — мне, я — тебе»:

«— Ну, Бог, ты даешь! — с улыбкой думал он [Раздолбай] по пути в институт. — Сам бы я никогда не начал этот разговор с мамой, ты подсказал. Неужели ты все-таки есть?

— Конечно, есть, — отозвался внутренний голос.

— И если тебя слушаться, все будет получаться к лучшему?

— Всегда.

— Я буду! Мне понравилось».

Наивные диалоги с внутренним голосом занимают порой целые страницы и выглядят комично. Но таков герой, так он ищет себя и свой путь.

Действие романа происходит в 1990—1992 годах, на сломе эпох. Еще вчера Раздолбай жил в одной стране, а сегодня — уже в другой. Постоянные сомнения заставляют его интенсивно думать, он начинает задумываться над ситуацией в стране и делает довольно любопытное наблюдение. Он замечает, что вошел в силу новый тип людей, которых раньше не было или которые раньше были не у дел. Раздолбай их называет Барракудами, остальных же, не сумевших устроиться в новых условиях, — Лещами:

«Барракудами Раздолбай называл людей, которые были единственными, кто чувствовал себя в новой соленой жизни словно в родной стихии. До разрушения плотины их как будто не существовало. Наверное, если продолжить аналогию с водоемом, они плохо переносили пресноводье и жили, забившись глубоко в тину. Как только вода стала соленой, они выплыли и зажили вволю, гоняя врассыпную Лещей и Карпов. Барракуды были, как правило, крепкими мужчинами около тридцати или такими же крепкими парнями за двадцать. <…> Для Барракуд не существует «этических дилемм», они руководствуются выгодой. Они могут в Москве-реке утопить, если им это выгодно».

Это деление на слабых и сильных, на людей с комплексами маленького человека и людей, для которых нет ничего святого, очень похоже на размышления Раскольникова, причем Раздолбай понимает, что сам он — Лещ, но он не хочет с этим мириться и хочет быть Барракудой:

«Чтобы стать Барракудой, Леща надо в себе убить! Если я хочу жить Барракудой, мне придется увольнять людей, отказываться от сделок, вышвыривать использованных партнеров, мало ли что еще… Даже если бы у меня были десять тысяч, это полезно было бы совершить только ради того, чтобы Леща истребить в себе! Для настоящего Барракуды и вопросов бы таких не возникло — продать или продавать. Если я об этом задумываюсь, это лишнее доказательство того, что до Барракуды мне еще далеко. А вот надо заставить себя! Не думать, Барракуда я или нет, а поступить, как Барракуде положено».

Однако внутренний голос убеждает в обратном: «— Ты не Барракуда и никогда им не будешь, но это не единственный путь, — твердо и даже сурово заговорил голос. — У тебя есть дело, способности, которым ты никогда не уделял должных усилий. <…> Ты еще не проиграл жизнь, но у тебя остался единственный шанс — картина, которую ты придумал».

А картина имеется в виду следующая: «Раздолбай представил, как большой черный джип, похожий на карету волшебника, мчится по улице, запряженный тройкой коней, и Барракуда в кожанке, высунувшись из люка, нахлестывает кнутом мокрые от пота лошадиные крупы». Перекличка со сном Раскольникова здесь выходит в открытый прием. Окликает автор и других классиков: тройку (хрестоматийный гоголевский образ России) запрягли в иностранный джип, который похож на карету волшебника. Не Воланд ли (чье имя несколько раз упоминается в романе) имеется в виду под этим волшебником? Внутренний голос продолжает: «— Самое дорогое — это жизнь, которую ты почти проиграл и за которую должен дать последний бой. У тебя нет на эту битву двадцати лет, есть три года до конца учебы — время пошло. Ты должен нарисовать картину, которую придумал, настолько хорошо, насколько возможно».

Тут вспоминается гоголевский Чартков, который тоже собирался за три года стать хорошим художником: «Теперь я обеспечен по крайней мере на три года, могу запереться в комнату, работать. На краски теперь у меня есть; на обед, на чай, на содержанье, на квартиру есть; мешать и надоедать мне теперь никто не станет: куплю себе отличный манекен, закажу гипсовый торсик, сформую ножки, поставлю Венеру, накуплю гравюр с первых картин. И, если поработаю три года для себя, не торопясь, не на продажу, я зашибу их всех и могу быть славным художником».

Чарткову, когда он произносил эти слова, было двадцать два года, почти столько же и Раздолбаю. Чартков не выполнил своего плана, он стал продажным художником, сошел с ума и погиб.

Раздолбай влюбляется в героиню, которая сразу говорит ему, что для нее главное в жизни — игра на фортепиано, а для чувств она закрыта. Узнаем «Ионыча». Раздолбай на протяжении всей книги пытается добиться ее любви, но героиня уезжает в Лондон…

Раздолбай на распутье — превратиться в Барракуду или остаться Лещом, но попытаться стать хорошим художником. Колоритные друзья Раздолбая в новой России не находят себе места; один уезжает в Италию, другой — в Гамбург, третий оказывается за решеткой, а любимая девушка — в Лондоне. Только Мартин никуда не собирается, потому что «нигде в мире нет лучших шансов», кроме как дома. А что же станет с Раздолбаем?

В конце книги, на самом интересном месте, нас ждет неприятная фраза:

ОКОНЧАНИЕ

В КНИГЕ

«ХРОНИКИ РАЗДОЛБАЯ-2»

Такой грубый пиар-ход — разделить книгу на две части, когда вторая еще даже не написана, — самое худшее, что могут сделать для читателя автор и издатель. Наверное, это издержки второй профессии автора и влияние телесериалов, однако совсем не хотелось бы, чтобы эта тенденция с его легкой руки пришла в нашу литературу.

Книга получилась довольно остроумной и, наверное, полезной молодым людям, которым около двадцати лет и они еще точно не знают, чего от жизни хотят. И все же в ней много разжевываний: если какой-то тезис появился однажды, то можно быть уверенным — нам повторят его еще как минимум несколько раз. Автор так переживает за читателя и боится, что тот не поймет с первого раза? Или он просто хочет увеличить количество страниц?

 

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru