Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 10, 2020

№ 9, 2020

№ 8, 2020
№ 7, 2020

№ 6, 2020

№ 5, 2020
№ 4, 2020

№ 3, 2020

№ 2, 2020
№  1, 2020

№ 12, 2019

№ 11, 2019

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Лидия Ким

Константин Коровин. «То было давно… там… в России…» Воспоминания, рассказы, письма: В двух книгах

Проза художника

“То было давно... там... в России...”: Воспоминания, рассказы, письма: В двух кн. /
К.А. Коровин
. Сост., вступ. ст. Т.С. Ермолаевой; прим. Т.С. Ермолаевой и Т.В. Есиной. — М: Русский путь, 2011.

Двухтомник “То было давно... Там… В России…” — сборник сочинений Константина Коровина под синей обложкой, кирпично-тяжелый — вместивший в этой картонно-бумажной тяжести целую жизнь.

Целую человеческую жизнь, просмотренную человеческими же глазами: детство — родители и школа; юность — художественное училище, институт, новые знакомства; зрелые годы — вынужденная эмиграция, болезнь жены; и старость — нищета, покинутость, смерть лучшего друга.

Этот двухтомник, опубликованный в издательстве “Русский путь”, открывает нам совершенно нового Константина Алексеевича Коровина — не художника-импрессиониста, любимца публики, работника Большого театра, а писателя, без прикрас, но все же в удивительно светлых тонах рассказывающего о своей жизни, такой разной и наполненной трудностями.

Коровин-писатель на протяжении всей жизни будто следовал за Коровиным-художником по пятам, слово в слово записывая все, что тот видел и чувствовал. Проходя по улице, схватывал голоса, так по-разному звучавшие в разные годы, делал пометы в дневнике и шел дальше, сохраняя в бумажной памяти то завтрак в большой семье, то встречу с нищим или солдатом, то вечер в компании коллег-художников. И с каждым написанным словом произошедшее, спасенное от забвения, ширилось, и тем Коровин спас для нас былое — старую Россию, ее быт, сохраненный в мемуарах художника до мелочей, ее потрясения — Коровин пережил революцию и эмиграцию, — ее победы.

В истории жизни одного человека — представителя интеллигенции, художника и дворянина — отразилась судьба целой страны. Страны, ушедшей навсегда, вместе с царской семьей, вместе с “философским пароходом”, одновременно с которым и Коровин покинул Россию. Ушедшей, но оставившей свой след.

И именно этим отголоском прежних времен стали мемуары, рассказы, очерки К.А. Коровина, опубликованные в большинстве своем впервые в данном издании. Измученный тоской по Родине в вынужденной эмиграции, Коровин создал, возможно, не уникальный, но очень точный образ России — светлой, любимой и такой разной. Все произведения в двухтомнике написаны в теплых тонах — и это несмотря на то, что жизнь художника-мемуариста была очень непростой — болезнь и ранняя смерть жены, изгнание, трудности за границей, инвалидность и попытка самоубийства сына. Но обо всем этом мы узнаем лишь из писем, также частично опубликованных в двухтомнике “Это было давно… Там… В России...”. Художественные же произведения Коровина преисполнены радостных, теплых воспоминаний и, хотя, согласно многим свидетельствам современников, характер Константин Алексеевич имел непростой и часто вступал в конфликты с ближними, в его рассказах мы не найдем, пожалуй, ни одного дурного слова о его друзьях и знакомых.

Самым близким другом художника был Федор Шаляпин. Именно ему посвящено множество рассказов Коровина и даже целая книга: “Шаляпин: встречи и совместная жизнь”, опубликованная во втором томе данного издания. Между Шаляпиным и Коровиным была по-настоящему крепкая дружба. Вместе они пережили самые сложные времена, времена страха за свою семью и жизнь — революцию. И во многом именно смерть самого близкого друга в 1938 году была причиной смерти Коровина: гибель Шаляпина стала для него сильным ударом.

Немалый интерес представляют также впервые опубликованные письма Коровина. Именно в письмах раскрывается коровинская тоска по Родине, становится очевидным бедственное положение эмигрировавшего художника: несколько раз, связавшись с недобросовестными дельцами, он лишался картин, не получив за них ни копейки, тратил большие деньги на лечение жены и сына, жил в самых дешевых квартирах на окраинах Парижа.

Во многом именно нищета и болезнь подтолкнули Коровина к обращению к писательскому ремеслу: серьезные проблемы со здоровьем не позволяли ему подолгу стоять у мольберта, и он заменил изобразительное искусство искусством слова, чтобы хоть чем-то обеспечивать себя и свою семью.

Занятия литературой стали для Коровина единственной отдушиной в то тяжелое время. Он начал писать и работать в редакции уже пожилым человеком, не жалея сил для того, чтобы овладеть этим новым для себя ремеслом. Количество написанных Коровиным рассказов поражает: оба тома насчитывают в сумме около 2500 страниц.

В первом томе данного издания опубликованы мемуары художника, в основном сосредоточенные на воспоминаниях Коровина о детстве и годах, проведенных в России. Озаглавлены мемуары просто: “Моя жизнь”. В них ярко проявляется не только писательский талант Коровина, но и его натура художника: он создает прекрасные словесные пейзажи, очень внимателен к деталям, ко всему видимому.

Также первый том включает воспоминания 1917 года. В этом произведении Коровин, схватывая разные голоса, фиксируя случаи, создает объемный образ революции — он смотрит на нее изнутри, освещая не положительную и не отрицательную ее сторону, а сторону жизненную, реальную. И в этой теме художник воздерживался от резких суждений, несмотря на то что очень тосковал по прежней, дореволюционной России и жалел о ее утрате.

Оставшуюся часть первого тома занимают “ранние” рассказы художника и писателя, датируемые 1929—1935 годами. В большинстве своем они, так же, как и мемуары, посвящены жизни Коровина в России: тут и воспоминания о детстве, и шутливые очерки из жизни студентов художественного училища, и описание охоты. Рассказы Коровина — как правило, небольшого объема и написаны простым языком. Но именно эта простота, ненавязчивость делают его произведения очень притягательными.

Во втором томе опубликованы рассказы 1936—1939 годов (они, как и в первом, занимают основную часть), книга “Шаляпин: встречи и совместная жизнь”, а также — в разделе “Из неопубликованного” — прозаическое произведение, озаглавленное “Охота... Рыбная ловля... Коля Куров”, и письма. “Охоту...” художник писал в сложный для него и его семьи период — после предпринятой сыном попытки самоубийства, для поддержания в нем жизненных сил.

В разделе “Письма” представлены не изданные ранее материалы из отдела рукописей Государственной Третьяковской галереи: отрывки из переписки Коровина с И.К. Крайтором и С.Ф. Дорожинским. В этих письмах Коровин делится с адресатами своими планами и замыслами, рассказывает о продаже картин, ходе работы над ними и о своих впечатлениях.

Во вступительной статье авторства Т.С. Ермолаевой даны достаточно подробная биография К.К. Коровина (но не как художника, а именно как писателя) и краткий обзор его творчества. Также в данном издании доступны примечания (Т.С. Ермолаевой и Т.В. Есиной), а конце второго тома — алфавитный перечень рассказов и указатель имен. При подготовке данного издания проделана большая работа по сбору и кодификации материала, многие вещи публикуются впервые, и данный двухтомник, по сути, — первый крупный свод литературных произведений Коровина.

Настроение, суть всех опубликованных в данном издании рассказов, писем, очерков как нельзя лучше отражены в названии — последней строчке коровинского рассказа “В сочельник”: “То было давно… Там… В России...”. Ведь в этой фразе есть все: и нежные, ностальгические настроения писателя, и его осознание безвозвратности былого, и грусть от изгнания из родной страны — не с ее территории даже, но из прошлого, разрушенного революцией. Безусловно, и этот двухтомник, и все творчество Константина Алексеевича Коровина стали памятником той, ушедшей России.

Лидия Ким



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru