Дильбар Кладо. Invirofilm. Международный фестиваль экологических фильмов. Дильбар Кладо
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2022

№ 4, 2022

№ 3, 2022
№ 2, 2022

№ 1, 2022

№ 12, 2021
№ 11, 2021

№ 10, 2021

№ 9, 2021
№ 8, 2021

№ 7, 2021

№ 6, 2021

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Дильбар Кладо

Invirofilm. Международный фестиваль экологических фильмов

Фестиваль как повод

Invirofilm. Международный фестиваль экологических фильмов. Банская Быстрица, Зволена, Банская Штявница (Словакия). Май 2002 г.

Видели бы вы, как проходят международные фестивали экологических фильмов у нас в Петербурге. “Со звериной серьезностью”, — сказал бы Зубр, он же Тимофеев-Ресовский. Впрочем, так же и в другом “бурге” — Фрайбурге, в котором Институт Экомедиа, пожалуй, пионер в проведении экологических фестивалей, допускает в свои программы кроме просмотров и дискуссий только одну вольность — встречу с руководством города, иногда с шампанским.

Между тем фестиваль (франц. festival — празднество, от лат. festivus — веселый, праздничный) прежде всего массовое празднество, включающее показ достижений в области музыки, театра, кино, эстрады...

Международный фестиваль экологических фильмов и программ “Invirofilm”, который в мае этого года проходил в Словакии уже в восьмой раз, пожалуй, ближе всех к истине, записанной в энциклопедии. Он массовый: проходил одновременно в трех городах. Показ фильмов чередовался с выступлениями профессиональных и самодеятельных артистов, а иногда и совпадал с ними по времени. В эти же дни проходили выставки детского рисунка на экологические темы, конкурсы, соревнования между школьниками всех возрастов на лучшее знание природы. Вручение призов было в средневековом замке в присутствии разного административного начальства, вплоть до министра окружающей среды. На просмотрах — в основном организованные дети и до десятка взрослых, а вот на заключительном банкете, впрочем, как и на банкете, посвященном открытию фестиваля, взрослого народу было раз в пятнадцать больше. И всем хватило, и осталось. Фестиваль, финансируемый в основном государством, здесь всегда проходит как всенародный праздник, так что невольно подумалось: не является ли защита окружающей среды в Словакии национальной идеей?

Большинство фильмов, показанных на главной площадке — в Музее Словацкого народного восстания в Банской Быстрице, — о мире животных. Т.е. о том, как это у черепах, ящериц, саламандр, шакалов, гиен, лягушек и пр. на островах, материках и в океанах. Школьники оживлялись при сценах насилия (крови в мире животных много) и секса. Эти полнометражные фильмы демонстрируют большие возможности современной съемочной техники и почти не оставляют возможности для раскрытия творческого потенциала авторов. Текст удовлетворяет любопытство зрителей, подробно объясняя происходящее на экране. Эмоции, анализ, комментарии здесь неуместны. Но вдруг — пятиминутный испанский фильм-песня “Никто не любит тебя” (“Nobody Loves You”, Leonardo Blanco). Фильм об акуле, но без крови, о любви, но без секса. Акула в глубине океана в ритме музыки как бы исполняет танец одиночества, а песню как бы поет водолаз и как бы аккомпанирует себе на гитаре. Авторы тактично уклоняются от показа жестокого промысла акулы, показывая лишь сувенирные лавки с плавниками и челюстями, а также разделочные цеха и мелькание рук. В финале — разбитая гитара на дне океана. Этот фильм не вписывается в рамки привычных жанров — не научно-популярный, так как ничего научно не объясняет и не популяризирует, не документальный, так как на самом деле водолазы с гитарами не плавают в океане, не художественный, так как здесь нет артистов в привычном понимании слова. Это фильм-фантазия, фильм-игра, фильм-придумка, просто плод гуманистического воображения.

Вообще, просветительское кино, кажется, не имеет жанровых границ. И это хорошо. Немецкие кинематографисты из года в год привозят на экологические фестивали детские игровые фильмы и телепрограммы с научно-популярными элементами. Постоянный ведущий телевизионного цикла Петер снимает некоторые из своих незамысловатых сюжетов на дачном участке. В дачном домике Петера есть все необходимое для натуралиста. На этот раз он разыгрывает спектакль с… улитками (“Peters Snail Rail”). Сосед не может смириться с улитками на грядке с капустой и уже вызвал “химическую “скорую помощь”. Петер ему подробно рассказывает о жизни улиток. А затем предлагает устроить соревнование, выбрать улиток и пустить их по столу. Чья улитка первая придет к финишу? Азарт игроков передается и зрителям. Но… не дойдя до финиша, улитки занялись любовью прямо на столе. Ну как можно травить таких лапочек? Прибывших в защитных комбинезонах и респираторах “химиков” отправляют назад.

Когда-то наша Студия научно-популярных фильмов тоже делала фильмы о природе для детей. Увы, экологического просвещения с помощью кино или видео у нас давно нет. Дорого. И никакие спонсоры это государственное дело на себя взваливать не будут. Немецких фильмов на фестивале было номинировано больше всего. В своем стремлении рассказать всем про все и имея финансовые возможности это сделать, немецкие кинематографисты путешествуют по всему свету и снимают сюжеты порой неожиданные, но на первый взгляд скучные и для широкой аудитории неинтересные. Однако как знать… Ну, например, долгий фильм “Ваниль — духи Мадагаскара” (“Vanilla — the Scent of Madagascar”, Heinz von Matthey) — о том, как выращивают ваниль и где прослеживают весь ее путь от поля до прилавков Европы. Другой такой же долгий фильм можно было бы по аналогии назвать “Чеснок — духи Китая”, но назвали его авторы — “Лучший чеснок под солнцем” (“The Best Garlic Under the Sun”, Elke Sasse). Так же, как и названия, незатейливы и сами фильмы. Вот чеснок сажают, вот выращивают, вот собирают, сортируют, укладывают, погружают на телеги. Отвозят скупщикам, те — посредникам, далее — на упаковочную фабрику. И наконец, чеснок на обеденном столе — в доме, офисе, ресторане… Наши вещательные компании заподозрили бы в подобных фильмах “джинсу”, т.е. скрытую рекламу. А может, это так и есть? Тогда при чем тут фестиваль? Впрочем, знаменитый французский фильм “Мужчина и женщина” тоже снимался как реклама автомобиля. Но каков результат!

Иран (!) представил три очень симпатичных мультфильма, нарушивших исламский запрет изображать человеческие лица. Напротив, герои фильмов — дети разных народов — спасают землю от экологических напастей.

Фильмов социально-экологических было сравнительно немного, но победителем все же стал именно один из них — индийский фильм “Свобода!..” (“Freedom!..”, Amar Kanvar). Индия больше не английская колония, она свободна. Но сегодня люди вынуждены бороться против иностранных компаний, захватывающих их землю и воду. Землю и воду, которые их кормят. Сотни демонстрантов вышли на митинги протеста против строительства большого порта и индустриального парка в Кутче. Однако на стороне бизнеса — полиция. Камера фиксирует, как полиция разгоняет нищую толпу, как пускает в ход сначала дубинки, затем огнестрельное оружие. Похороны лидера, убитого полицейскими, превращаются в еще более мощную демонстрацию. Но ничто не может остановить “свободу предпринимательства”, сулящего немалые доходы.

После индийского фильма истории о том, как преследуют экологических активистов в России, как сажают их в тюрьмы (“Эффект ящерицы”, Дильбар Кладо), показались просто легкими недоразумениями.

Экологические фильмы с социальной проблематикой всегда трагичны. Сам факт создания таких фильмов — тоже борьба. А значит, и надежда.

Последний день фестиваля был спортивным. Просмотров не было вовсе, зато была экскурсия в Нижние Татры на горнолыжные курорты, стадион для соревнований по биатлону, комплекс для любителей гольфа. А вечером на центральной улице Банской Быстрицы, сплошь заставленной столиками, сидели, то замирая от напряжения, то взрываясь торжествующими криками, не отрывая глаз от телевизоров, хоккейные болельщики всех возрастов. Шел финальный матч Россия — Словакия. Наша разноязыкая команда гостей фестиваля радовалась успехам вместе со всеми. И вместе со всеми победила. И вместе со всеми плясала на площади под теплым весенним дождем, пролившимся сразу после того, как множество петард одновременно разорвались в темном небе.

Дильбар Кладо



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru