Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 11, 2020

№ 10, 2020

№ 9, 2020
№ 8, 2020

№ 7, 2020

№ 6, 2020
№ 5, 2020

№ 4, 2020

№ 3, 2020
№ 2, 2020

№  1, 2020

№ 12, 2019

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Юлия Рахаева

Жак Сегела. Национальные особенности охоты за голосами




О черном пиаре — с любовью

Жак Сегела. Национальные особенности охоты за голосами. М.: Вагриус, 1999. — 264 с., 5000 экз.

Чем ближе президентские выборы, тем больше хочется, чтобы были они, простите за банальность, чистыми и честными. И тем яснее понимаешь, что это, увы, невозможно.

В конце августа прошлого года, то есть за некоторое время до официального начала прошлой предвыборной кампании (в Госдуму), была подписана в печать книга “Национальные особенности охоты за голосами”. Автор — француз Жак Сегела, делатель президентов — делится на ее страницах своим специфическим опытом вообще и конкретными рецептами в частности. Один из них (рецептов) таков: чтобы победить, достаточно выбрать правильного кандидата. Столь же умно, сколь и лукаво. Во Франции он “правильно” выбрал Франсуа Миттерана и дважды помог ему стать президентом, недавно он снова “поставил” на социалиста — Лионеля Жоспена. Пока его протеже “всего лишь” премьер-министр Франции, но ведь еще и не вечер... В Австрии он “сделал” президентом Франца Враницкого, в Венгрии — Йожефа Анталла, в Болгарии — Желю Желева, в Польше — Александра Квасневского...

В России он в 1991 году предложил свои услуги Борису Ельцину. Услуги отвергнуты не были, работа началась. Дело дошло даже до съемки ударного клипа. Идеи француза были одобрены, а вот его предложение снять клип за свой счет — нет. Переговоры вел Бурбулис, который дал понять, что деньги есть. Работа закипела, предварительный этап был быстро завершен, вот-вот должны начаться съемки, как вдруг... Короче, Ельцин потребовал денег за съемку в собственном рекламном клипе! Чтобы было нагляднее, представьте себе: памперс, сникерс или прокладка, которым надоел диктат наглых рекламщиков, поднимают бунт и отказываются сниматься в рекламе, требуя денег. Короче, Ельцина избрали без французского участия, чем Сегела был изрядно уязвлен. Следы этой обиды легко найти в соответствующей главе книги. Так, говоря о прошлом Ельцина, Сегела вытаскивает то, о чем у нас принято умалчивать — если ты, конечно, не активный деятель “непримиримой оппозиции”: “Первым его успехом на этом поприще (на посту персека Свердловского обкома. — Ю. Р.), не нашедшим отражения в официальных биографиях, была реорганизация местного ГУЛАГа. Повышение производительности принудительного труда — прекрасное начало для будущего освободителя!”

За последнее время в наш обиход вошло словцо “пиар”. Начав свой путь как аббревиатура, оно стало быстро развиваться и теперь уже само образует новые слова — например, “пиарщик”. Пиар бывает белый, серый и черный. Черный, если я ничего не напутала, это когда пиарщик ставит не столько на достоинства своего протеже, сколько на недостатки его противника(-ков). Сегела в свое время приготовил для Миттерана карточку, разделенную на две колонки: в одной перечислялись его (Миттерана ) слабые стороны, которые он должен превратить в сильные, в другой — изъяны его противника. Во время предвыборной кампании Франца Враницкого один из основных оппонентов в какой-то момент стал особенно опасен: он перехватил голоса сошедших с дистанции правых, а также молодежи, — и вот что по этому поводу пишет Сегела: “К счастью (! — Ю. Р.), и у него вырвалась маленькая самоубийственная фраза: “В “Третьем рейхе” проводилась прекрасная политика полной занятости, обеспечить которую не способна нынешняя правящая партия”. По совести говоря, если человек, исповедующий подобную идеологию, приходит вторым к финишу президентской гонки, счастье тут весьма сомнительное...

Жак Сегела — автор так называемой волновой теории. Суть ее в том, что люди, принимающие решения: журналисты, политики, артисты и т.д. (во Франции их, по его мнению, три тысячи человек), запускают один и тот же слух — вместе они создают такую приливную волну, которая может затопить всю страну. “Слух нужно подкармливать, если хочешь, чтобы он расширился” , — утверждает Сегела. Именно при помощи этой теории демократ Желю Желев сместил в Болгарии социалиста Петра Младенова — была пущена в ход видеокассета, на которой последний за полгода до избрания президентом произносит фразу: “Лучше всего пустить в ход танки”. Сам Младенов этот факт яростно отрицал и называл фальсификацией, но в отставку, тем не менее, подать пришлось. Был ли мальчик — Сегела не уточняет, главное, теория сработала... Для тех, кому показалось, что Сегела сознательно способствовал триумфу демократии, процитирую самого господина француза: “...за пределами Франции я готов встать под знамена кандидата независимо от его политической ориентации”.

Впрочем, есть политическая сила, которая господину Сегела неприятнее остальных. Это, конечно, коммунисты, даже если они, как в Болгарии, переназвались в социалистов. И француза легко понять: “Метод коммуняки (думаю, переводчик адекватно перевел соответствующее энергичное французское словцо. — Ю. Р.) избрали гнусный. Пока оппозиция организовывала митинги и концерты в городах, партия прочесывала деревни, от двора к двору, запугивая крестьян: “Если не проголосуете за социалистов, потеряете работу, безработным станет и ваш сын, а вашу дочь изнасилуют иностранцы с Запада...” В городах запугивали грядущими невыплатами пенсий. Надеюсь, что в Болгарии ничего подобного с приходом демократов не произошло, хотя точно не знаю — не была.

Справедливость, однако, требует сказать, что в Польше Сегела поддержал как раз бывшего коммуняку, больше того, министра коммунистического правительства Квасневского, который с его помощью блестяще выиграл у демократа Валенсы.

Может показаться, что я придираюсь к хорошему человеку по мелочам. Ну, не все в порядке у него с этикой и с принципами — так где ж их сегодня взять, этичных и принципиальных? Зато Сегела работает не покладая рук, причем, почти sine pecunia, неся бедным угнетенным народам Восточной Европы радости современной цивилизации. “Не надо забывать, — напоминает Сегела, — что первыми на улицы городов восточноевропейских стран вышли не избиратели, а покупатели. Детонатором этих народных выступлений стала реклама, которая ежедневно мелькает на наших экранах. Именно реклама, являющаяся самим олицетворением счастливой жизни и наслаждения, породила чувство зависти у жителей Восточной Европы”. А мы-то, дураки, думали, что на улицы выходили за идеи! “Каждый мечтает о богатстве, — продолжает философствовать Сегела. — И со временем оно придет.” “Для этих народов, на протяжении столь долгого времени лишенных мечты, реклама связывалась со свободой. Выступая счастливым свидетелем западного образа жизни, она в конце концов превратилась в символ счастья. Если у нас она лишь помощник потребления, то у них она его опора. Раз есть реклама, значит, есть и продукт, а следовательно — изобилие, успех, богатство. Все это — атрибуты либерализма, обыденного на Западе и столь вожделенного на Востоке Европы”. Как говорится, умри, Денис, в нашем случае — Жак... Понимаю, что злоупотребляю вниманием читателя, но вот последняя цитата: “Coca Cola” — юность, “M a rlboro” — мужественность, “McDonald” — семья, “Levis” — свобода, “Nike” — ответственность. Пять самых крупных торговых марок мира стали таковыми, воздев на щит свою мораль. Американский образ жизни. Рекламный образ жизни”. Так что Виктор Пелевин в своем недавнем, но уже знаменитом романе, в сущности, мало что придумал, — так, слегка преувеличил...

Есть хорошая старая поговорка: “Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты”. Так вот, в России Сегела задружился с небезызвестными С. Ф. Лисовским и В. А. Евстафьевым. Первый известен больше — его имя всплывало в связи с громкими скандалами и даже с одним заказным убийством. Кроме того, он является “П. корректором” (наверное, почетным корректором, ведь трудно же себе представить этого мужественного красавца , бывшего комсомольского вожака, ныне — крупного бизнесмена, держащим корректуру!) издательства “Вагриус”. Напомню, что именно в этом издательстве вышла книга Жака Сегела, а С. Ф. Лисовский — автор предисловия. В. А. Евстафьев обычно оказывается рядом, когда тяжело. Физически — как в случае с коробкой из-под ксерокса. Или морально — как при написании общей книги “Как победить на выборах. Избирательные политические коммуникации”. Кстати, введение к этой книге написал не кто иной, как Жак Сегела. Басня “Кукушка и петух”. Не знаю, есть ли подобная у француза Лафонтена, но у русского дедушки Крылова точно имеется.

Вернусь к тому, с чего начала. “Когда такие люди в стране” — российской ли, французской — есть, и они нам рассказывают, как победить на выборах (потому что знают, знают, как!) — ни в чистые, ни в честные выборы не верится.

Юлия Рахаева

 

 





Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru