Триптих Катарине. Стихи. Арман Комаров
Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
№ 7, 2024

№ 6, 2024

№ 5, 2024
№ 4, 2024

№ 3, 2024

№ 2, 2024
№ 1, 2024

№ 12, 2023

№ 11, 2023
№ 10, 2023

№ 9, 2023

№ 8, 2023

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Об авторе | Арман Геннадьевич Комаров  родился в 1999 году в Омске, в семье преподавателя художественной графики и предпринимателя — Геннадия Семеновича Комарова, и редактора, заведующей издательством ОгИС — Махаббат Ермековны Жумабае­вой. В 2016–2019 годах — семинарист лито «ПарОм» (при Омском отделении СРП). В 2021 и 2022 годах — семинарист студии издательства «СТиХИ» (семинары Ю.В. Казарина и В.А. Куллэ). С 2021 года — постоянный семинарист журнала «Знамя» в рамках школы писательского мастерства и форума молодых писателей Фонда Филатова. Стихи публиковались в журналах «Новая Юность», «Урал», «Русский пионер», «Огни Кузбасса» и др., в электронных журналах «Формаслов», «Дактиль» (Казахстан), на порталах «Полутона», «Prosоdia», «45-я параллель», «Сетевая словесность» и др. Заметки и рецензии напечатаны в журналах «Юность» «Знамя». С 2020 года живет и работает в Москве. Дебютная книга «Нерчь и заречь» вышла в 2022 году в издательском проекте Владимира Коркунова «ЛитГОСТ». Дебют со стихами в «Знамени».



Арман Комаров

Триптих Катарине

 

1.

Ты смотришь так недобро и темно,

Что снег становится горячим.
Кто знает, сколько нам отведено
Блуждать по этим горным чащам,


Где нет страны и от того странней
Далёких гимнов синее рычанье —
Из всех начал мы выбрали молчанье,
Янтарь беды — из всех других камней.


И снег нам молча под ноги ложится
И спит как лес, и снимся мы ему.
Он видит наши плачущие лица,
Ослепшие от божьих глаз в дыму.


Где я теперь чудовище и чудо,
И ты во сне снегов по-зимнему бела.
И сердце наше — зов породорудый
Гудит в лесу и требует тепла

 

От ночи смертной в идоловом споре
С последним богом — человеческой душой.
Вокруг горы шумит лесное горе
И лес сливается с горой.


2.

В местах, где не сыщешь помостов и улиц,
Для тебя я растил небывалые прежде цветы.
Смахнув поцелуй, посмотри — развернулись
За бутоном бутон — и глядят в густоту темноты.


Обернись и увидишь поля, очернённые выпавшим снегом,
Где луны и солнца иссякли и время гудит круговым
Кочевьем, бедовьем. Зацветшим морозным побегом
Становится сердце — дрожит первоцветом живым.


Пусть твой взгляд по-особому нынче печален...
И вмещает в себя гробовую недобрую тьму.
Бог смеётся над нами из тёмных и мшистых проталин —
Мы смехом на смех отвечаем в потёмках ему.

 

Посмотри на меня. Да, не видно лица, но зачем его видеть?
Если это любовь, то не светом её измерять —
Глубиной темноты, что вместе прожить... и
Божьего дара беды ни на что не менять.


3.

Гремела, роднилась с глубинами вод,
Смотрела из тьмы материнских пород.

…………………………………………..

…………………………………………..

…………………………………………..

……………………………………………

Где-то в прошлом цокает коленвал,
Огрызается времени, пышет огнём.
Это бродит за нами всемирный обвал,
Минерал с астрагалом, чугуний и хром…

И темны от тоски проступают слова,
Улетая туда, где грохочет Москва.

 

Так апрельская ночь тяжела и ясна,
И воздух её от отчаянья спел,
И жизнь в голове разделяется на
То что прожил, чего не успел.

Каждой буковке рад в этой злобной возне
И улыбки твои я ловил и ловлю.
Даже всадник не страшен на бледном коне,
Даже поступь врага к февралю.

И теперь оглянувшись заметить могу
И надмирную связь и сердец наших гул.

И спустя столько слёз и нажитых морщин
Словно медленно слепну, гляжу в темноту,
Бормочу твоё имя как древний зачин,
И в страшную воду иду…

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru