Другие возможности. Стихи. Юлия Милорская
Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
№ 5, 2024

№ 4, 2024

№ 3, 2024
№ 2, 2024

№ 1, 2024

№ 12, 2023
№ 11, 2023

№ 10, 2023

№ 9, 2023
№ 8, 2023

№ 7, 2023

№ 6, 2023

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Об авторе | Юлия Викторовна Милорская родилась 19.04.1991 в Санкт-Петербурге, живет там же. Окончила специалитет психологического факультета СПбГУ и магистратуру филфака ПСТГУ в Москве (в 2019 году). Также училась в московском художественном училище на отделении живописи в ГГУ. Затем поступила в аспирантуру психологического факультета СПбГУ, где учится в настоящий момент. Участница семинара поэзии «Знамени» на 22-м Форуме молодых писателей России (Фонд СЭИП, Звенигород, 23–30 октября 2022 года). Дебют в «Знамени». Журнальный вариант.




Юлия Милорская

Другие возможности


рукокрылые


зачем потревожил ты нашу расщелину двуногое существо

взбаламутил нам дно пещеры и прочь не ушёл

не заслужил ты прощенья — просишь ещё и ещё

не ной потом как щенок

зачем про нас сочинял сказки зловещие будто мы духи тьмы

на себя полюбуйся двуногий кто де-факто рассадник чумы

не мешай сны видеть ушами укутавшись вверх тормашками в кожицу крыл

лучше б рыльце своё прикрыл

эффект доплера обмани сначала как мы

а потом вычищай нас из древесной коры

скрипом колёс на телеге — стрекочем

писком реверса плёнки и трескотнёй кавитации

раз тебе так слабо — поработай-ка на удалёнке

нечего тут кататься и разводить свинарники

под трапезной нашей в листве пополняя вип-ресторан

меню экзотических блюд

готовь свой бездонный карман прямоходящий гурман



лимб


~ л ~

приём приём

anybody? please please copy

алло дружище мы тут only вдвоём

в межпланетном окопе

кто-нибудь-умоляю-ответьте

                  послушай-ка прекрати ныть

с ума совсем что ли сбрендил

радиосвязь GPS ГЛОНАСС

непоправимо отключены

они никогда не найдут нас

заканчивай свои бредни

вруби во всю функцию рацио

хорош уже раз в столетье

ждать что тебя заметят

скулящим безротой комете

MAYDAY MAYDAY MAYDAY

в коматозную рацию

эй! тут не пустой гермошлем

а моя голова — координаты измерьте

и я расскажу вам сенсацию

о том в действительности какова

жизнь после смерти

aut viam inveniam aut faciam

               неужели вечность теперь

здесь придётся торчать

не видеть ни глаз человека ни солнечного луча

ни облаков нежнейшего мусса

                зато я научился

пресекать физиологию в самом зачатке

собирать космический мусор

размеренно не спеша

в толстые негнущиеся перчатки

густым вакуумом дышать

как мутирующий ихтиандр

в объятиях жидкой соли

мои ткани давно иссохли

и вросли навсегда в скафандр

переговорная гарнитура предательски намекает: извините, не понимаю по-трупьи

да — чернильными синяками моя кожа должно быть увяла и превратилась

                                                                                                                                         в струпья

вены смешались с трубками проводами

эти чёртовы датчики клапаны пульты управления

объявили тотальный игнор а дисплей потух

реактивный ранец продавлен

обнимает меня вместо рук

система терморегуляции

и распределения внутреннего давления

видок ещё тот — это факт особо не разгуляться

визуальный контакт

с представителями человеческой расы отсутствует

и других инородных рас

тоже не обнаружено

                  выдыхая межзвёздный газ

тишины обжигающей уши

я храню две жгучие лужи

в опустевших кратерах глаз

на пространстве фронтальной суши


~ и ~

у меня была женщина на земле

и когда среди прочего

вспоминается про неё весь мир схлопывается до точки

и вот помню ночное окно как в лучах 220 вольт

наши отражения улыбались друг другу

заворожённо игриво привольно

а теперь я скалюсь со скал чёрных дыр

на наш дивный проклятый мир

обречённой ухмылкой война

                я помню как снег фонарём освещён

и она говорит: если что-то тронет меня в этом мире ещё

то только твоя чистота и беспомощность

остальные — гнилые овощи

даже знать не хочу их — всё скучно

а ты так наивен неискушён — феноменальный случай

никого не встречала лучше

посмотри снег забился к тебе в капюшон

ах какие чудесные маленькие у тебя уши

                 я тихонечко шёл

рядом боясь резонанс нарушить голову очертя

но думал что в ней перевешивает процент годноты

и теперь мы вдвоём взорвём эту планетку к чертям

а пока что курили тихонько не понимая где мы

я говорил: мне от всех тошно но ты

можешь болтать на самые банальные темы

и я всегда тебе буду рад

что за трогательный румянец будто переживаешь о чём-то

как смутившаяся девчонка?) типа я бесстыжий засранец))

(при этом из будущего в спину врастал

никому не видимый реактивный ранец)

помни: всё плохое пройдёт стоит только обняться

и с тех пор время для нас застыло

                    годы спустя

так же уткнувшись ко мне в затылок

она смеялась: такой большой скоро с волос закапает ртуть

а из жвачки пузырь не умеешь надуть

но я стал хмуриться чаще делаться мельче

                и какой-то ртутный стеклянный взгляд

                не остался ею не замеченным

брось я уже не тот когда-то я над Титаником плакал

не выносил громкую речь

слишком хотел всеобщего блага

а сам не смог себя выстроить осознать уберечь

прожёг жизнь избегая мучений

усилия в пепелище трусости лени

только думая о нетленном

               невыполнение своего предназначения

               жестоко карается вселенной

мы смотрели на наши отражения

в тёмном окне и улыбались друг другу

но тем не менее вот что сказал ей однажды:

я грежу космосом зачем мне там женщина

которая не умеет решать дифференциальные уравнения?

не о том я мечтал ребёнком

и коснулся её легонько но уже не от крайней нужды

             эта трещина стала пропастью

я улетаю отсюда надолго может быть навсегда

если вернусь ты будешь наверно седа

поэтому справедливее чувства долга

тебе на кого-то отвлечься а меня ожидает вечность


~ м ~

у меня было много денег

и есть я мог очень сыто

исправно изо дня в день скоблил бороду и усы

добился успеха одобрения общества зависти окружения

избавился от ненужных привычек людей и суждений

сладкая сладкая жизнь ждала меня впереди

всё что хочешь бери иди

          но теперь я смотрю в отражение чёрной дыры

          и мы улыбаемся друг другу

когда сообщение к тебе придёт если конечно придёт

я буду уже безголосый иней

я стану сгустком потухших линий

заржавленный слепок пустой идиот —

рассудок утративший мотылёк

в ночи летящий на светодиод

отрастивший себе герметичный кокон

насквозь потерян безнадёжно далёк

но всё помню электрический свет наших окон

он и здесь меня настиг и увлёк

 но теперь не знаю даже как оказался тут

в моей стране наверное липы сейчас цветут

а может быть холодно и промозгло

там луна ночью стынет будто огромная дыня

молчаливым укором возможностям мозга

но здесь внутри меня взрывается пустыня

и я сплёвываю звёзды наотмашь поддав коленом

привет вам на том берегу вселенной


<…>  ~ б ~



Апофеоз тихоходки


когда бледно-голубая точка подмигнув атмосферным овалом

выплюнула Вояджер-1 на парад-планетный трамплин

человечество ликовало — расчёт оказался точен

а КПД превзошёл ожидания

но что ещё удивительней — на борту космической лодки

там где диск из золота соткан

спит в блаженном анабиозе высушенная тихоходка

размером в полтора миллиметра без малого сотню лет —

нипочем ей боль звёздного ветра радиация ультрафиолет

не то что наш жидкий гелий или ядерный взрыв —

живее из всех живых

возвращается в земной колыбели

на планету из антиматерии богатую молибденом


II.  тихоходке не страшен внезапный квест на комете

если вдруг случился метеоритный обстрел

беспилотного корабля

мы так ничтожны по сравнению с ней человек устарел

нам показан апгрейд

а Milnesium tardigradum* будет

в лучах своё пузо греть

спустя миллиарды и миллиарды мер

нет границ между нами ныне присно и впредь

и когда мы поймём — то взломаем смерть

но пока что нам — тлеть

мы ведь лишь

вереница успешных мутаций запоздалый виток эволюции

не самый успешный впрочем

недалеко мы ушли трёхмерные от нежности обезьяньей

так что tardigradа выигрывает

тихоходка выживет       тихоходка выживает        тихоходка выжила



*   Milnesium tardigradum — Тихоходки (лат. Tardigrada) — тип микроскопических беспозвоночных, способных восстановиться после десятидневного пребывания в открытом космосе, и в состоянии анабиоза на протяжении десятков лет выдерживать тысячекратную летальную для человека дозу ионизирующего излучения.



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru