Далеко еще где-то война. Подготовка текста и публикация Галины Ваншенкиной. Константин Ваншенкин
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 11, 2022

№ 10, 2022

№ 9, 2022
№ 8, 2022

№ 7, 2022

№ 6, 2022
№ 5, 2022

№ 4, 2022

№ 3, 2022
№ 2, 2022

№ 1, 2022

№ 12, 2021

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


АРХИВ


Об авторе | Константин Яковлевич Ваншенкин (17 декабря 1925, Москва — 15 декабря 2012, там же) — советский и российский поэт, автор слов популярных песен «Я люблю тебя, жизнь», «Алеша», «Вальс расставания», «Женька», «За окошком свету мало», «Как провожают пароходы», «Я спешу, извините меня», «Тополя», «Нелетная погода» и других. Лауреат Государственной премии СССР (1985) и Государственной премии Российской Федерации (2001). В 1942 году Константин Ваншенкин ушел на фронт — в воздушно-десантные войска. Участвовал в боях на Втором и Третьем Украинских фронтах в составе 4-й Гвардейской воздушно-десантной бригады (командир отделения), 339-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона. Начал писать в конце войны, в Венгрии, но лучшие стихи написал значительно позже. Демобилизовался в конце 1946 года в звании гвардии сержанта. После войны поступил в геологоразведочный институт, но, страстно увлеченный поэзией, перешёл в Литературный институт имени А.М. Горького, который окончил в 1953 году. Был постоянным автором «Знамени». Впервые напечатался в журнале «Знамя» (и вообще в толстом журнале) в феврале 1950-го, семьдесят два года назад. Названия подборок его стихов говорят сами за себя: «Перкалевый купол», «Купанье в Дунае», «Воспоминание о сухом пайке», «Парашютный сон». Предыдущая посмертная публикация стихов в «Знамени» — № 8, 2020. Награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, орденом Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов, орденом «Знак Почета», орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», медалью «За взятие Вены».



Константин Ваншенкин

Далеко ещё где-то война

 

* * *

По Москве, будто в поле, мело.

Ещё не было даже метро.

Это только начало тридцатых,

Ещё мало портретов усатых.

 

Далеко ещё где-то война,

Совершенно почти не видна.

Но сквозь снег уже брезжила где-то

Нашей пайки солдатской диета.


Мужчины и женщина

 

В армии полно мужчин —

Нечто вроде невода.

Женщине от тех причин

Уклониться некуда.

 

Даже пусть она герой,

Трудно без падения,

Где потери. А порой

И приобретения.

 

Возвращаются потом,

Полны новым знанием, —

Кто с медалькой, кто с дитём,

Кто с воспоминанием.


На лестнице

 

Он, спеша уже ко сну,

Чуть ли не в пижаме,

Встретил женщину одну

Между этажами.

 

Ах, её внезапный вид

Даже без причины

Часто что-то норовит

Значить для мужчины.

 

У кого она в гостях?

Нам-то что за дело!

Разумеется, пустяк,

А ведь вот, задело.

 

Но к кому она идёт

Трепетно и нежно?

И добавил: «идиот!» —

О себе, конечно.


Окошко

 

Мне женщина сказала:

«Подумаешь, умрёшь!..»

А что! Пожил немало,

Не так уже, но всё ж.

 

Пожил и в самом деле,

Поэтому сперва

Не слишком и задели

Меня её слова.

 

Но вдруг, взгрустнув немножко,

Ответил невпопад:

«Подумаешь, окошко,

Распахнутое в сад…»

 

Провалы

 

Забыла роль,

Несла со сцены что попало…

Забыл пароль —

И сразу понял: всё пропало.


Верующий

 

И опять — три недели без дождика,

А потом полило без конца.

Нет, он не был похож на безбожника,

Мой сосед, что спустился с крыльца.

 

Он всю жизнь избегал проповедников,

Что ему попадались в судьбе.

В Бога веровал, но без посредников —

Исключительно сам по себе.


Ливень

 

Снова ливень рухнул с высоты

Всею мощью слога.

Быстро сохнут крыши и зонты,

Медленно — дорога.

 

Под упавшей влагою сопя,

Молодое поле

Вновь прийти пытается в себя

Час и два, и боле.


Художники

 

Вы друг другу дарили работы

Чуть ли не со студенческих лет,

Без позднее возникшей зевоты,

А с душою, открытой в ответ.

 

Но художник, зайдя в мастерскую

К другу старому, в этот же миг

Сознаёт: «Вот о чём я тоскую! —

О давнишних полотнах моих».


Похвала

 

Важна поэту похвала,

Но и небезопасна,

А критика вас подвела —

Хвалила безотказно.

 

И вы доверчивой душой

В её силок попались:

Читали ей — она большой

Показывала палец.

 

Гуляка

 

Ушёл под утро из гостей,

Как до того ушёл из дома.

Жар не ломил ему костей,

Была приятная истома.

 

Он ноги медленно волок

С сознаньем: выполнена квота.

Прочёл на стенде некролог:

«Ушел из жизни…» — про кого-то.


Ночные птицы

 

Такие гены,

Что вся родня

Спит после смены

В теченье дня.

 

Сова и филин —

Сон днём обилен.

Глубокой ночью —

Вот их среда —

Узнать воочью,

Где есть еда.

 

Сова и совка —

Одна тусовка.

 

Ночные птицы.

А тьма, как вар.

Лишь чужды блицы

Случайных фар,

Где жизнь другая

Слепит, пугая.


Сон об Австралии

 

В стометровом эвкалипте

Собственный уют.

Соки мощно, как на лифте,

Кверху подают.

 

С потрясающим напором

По его ноге,

С презирающим укором

К разной мелюзге.

 

В океане брезжит парус

Рано поутру.

А на суше — редко страус,

Чаще — кенгуру.

 

Подготовка текста и публикация

Галины Ваншенкиной

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru