Разговорчики в строю. Стихи. Григорий Кружков
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2022

№ 4, 2022

№ 3, 2022
№ 2, 2022

№ 1, 2022

№ 12, 2021
№ 11, 2021

№ 10, 2021

№ 9, 2021
№ 8, 2021

№ 7, 2021

№ 6, 2021

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Об авторе | Григорий Михайлович Кружков (14.09.1945, Москва) — поэт, эссеист, переводчик поэзии. Защитил диссертацию по русской литературе в Колумбийском университете. За переводческую деятельность награжден Государственной премией Россий­ской Федерации (2003). Премии: «ИЛлюминатор» журнала «Иностранная литература» (2002), «Мастер» Гильдии мастеров художественного перевода (2009), Бунинская премия (2010), премия А. Солженицына (2016). Первый лауреат премии «Поэзия» в номинации «Поэтический перевод» (2019). Постоянный автор «Знамени». Предыдущая публикация в «Знамени» — № 12, 2020. Живет в Москве.



Григорий Кружков

Разговорчики в строю

 

* * *

Боюсь не смерти, а загробной скуки —

как в тех очередях, знакомых с детства,

где «две буханки строго в одни руки»,

где гречки ждут, как вечного блаженства.

 

Боюсь невыносимого безделья,

той нестерпимой скуки, как в клозете,

где нет ни книги, ни клочка газеты…

Вы этого для нас, Мадам, хотели?


Старый менгрел

(С грузинского)

 

На девушек взгляну —

  и расхохочусь.

На девушек взгляну —

  и помрачнею.

На девушек взгляну —

  и оторваться не смогу.

На девушек взгляну —

  и в сердце

       горько, горько зарыдаю.

 

И ещё буду смотреть.


Сцена из «Гамлета»

 

Принц Гамлет поглядел вокруг

И понял: мир — гнездо гадюк.

 

Хотел он всех убить не глядя,

Кто попадётся — мать ли, дядя.

 

Уже он, сплюнув, взвёл курок,

Чтобы шмальнуть не в потолок.

 

Входит Офелия


Эллада

 

Возничий без колесницы

везёт королеву без рук

в дворец без крыши


Гоголь

 

Гоголь — що таке за птица?

Почему он не хотел

На Бобрыкиной жениться?

Свистнул раз — и улетел.

 

Был бы он счастливый муж —

Сочинил бы без вопроса

Продолженье «Мёртвых душ»,

Даже продолженье «Носа»:

 

Чтобы, глядя на птенца,

Перемазанного кашей,

Восхищались без конца:

Мальчик — вылитый папаша!


Часы на башне

 

В одном городе

Жили

Колбасник,

Булочник и

Бакалейщик.

На площади в этом городе

Стояла

Башня с Часами.

 

— Вы так медленно идёте, —

Сказал

Колбасник, —

Что я даже проголодался.

 

— Вы так медленно идёте, —

Сказал

Булочник, —

Что мои булочки

Подгорели.

 

— Вы так медленно идёте, —

Сказал

Бакалейщик, —

Что в моей лавке

Кончилась соль.

 

Часы долго думали,

Что бы на это ответить.

И наконец

Сказали:

— Бом!

Бом!

Бом!


Мамонт задумался

 

— Я смола! —

Сказала смола. —

Я могу сохранить

Муху в янтаре.

 

— А я вечная мерзлота! —

Сказала вечная мерзлота. —

Я могу сохранить

Мамонта.

 

Смоле стало стыдно,

И она замолчала.

 

Мухе стало страшно,

И она улетела.

 

Вечной мерзлоте

Стало жарко.

 

Мамонт задумался.


Белая обезьяна

 

Напрасно думают, как об изъяне

Творения, — о белой обезьяне.

 

Она нужна живым в такой же мере,

Как морю — шум или Колумбу — берег.

 

По первости она страшна немножко,

А пообвыкнешь — не страшней бульдожка.

 

Выталкивать её за дверь жесточе,

Чем гнать собаку в тьму и холод ночи.

 

Так мало нужно ей! Всего-то корма

На гривенник. Её дневная норма:

 

Два раза в сутки — этого довольно —

О ней подумать, хоть бы и невольно.

 

…Попробуйте! Не страшно и не больно.


Аристотель

 

Как не верить философу,

Если он столь знаменит?

— Подражайте природе, —

Великий сказал стагирит.

Ну а как подражать-то?

Разве так, как малыш подражает

Паровозу,

Когда сам себя воображает

Машинистом отважным —

И мчит во весь дух,

Перевёрнутый стул оседлав:

— Чух-чух-чух! Чух-чух-чух!

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru