— Павел Матвеев. И ад следовал за ним. Жизнь и судьба Анатолия Кузнецова. Полина Жеребцова
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2022

№ 4, 2022

№ 3, 2022
№ 2, 2022

№ 1, 2022

№ 12, 2021
№ 11, 2021

№ 10, 2021

№ 9, 2021
№ 8, 2021

№ 7, 2021

№ 6, 2021

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


НАБЛЮДАТЕЛЬ

рецензии



Самые страшные времена

Павел Матвеев. И ад следовал за ним. Жизнь и судьба Анатолия Кузнецова. — Киев: Саммит-книга, 2021.


Литературовед Павел Матвеев рассказал о судьбе Анатолия Кузнецова, автора знаменитого романа-документа «Бабий Яр», настолько увлекательно, что книга читается подобно триллеру или интеллектуальному детективу. Наши современники, несомненно, оценят это как дорожную карту к источнику правды, которую оставил потомкам непокорный и несломленный Анатолий Кузнецов.

Главный принцип тоталитарной пропаганды «Клевещите, клевещите, товарищи, — что-нибудь непременно останется!» был применен к Кузнецову в полной мере в наказание за правдивость. Были задействованы команды лжецов из советского литературного мира, которые глумились над его именем и фамилией, высмеивали его тексты, на ходу перевирали факты его биографии. Ничто не ново под луною — такое повторяется снова и снова до сих пор.

В книге увлекательно описан побег Кузнецова из СССР, одурачивание приставленного к писателю стукача Гоги (писатель заставил стукача отправиться в близлежащий стриптиз-бар), последующее признание им вины перед другими писателями.

Побегу предшествовала большая трудная жизнь. Кузнецов, уроженец Киева, в 1941 году вместе с матерью, дедом и бабушкой не успел эвакуироваться. Двенадцатилетним мальчишкой он остался в родном городе, где стал свидетелем зверств немецких оккупантов в отношении мирного населения. Чистивший обувь за копейки посреди шумного рынка мальчик не раз наблюдал расчеловечивание жителей, отстраненность их от происходившего рядом кошмара — убийств невинных людей. Он видел, как служители системы в штатском жгли книги. А затем его мать тоже сжигала запрещенные книги и сетовала на то, что если приходится это делать, значит, настали самые страшные времена. Пропаганда и цензура словно две вышки транслировали людям модель поведения.

Советское государство в течение десятилетий замалчивало нацистский геноцид в Бабьем Яру, где были убиты десятки тысяч евреев. Анатолий хотел, чтобы правда осталась жить. В 1964 году он начал писать свое главное произведение — «Бабий Яр», изменившее не только сознание миллионов людей, но и его собственную судьбу. «Бабий Яр» — документальный роман, основанный на воспоминаниях детства автора, лейтмотив которого — общая боль войны, несправедливость и лживость всей советской системы. В 1966 году рукопись была опубликована в журнале «Юность», иссеченная множеством изъятий. Цензура буквально изгрызла и перекроила роман. Кузнецов чувствовал себя поруганным, он даже добивался отмены публикации в измененном виде, но ничего уже поделать не смог.

Через три года после выхода в свет «Бабьего Яра» автор вырвался за флажки и оказался в Лондоне. Главным для него оставалась публикация «Бабьего Яра» без цензуры и в полном объеме. Журналист Дэвид Флойд, к которому Кузнецов обратился за помощью, мгновенно понял, какая сенсация свалилась ему прямо в руки. Он попросил Кузнецова немедленно приехать к нему, пообещав оплатить такси. Далее перебежчика ждали многочисленные интервью, работа на «Радио Свобода» и удивительные происшествия.

Кузнецов охотно общался с журналистами и сотрудниками британского МИДа, но представителей СССР видеть не желал. На вопросы о том, что страшного во встрече с соотечественниками, писатель отвечал: «Я их боюсь. Я боюсь их даже здесь. А вы просто не знаете, на что они способны».

Лубянку же в связи с делом Кузнецова охватила настоящая паника. Был мгновенно заказан клеветнический фельетон «Несколько слов о бывшем Анатолии Кузнецове», и в пасквиле за подписью совписа Бориса Полевого (Кампова) перебежчик из СССР был окачен грязью из пожарного брандспойта. Продолжили в том же духе. Кстати, и в самой Англии нашлись провокаторы, пытавшиеся обвинить Кузнецова во лжи и подтасовке фактов.

Оказавшись на Западе, Кузнецов не бедствовал. На гонорары он купил дом и автомобиль, получил права и в свободное от работы время с удовольствием колесил по английским городам и деревушкам. Однажды в незнакомой местности он разбил палатку и, решив завтра поискать грибы, уснул, не обращая внимания на столбы с колючей проволокой. Посреди ночи его обнаружили недружелюбные военные. Выяснилось, что он поставил свою палатку рядом с военной базой, на которой находились ракеты с ядерными боеголовками. Патруль был изрядно озадачен, когда мужчина представился как «политэмигрант из СССР, который хочет поискать здесь немного вкусных грибов».

Кузнецову повезло. Он дожил до того времени, когда его тексты вышли в полном объеме, притом на разных языках мира. Но сердце человека, которому довелось столько выстрадать и пережить, в конце концов не выдержало. Тринадцатого июня 1979 года писатель умер от третьего инфаркта.

Книга — честная, открытая. Она будет интересна не только историкам литературы XX века, но и частным людям, которым предстоит узнать об удивительном человеке-правдолюбце впервые.

Сам Анатолий Кузнецов был уверен: необходимо записывать все, связанное с военными преступлениями, издавать это, читать и осмысливать, чтобы военные преступления больше не повторялись. Говорят, что, пока книги автора актуальны, он жив. Судя по последним событиям, произведения Анатолия Кузнецова, главное из которых — «Бабий Яр», будут с нами еще очень долго.


Полина Жеребцова



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru