— Алексей Голицын. Саратовские художники. Возвращенные имена. Денис Боровиков
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 11, 2022

№ 10, 2022

№ 9, 2022
№ 8, 2022

№ 7, 2022

№ 6, 2022
№ 5, 2022

№ 4, 2022

№ 3, 2022
№ 2, 2022

№ 1, 2022

№ 12, 2021

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


НАБЛЮДАТЕЛЬ

рецензии



Из приоткрытых архивов

Алексей Голицын. Саратовские художники. Возвращенные имена / Ред. А.Е. Сафронова; вступ. ст. Г.А. Беляева, С.Г. Боровиков, Е.И. Водонос; подг. текстов и илл. А.А. Голицын, Г.А. Беляева; Общество друзей Радищевского музея — Саратов, 2021.



              Он сидел, смотрел на Зыбина, улыбался,

              а в глазах стоял тот же привычный,

              хорошо устоявшийся ужас.


                                                     Юрий Домбровский. «Факультет ненужных вещей»


Признаюсь, этот текст долго не получался. Интересно другое: ночью мне приснился кошмар, где некто с паскудной улыбочкой сообщил, что опоздал я, рецензия на эту книгу уже написана другим.

Одним словом, чтобы не «прозевать» состоявшееся действительно значимое событие, я сел за компьютер и…

Альбомный формат, твердый переплет, 600 страниц, тщательная библиография, именной указатель, щедрые цветные иллюстрации, фотографии самих художников и репродукции картин, тираж 400 экземпляров.

Лаконичное предисловие мэтра саратовского искусствоведения Ефима Водоноса: «Мы недостаточно знаем творчество Виталия Гофмана, Николая Горшенина, Константина Частова, Юрия Зубова. Быть может, знание их трагической судьбы будет способствовать поиску оставленного ими художественного наследия» — органично переходит в пространный текст Галины Беляевой «Конструирование памяти о репрессированных художниках: локальные контексты»:

«Читателю имеет смысл заранее приготовиться к тому, что он  столкнется с весьма разнородным материалом: для кого-то из художников столкновение с государственной репрессивной машиной было эпизодическим. Для кого-то ситуация сложилась иначе и пережитая травма вполне очевидным образом стала жизнеопределяющей. Кто-то этой травмы просто не пережил».

Оба предисловия — путеводитель по маршруту книги «Саратовские художники. Возвращенные имена».

Разнообразные заголовки, отдельная и безусловная удача Алексея Голицына, поскольку их ценность самодостаточна, самые эффектные привожу:

«Худтехникум съест вас»: разгром Корнеевской школы в Саратове;

Борис Миловидов: «Разговоров на политические темы не вел»;

«Мы не видели просвета в нашей жизни…». Аресты художников как метод борьбы с голодом в Поволжье;

Дворянин Юстицкий и беспризорник Горшенин. Несостоявшийся побег из Саратова через афганскую границу;

Юрий Зубов: «Наличие сборищ художников я подтверждаю»;

«Письмо Толстому как метод самоубийства».

Во время чтения книги возникает твердое ощущение того, как молодая Совет­ская власть, крадучись (после кровавых революционных лет), начинала наводить «порядок» там, где он невозможен, то есть в искусстве.

«Федор Корнеев никогда не шел на конфронтацию с новой властью. Более того, в 1918 году художник «желал послужить своим опытом, знаниями и искусством культурно-просветительским целям, идеалу народного образования <…> хотел бы помочь советской власти в созидании новых культурных начинаний».

Или: «Опасаясь бунта учащихся, чиновники замаскировали ликвидацию под объединение школы с художественным техникумом». Нынешние деятели назвали бы это омерзительным словечком «оптимизация».

Самое печальное, что ведь «объединением» все не закончилось, это была присказка, а жуткая сказка ждала впереди.

Пришедший затем дьявольски хитрый НЭП ненадолго расслабил интеллигенцию. Словно лиса, пробующая колобка на зубок, власть художников испытывала.

Мы сначала будем советовать вам, как нужно, а как категорически нельзя писать картины, потом мы будем строго рекомендовать, после мы вас, товарищи художники, оптимизируем, а уж затем посадим и расстреляем.

Книга ценна своим скрупулезным архивным попаданием. Алексей Голицын не фантазирует и не додумывает там, где фантазии и домыслы не только неуместны, они опасны, поскольку речь идет о крайне болезненном периоде истории страны под названием «СССР».

Основной текст книги — материалы уголовных дел, заведенных на художников Франца Весели, Николая Горшенина, Виталия Гофмана, Юрия Зубова, Федора Корнеева, Бориса Миловидова, Федора Русецкого, Александра Скворцова, Константина Частова, Ивана Щеглова и Валентина Юстицкого в период с 1929 по 1950 год.

Чудовищны страницы протоколов, зачастую составленные неграмотными «агентами» ОГПУ: «…взяв понетых гр-нку Панкратов проживал втомже доми к 1 и грнку Таргашов Онисю Петровн прожив тожа ветим доми к 1 я ивился вквартир <…> обыск какавым обнаруж нижи поиминованы вещий: один сиребряны позолочины нож для сира 5 адна лошка дисертная сиребриная посолотная…». Составил этот «протокол» «Агент уро Митченко».

Наверное, только, вдумчивый историк-краевед XXI века, такой, как Алексей Голицын, бескорыстно и монотонно работающий в архивах, способен дать документально подкрепленные ответы на какие-то из мучительных вопросов.

Особо подчеркну достоинство книги Алексея Голицына в его постоянном обращении к архивам, прежде всего к архивам ФСБ. На мой взгляд «один сиребряны позолочины нож для сира» и «кальсоны военного образца», изъятые доблестными чекистами у художников, произведут на внимательного и сопереживающего читателя гораздо большее впечатление, чем прямые обличения советского режима.

Издание осуществлено в рамках проекта «Саратовские художники. Возвращенные имена» при поддержке Фонда президентских грантов и Общества друзей Радищевского музея». Замечательно, что благодаря президентскому гранту вышла качественная и, как сказал бы основатель СССР, «своевременная» книга.

Но пожелание о том, чтобы подобные издания и дальше спонсировались государством, уже в отношении репрессированных художников, например, Екатеринбурга, Астрахани, Красноярска и т.д., после новостей о ликвидации «Мемориала» рискует остаться лишь пожеланием.

Самое время закончить тем, что это достойное издание должно обрести своих не менее достойных читателей.

Вот в чем я почему-то уверен, так это в том, что талантливая книга Алексея Голицына «Саратовские художники. Возвращенные имена»станет бесценным и незаменимым источником вдохновения для будущих историков советской живописи.


Денис Боровиков




Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru