Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 10, 2020

№ 9, 2020

№ 8, 2020
№ 7, 2020

№ 6, 2020

№ 5, 2020
№ 4, 2020

№ 3, 2020

№ 2, 2020
№  1, 2020

№ 12, 2019

№ 11, 2019

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Об авторе |Вера Павлова — лауреат премий имени Аполлона Григорьева, «Антология» и др. Автор двадцати двух стихотворных книг. Предыдущая публикация в «Знамени» — № 3, 2017.




Вера Павлова

Список негромких прав


* * *

Спиртом ключи протри

и ручки дверные, друже.

Заперты изнутри,

а кажется, что снаружи.

Лучше смотреть кино:

любовь, дуэли, погони.

Солнце слепит окно.

Весна поёт на балконе.



* * *

Казалось таким покорным,

готовым идти на убой,

довольствовалось попкорном

и самолётной едой.

Но впустую заполнен

ежедневник на год вперёд.

Как никогда спокоен,

имярек открывает блокнот

и вписывает в анналы:

хренадцатого мартобря

будущее сломало

решётку календаря.



* * *

Впустую теряя силы,

не видя в работе толку,

будущее объявило

бессрочную забастовку.

Его не возьмёшь на жалость,

не спрячешься в хате с краю.

Будущее взбунтовалось.

И я его понимаю.



* * *

Не берёт анальгетик веры.

Помоги моему неверью!

Ночью все кардиналы серы,

все зловещи шаги за дверью.

Пойман плачущий звёздной сетью.

Хорошо, что соседи глухи.

Тишина беременна смертью.

Нарасхват повитухи.



* * *

Лихие времена говорят нам:

в больнице, в нищете, на войне

бесценное бывает бесплатным

и, стало быть, бесценным вдвойне.

Считаться, торговаться не надо.

Дарю. Бери. Не благодари.

Трансляция из Мет. ДиДонато

и Радвановски. Норма. For free.



* * *

Перекличка. Готов? Готов.

Раскидало нас по планете.

Человечество — вече лбов,

конференция в интернете.

Имярек. Имярек. Имярек.

Не помехи — шум океана.

Человечество — крылья век

за тюремной решёткой экрана.



* * *

Прогуляться? Идём.

Не зови прокатиться.

Пешка ходит пешком.

Мы с тобой пехотинцы.

Учит пешая рать

времени арестанта

петь, ласкать, умирать

в темпе шага, анданте.



* * *

Говорили о войне

(стране, родне, луне, вине),

замолчали и открыли:

в двухголосной тишине

оба голоса — вторые.

Есть и третий — за окном,

неопознанная птица.

свет погасим и уснём

(уйдём, умрём, поймём, споём).

Дрозд. Скворец. Щегол. Синица.



* * *

Недописанное переписывай

на бумаге веленевой рисовой,

недочитанное перечитывай,

из сокровищницы малахитовой

доставай украшенья забытые,

пережившие три поколения,

и в разлуке со всеми испытывай

единение уединения.



* * *

Пробуждение. Эхо сна.

Учащённое сердцебиение.

Многострунная тишина.

Безъязыкое стихотворение,

я найду для тебя слова:

я, забытого, я, небывалого,

я, убитого слова вдова,

как сказала бы Вера Павлова.



* * *

Закон оранжереи суров.

Не надышались. Недоцвели.

Гербарий — мартиролог цветов,

отдавших жизнь за дело любви.

Вниз головой повешу букет

и буду поклоняться мощам

его нетленным несколько лет:

семь белых роз от как его там.



* * *

Вот список негромких прав:

пасти стрекозу на книге,

валяться в ногах у трав,

поклоны бить землянике,

на ветку платье — и плыть

ползком, без всплеска, вслепую

навстречу солнцу, и пить

из синего блюдца озера воду живую.



* * *

Азбука бука и вяза,

письменность берестяная —

майские курсы иняза

имени Деда Мазая.

Звёзды — по-гречески. Птицы,

звери, цветы — на латыни.

Вспомнить. Понять. Изъясниться.

На голубином. Простыми.



* * *

Чем бурливей, тем недостоверней

информационные потоки.

Берег — вот где бездна откровений:

безыскусна исповедь осоки,

желтороты выводки акаций,

велико желание скитальца

разгадать, расшифровать, дознаться,

чьи это следы, побеги, гнёзда, норы, перья, кости, яйца.



* * *

Из добровольцев? Из кормильцев?

Сносилось имя, стёрлась дата.

Нет тёзок, нет однофамильцев

у безымянного солдата.

Ты муж? Ты юноша? Ты мальчик?

Взошли над безымянной бездной

подснежник, ландыш, одуванчик.

Кто ты, прохожий неизвестный?



* * *

Лучезарно течение вечера.

Обнимаемся около речки,

человек и его человечиха.

Человечица. Имяречка.

Всё наладится. Всё наладится.

Никуда не спешить. Не бояться

не успеть наглядеться, нагладиться,

налюбиться, налюбоваться.



* * *

Памяти клад ища,

плачет горемыка.

Старого кладбища

мраморная книга

ветром залистана,

захватана мхами.

Прячется истина

где-то под ногами.



* * *

Эпитафии. Эпиталамы.

Колыбельные. Мадригалы.

Фотография папы и мамы

(дача в Крюково, я снимала).

Я когда-то умела плакать.

Сколько стоит земля, горшечник?

Пасторали. А вечная память —

это память о нас — ушедших.


* * *

Мама плетёт косички мне,

я — двоюродной Таньке.

Помогая братской стране,

по Праге идут танки.

Черепаховый гребешок.

Скоро кончится лето.

Как неровно папа прижёг

срез капроновой ленты!



* * *

Не боюсь могилы.

Встретят новосёла

смерти старожилы

музыкой весёлой.

Далека дорога.

Велика усталость.

Папа, ласково, с порога:

Ну что, исписалась?



* * *

Вспаханы страницы

ровно, к строке строка.

На полях пшеницы

мака и василька

правка синим, алым.

Хватит полоть — полей!

Слава маргиналам,

труженикам полей!




Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru