Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 10, 2020

№ 9, 2020

№ 8, 2020
№ 7, 2020

№ 6, 2020

№ 5, 2020
№ 4, 2020

№ 3, 2020

№ 2, 2020
№  1, 2020

№ 12, 2019

№ 11, 2019

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


НАБЛЮДАТЕЛЬ

незнакомый журнал


Звучная просодия

Prosodia. № 3 (осень 2015 — зима 2016). (Ростов-на-Дону).


Третий номер журнала «Prosodia» (осень 2015-зима 2016) стал для журнала дебютным на обновленном портале «Журнального зала». Главный журнальный ресурс России обогатился новым, серьезным и интересным изданием, посвященным современной поэзии. Учитывая, что журналов, целиком посвященных поэзии, у нас довольно мало, появление каждого из них (а тем более не в столицах) можно расценивать как значимое событие.

Литературоведческая школа, сформировавшаяся на филологическом факультете Ростовского государственного, а ныне Южного федерального университета, давно является одной из самых авторитетных в стране. Неудивительно, что именно здесь возник Центр изучения современной поэзии1, при котором и выпускается «Prosodia».

Журнал очень удачно назван. Его содержание соответствует обоим значениям слова «просодия» в русском языке — звуковая организация речи, находящая наивысшее воплощение в стихе, и наука о стихе. Журнал включает как стихотворные подборки, так и критическое и литературоведческое осмысление различных проблем и аспектов современной поэзии.

Довольно продуманной и логичной видится композиция номера. Открывается он статьей от редакции «Поэзия как диета для усвоения мира», завершающейся справедливой максимой: «Поэзия сегодня... позволяет сохранить хотя бы идею целого человека и связного мира».

Поэтическую часть номера открывает Виктор Гофман, уже на момент выхода журнала трагически погибший 30 октября 2015 года. Поэтому с тяжелым сердцем читаешь в биографической сноске — «живет в Москве». Как будто поэт говорит уже оттуда, «удаляясь от берега, исчезая в прозрачной нирване». Поэзия номера представлена также стихотворениями Е. Коновалова, Н. Поляковой, М. Иверова, ростовчанина А. Соболева и дебютной публикацией молодого поэта Е. Верещагиной. Таким образом, журнал, являясь по охвату авторов всероссийским, нацелен и на поддержание региональной составляющей, и на открытие новых поэтических имен. Представляется, что это принципиальная позиция редакции, и она заслуживает всяческого одобрения.

Оригинальная находка редакторов — интермедии, прослойки между разделами. В этой роли выступают художественные работы Леонида Стуканова, предваряемые вступительной статьей о художнике, и лагерные рисунки Бориса Свешникова. Еще один кирпичик региональности. Интермедии очень хорошо вписываются в общую журнальную концепцию. Довольно органично входят в журнал и иллюстрации, оформляющие каждый раздел. В рассматриваемом номере это графические работы Джорджо Моранди. Визуальный ряд, взаимодействуя с текстовым, обогащает внутренний «микрокосм» номера.

Раздел «Отклики» представляет собой ряд рецензий на поэтические сборники и книги о современной поэзии. Однако это не «чистые» рецензии, а именно «отклики», подразумевающие эмоционально заинтересованное прочтение. В разделе представлено по несколько текстов одного автора, и можно говорить о критической индивидуальности каждого: так, В. Козлов сочетает критическую остроту с вдумчивым и глубоким прочтением материала. Чувствуется литературоведческая закваска автора — специалиста по поэтическим жанрам (в частности, по жанру элегии). О Козлове можно сказать его же словами из рецензии на книгу И. Фаликова: «О поэтике автор умеет писать просто и разнообразно — редкий сегодня дар». Тексты Козлова — живые и в лучшем смысле этого слова остросюжетные: так, в книге И. Вирабова о Вознесенском им добросовестно найден и откомментирован ряд вопиющих неточностей. Или вот замечательный образец емкости письма Козлова из рецензии на книгу И. Меламеда: «Демократизм и пушкинское великодушие христианскому воину Меламеду на деле чужды». Сочетание литературоведче­ской обстоятельности и критической динамики заметно и у И. Ратке — например, в замечательной рецензии на новое издание «Бесплодной земли» Т.С. Элиота. Отличительной особенностью его текстов становится точечная и уместная ирония, хотя некоторые его суждения кажутся неоправданно резкими: «Во всем авангарде постоянно бьет в глаза какая-то узколобость, какая-то провинциальная пошлость». Вообще же, «отклики» представляют «филологию с человеческим лицом», когда видно, что книга прочитана внимательно и поверена «алгеброй» профессионализма, чуждого дилетантству. Так, в рецензии И. Ратке разоблачается некоторый дилетантизм П. Нерлера по отношению к Мандельштаму: «Попадая в мифологическое пространство, любовь слепнет. Мандельштам для Нерлера прав во всем и всегда», отмечает в авторе «отсутствие дисциплины, неумение выбирать и отказываться», «неготовность пожертвовать тем, что порой только кажется важным». Таким образом, подспудно возникает сюжет филологического профессионализма, отношений рецензента и материала, особого искусства соблюдения баланса между эмоциональной заинтересованностью и необходимой объективностью прочтения. Особая черта критического письма Ратке — его афористичность: «Сборник потерял бы в весе, но выиграл бы в весомости». Более традиционны для жанра рецензии тексты Никона Ковалева, написанные в тяготеющем к нейтральности тона спокойном ключе.

Раздел «Штудии» представляет уже более обстоятельные статьи. Весьма актуальна статья В. Козлова «Высоцкий — поэт с черного хода», где, пропустив творчество Высоцкого сквозь жанровую парадигму (городской романс, баллада, элегия), автор убедительно доказывает именно поэтическую состоятельность и весомость текстов Высоцкого. В привычно блестящей статье Ольги Седаковой «Дантовское вдохновение в русской поэзии» рассматриваются «дантовские эпизоды» русской поэзии — от Пушкина — к Серебряному веку и главным героям статьи Блоку и Мандельштаму, которые противопоставляются друг другу в своем отношении к Данте, — «новая духовность» Блока взаимодополняет взрывной симфонический «неодантизм» Мандельштама. Глубоко мотивированным представляется финальный вывод статьи: «Чего же недостает в русском Данте? Ответ будет очень простым: того же, чего недостает в Данте всей нашей современности, — недостает Данте, который вышел из ада». Статья Е. Ивановой «Поэт катастрофического сознания» посвящена памяти Игоря Меламеда, поэзия которого рассматривается как «образец подлинно религиозного искусства»: «Игорь никогда не путал поэзию и молитву, никогда, даже метафорически, не говорил об искусстве как о храме, но на «территории поэзии» вел себя так, как будто находился в церкви, как будто предстоял пред лицом Бога». А В. Седельник знакомит читателя с творчеством немецкого поэта XIX века Детлефа фон Лилиенкорна, который «не пытался опираться на метафизическое “вселенское единство”, так как просто не воспринимал его от природы органами чувств, а изображать нечто сверх того, что он видел, слышал, ощущал и что подсказывала ему его фантазия, было не в его характере. Поэтическим кредо Лилиенкорна были искренность, простота и правда, как он ее понимал».

Тенденция к акцентированию регионального компонента ярче всего проявляется в разделе «Публикации», представляющем большую подборку стихотворений ростовского поэта Леонида Григорьяна, обрамленную подробным аналитико-биографическим очерком В. Козлова и воспоминаниями о Григорьяне его друга — филолога Сергея Николаева. Этот комплекс позволяет представить объемный, детализированный портрет творческой личности поэта.

В разделе «Переводы» представлены переводы стихотворений немецкого поэта Андреаса Грифиуса, выполненные Алешей Прокопьевым, и поэма Уоллеса Стивенса «Плавание комедиантов», переведенная Григорием Кружковым.

Наконец, общую концептуальную целостность журнала скрепляют и сквозные тематические блоки, переходящие из номера в номер. Так, в разделе «Продолжение разговора» помещена статья Сергея Сущего «Современная русская поэзия — стадия ливня», дающая весьма грамотный литературоведческий, социологический и культурологиче­ский анализ и предъявляющая ряд резонных выводов. Предлагая оригинальное сравнение исторического развития поэзии с эволюцией дождя, автор диагностирует ситуацию «конца классики», «полной релятивизации всех оценочных критериев», выстраивает ряд тезисов-выводов, которые кажутся довольно резонными: «значительный нерастраченный потенциал творческого развития русской поэзии», значительность количественных размеров русского поэтического сообщества», дальнейшая «субкультуризация русской поэзии, укрепление самостоятельности ее региональных ветвей и различных творческих “рукавов”», «дальнейший рост сложности… русской поэтической речи», «поиск синтетических форм, встречное движение крупных культурных сфер». Отдельно хочется сказать о верлибре: «Как представляется, живая, разнообразная рифмовка — одно из центральных качеств хорошего стиха, способное увеличить его внутреннюю достоверность и существенно нарастить силу психологического воздействия. Такое, пускай размытое, но важное определение хорошего стиха, как «чеканность» или, скажем, предельная точность, напрямую связаны с рифмовкой, прошивающей и цементирующей стихотворение. Достичь подобного эффекта в рамках верлибра почти невозможно. Этот тезис, относящийся к психологии восприятия поэзии, полностью подтверждается социологией культуры». Статья С. Сущего, возможно, не поражает оригинальностью выкладок, но радует добросовестностью проведенного анализа, логичностью и обоснованностью выводов, с которыми трудно спорить. Подобного рода обобщающие статьи, многопланово осмысляющие положение дел в современной русской поэзии, представляются мне на данный момент крайне актуальными, и хорошо, что, судя по названию рубрики, «Prosodia» намерена «продолжать разговор».

Завершает номер небольшое эссе Ольги Андреевой с амбициозным названием «Как вернуть читателя поэзии». Эссе это несколько разочаровывает: из первых же строк мы узнаем, что вернуть читателя поэзии, скорее всего, не удастся (к чему тогда столь броский заголовок?), но возможно воспитать нового (здесь сразу вспоминается известный анекдот о женщине, приведшей ребенка к доктору: «Чем этого лечить, проще нового сделать»). В качестве рецептов воспитания приводится ряд довольно прекраснодушных, идеалистических общих мест. Во второй части статьи, пронизанной еще большим идеализмом, оказывается, что и вернуть читателя все-таки можно попытаться, если «показать, что поэзия отвечает на его вопросы», если читать классиков, устраивать концерты, «знакомить хороших музыкантов с хорошими поэтами», «сделать читателя активным участником творческого процесса». При этом неоднозначные вопросы: а надо ли возвращать читателя? зачем его возвращать, если он возвращаться не хочет? — не ставятся в принципе, по умолчанию полагается, что надо. Между тем игнорируется тот факт, что практически во все эпохи поэзия была искусством так или иначе элитарным (шестидесятые годы — разговор отдельный, что, впрочем, отмечает автор) и что массовость (здесь немного тревожат безапелляционные суждения О. Андреевой и выбранная планка: «Рэп — это поэзия. Рок — это поэзия», «эффект может получиться не хуже Никитиных» и т.д.) в некотором роде ей противопоказана. Навязать поэзию нельзя, к ней можно прийти. Вопрос поставлен актуальный и острый, однако решение его на столь поверхностном уровне удовлетворительным признать нельзя. На фоне других материалов номера этот текст выглядит невыигрышно.

В целом же журнал «Prosodia» представляется весьма весомым и необходимым сегодня изданием, сочетающим глубокую аналитичность в осмыслении разнообразных и многогранных феноменов современной поэзии с остротой и динамичностью подачи материала. Грамотно и профессионально исполненный, журнал несомненно займет (и уже занимает) достойное место на журнальной карте России, а его закономерное появление в «Журнальном зале» можно только приветствовать и пожелать бессменному руководителю и вдохновителю журнала Владимиру Козлову и его соратникам дальнейших успехов. Недавно вышедший новый четвертый номер журнала лишний раз убеждает в серьезности и успешности проекта.


                                                                                                                                     Константин Комаров


1  Как гласит сайт журнала http://prosodia.ru: Центр изучения современной поэзии — структура Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета, генерирующая культурные, просветительские, исследовательские проекты, посвященные современной поэзии. Действующие проекты — «Дни современной поэзии в Ростове-на-Дону», научный семинар «Языки современной поэзии», исследовательский проект «Жанровое мышление постсоветской поэзии», сайт www.prosodia.ru, литературно-исследовательский журнал «Prosоdia». Руководитель Центра — Владимир Козлов, доктор филологических наук, многолетний автор журналов «Арион», «Вопросы литературы», «Новый мир».



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru