Даниил Чкония. Пародия про пародию. Ремонт Приборов. Гражданская лирика и другие сочинения. 1969–2013. Предисловие Б. Кенжеева. Даниил Чкония
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 6, 2022

№ 5, 2022

№ 4, 2022
№ 3, 2022

№ 2, 2022

№ 1, 2022
№ 12, 2021

№ 11, 2021

№ 10, 2021
№ 9, 2021

№ 8, 2021

№ 7, 2021

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Даниил Чкония

Пародия про пародию

Ремонт Приборов. Гражданская лирика и другие сочинения. 1969–2013. Предисловие Б. Кенжеева. — М.: ОГИ, 2014.

 

Наконец-то! На фоне бесконечного нытья современных сочинителей стихотворных текс-тов прозвучал голос, напомнивший о десятилетиях традиции гражданской поэзии, берущей на себя ответственность в борьбе за светлые идеалы: «Счастье жизни — в верности идее. / Не в безделье счастье, а в борьбе. / Друг мой! Вижу суть твою в звезде я, / Что с рожденья светится в тебе… / Мы для той звезды живем на свете…».

Жалкие зоилы нынешних времен немедля накинутся на молодого автора, попеняв ему по поводу рискованной рифмы, отсылающей к другим понятиям и представлениям. Мы же отметим, что молодой поэт, мастер патриотической поэзии, каким являлся Ремонт Приборов* в самом конце благословенных шестидесятых годов минувшего века, был не чужд неких аллюзий. Нам, кому по душе молодой задор Приборова, их злобные наветы, как говорится, до самой дальней звезды.

Конечно, творческая биография Ремонта не выглядит абсолютно безоблачной. Патриотические послания — верные в своей идейной направленности — смущают порой адресатами. Например, это тогда малоизвестные рабочей молодежи сочинители вроде автора злобно-иронических пасквилей на нашу жизнь некоего Тимура Кибирова, или приобретшего популярность в новые времена предателя дорогих нашему сердцу ямба и хорея, застрявшему в тенетах силлабики и скатывающегося к гекзаметру г-на Цветкова, или еще одного завистливого рифмоплета Кенжеева — чего стоят его стенания по поводу получения этим Кибировым одной из сомнительных литературных премий! Ремонт Приборов счел возможным включить эти жалобы турка (или казаха?) в свою книгу. Подобные дружеские отношения явно смущают Приборова — иначе как объяснить, что отдельные сочинения он пишет от лица пресловутого Кенжеева?

Но в неверности идеалам Приборова не упрекнешь: его позиция четкая — идее «выноса мертвого тела Ленина из ордена Ленина мавзолея Ленина имени Ленина» он твердо противопоставляет свое «нет!», справедливо полагая, что мы не дикари какие-то: «О, как решительно и смело / мы поклялись в тот черный час, / что Ленина святое тело/ отчизна тленью не отдаст!.. / Ужель, подобно скифам диким, / мы надругаемся над ним,/ таким таинственным великим / одушевленным и родным!»

Справедливости ради замечу, что Ремонт Приборов не остался в стороне от жизни страны во времена так называемой перестройки. Чего стоит его «Экономическая баллада о молодом аудиторе»! Произведение, в котором новый герой нового времени аудитор Ильин разглядел всю бесчеловечную сущность новой банковской системы и нашел в себе силу и мужество противостоять ей и написать соответствующее заключение!

 

И пускай не боится Ильин никого,
незнаком аудитору страх —
грозен банка директор и двое его
заместителей в черных плащах!
не спеши, аудитор, давать им ответ,
пожалей своих малых детей —
предлагают тебе неприметный пакет —
в нем пятьсот миллионов рублей.

 

Но в ответ на угрозы бесстрашно молчал
молодой аудитор Ильин…

 

И тут, уважаемый читатель, я должен отвести несколько строк на отнюдь не лирическое отступление. В конце минувшего года я поспешил на презентацию книги Ремонта Приборова. Боже, куда я попал! Рядом с монастырским подворьем в подвале под страшным названием «Петлюра» (чуете, откуда ветер дует?) собралась немыслимая публика с отсветом мысли в глазах! До возмутительного уровня обаяния дамы и нехорошо пахнущие качественным парфюмом мужики расселись на диванчиках и обратились взором к некоему подобию сцены. К моему ужасу, туда протиснулся этот самый Кенжеев, нацепил на себя тельняшку (очевидное доказательство коррупции на флоте — кто-то же продал ему героический тельник?!), пристроил на голову что-то вроде пиратской повязки… Косит под Приборова, подумал я. И Кенжеев, раскрыв книгу, самым беспардонным образом, принялся читать замечательные произведения Ремонта, искажая их ехидными интонациями. Окончательно низко пал этот Кенжеев в моих глазах, когда вместо привычного ему стакана виски взял в руки стакан с портвейном, нагло пародируя патриотическую традицию Приборова употреблять родимые «Три семерки». (Они санкциями угрожают? Да пошли они в ранее обозначенную рифму — мы на крымское перейдем! От имени Ремонта отвечаю.)

Ежели кто считает, будто я клевещу на г-на Кенжеева, пусть отыщет в Фейсбуке в моей хронике фотографию, где я с утра в городе Брюсселе мужественно противостою своим стаканчиком виски стакану Кенжеева! Свидетельское фото опубликовано г-ном Мельником.

Ну ладно бы Кенжеев издевался! А публика? Стоило прозвучать этим кровью сердца написанным трагическим строкам об аудиторе, как, непрерывно ржавшая и до того, публика вовсе стала закатываться. Конечно, найдутся свидетели, что я сам катался по дивану! Так им я отвечу: «Дурной смех заразителен!».

И еще: если кому показалось, что сумма в пятьсот миллионов, предложенная аудитору, слишком велика, напомню, что произведение написано в распроклятые 90-е. (И нечего пальцем тыкать — скоро мы к этим ценам вернемся! Как замечает в своих ранних стихах Ремонт Приборов: «Не возьмем подонков в коммунизм, / Пусть и не свершившийся пока!»)

Обратимся к жанру «легкой иронии», которой не без некоторого легкомыслия грешит Приборов. Образчики подобной вольности заметным образом снижают идейный напор книги. Все-таки дружба с кенжеевыми, цветковыми и им подобными притупила бдительность Ремонта, не понимающего, насколько пагубным может оказаться влияние проплаченных заокеанскими недоброжелателями сочинителей. Вот, например: «Зачем ты, Зина, в магазине / Украла туфли на резине?/ Ты, Зина, не в своем уме! / Ты поступила, как лишенец, / Неужто хочешь ты в тюрьме / Среди бандиток и мошенниц / Закончить молодые дни? / Не одобряю. Извини».

Или еще пример художественного вольномыслия — стихи, рожденные в стране, включенной в систему международного наркотрафика: «Ирина стала как руина. / Ирина — жертва героина. / Никто уж ей не скажет «котик». / Да! Погубил ее наркотик».

Правда, не может не тронуть читательское сердце сочувственное стихотворение верного дружбе с Кенжеевым Ремонта: «Бахыт работал в МВФ / И зарабатывал немало. / Но выгнали из МВФ / Его, как жалкого шакала».

Важно: не как серого волка или бурого мишку-топтуна, а как шакала — трепетная отсылка автора к восточному происхождению приятеля. Ведь небезнадежный Бахыт поймет, наконец, что можно продаваться не заокеанской злобствующей закулисе, а свежему ветру российских перемен, сулящих в скором будущем!..

Пора уже этим бахытам стать в один строй с Ремонтом Приборовым! Справедливости ради отмечу: Кенжеев — автор замечательного предисловия к этой книге!

Завершая свой отзыв на книгу Ремонта, хочу обратиться к г-ну Амелину, имеющему некоторое отношение к издательству ОГИ, которое дало зеленый свет стихам Р. Приборова: наконец-то, после серии книг авторов, дискредитирующих нашу поэзию, открыта дорога истинным талантам. Это хороший знак, оправдывающий Вашу прежде идейно не выдержанную издательскую политику!

 

 

* Ремонт Приборов — поэт-энтузиаст, инженер-ассенизатор, работник ДЭЗа, стихо-творец, придуманный Бахытом Кенжеевым, многие годы пишущим под этой «крышей» пародийные ура-патриотические вирши г-на Приборова.

 

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru