Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 10, 2020

№ 9, 2020

№ 8, 2020
№ 7, 2020

№ 6, 2020

№ 5, 2020
№ 4, 2020

№ 3, 2020

№ 2, 2020
№  1, 2020

№ 12, 2019

№ 11, 2019

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Вячеслав Пьецух

Полковник и гармонист

Лауреат 1996 года за повесть «Государственное дитя» (№ 7)

 

 

В новейшие времена отечественные наука и техника дошли уже до таких крайностей, что стало возможным отправить человека на Марс и окончательно разобраться с вопросом, который так долго будоражил праздномыслящих чудаков: есть жизнь на «красной планете» или же ее нет. Этим человеком оказался полковник Жуков, прежде летавший вокруг Земли, навстречу комете Галлея и на Луну. Он был так горд назначением, что три дня ничего не ел.

Однако были еще и привходящие обстоятельства неприятного свойства, лишавшие его аппетита и навевавшие то гнусное настроение, которое у нас называется — «муторно на душе». Во-первых, полковнику предстояло лететь в одиночку, без товарищей, затем что время, расстояние и вместимость космического корабля позволяли захватить ограниченный запас кислорода, провизии и воды*. Одному лететь было все-таки страшновато, поскольку дорогой могло все что угодно произойти. Случаи были: подполковник Гусев, дылда и здоровяк, внезапно умер на борту от апоплексического удара, и его, по флотскому образцу, пустили вечным пловцом в космический океан.

Во-вторых, с жены и старшей дочери взяли подписку о невыезде, то есть их фактически зачислили в аманаты**, чтобы полковник Жуков чего-нибудь дорогой не учудил. Случаи были: бортинженер Сопелкин отказался возвращаться на Землю, так как после Москвы ему до того приглянулось одиночество и безмолвие, что он летал в межзвездном пространстве, пока не кончился кислород. Капитан Перепенчук водрузил на Луне украинский жовто-блакитный флаг.

Итак, в одно прекрасное утро полковник Жуков вышел из своего подъезда (Комсомольский проспект, дом № 21), чтобы далее проследовать маршрутом Москва — Подлипки — Байконур, и для начала перешел под землей на противоположную сторону магистрали, где он обычно держал свой роскошный автомобиль. В подземном переходе какой-то мужичок в темных очках, в латаном ватнике и сильно потертых брюках играл на гармонике с бубенчиками, так называемой таль-янке***, которую воспел еще Сергей Есенин, гениальный подголосок и баламут. У ног мужичка стояла патриархальная жестяная кружка под гонорар.

Полковник Жуков, на земной счет, провел в космосе двадцать лет, побывал на Фобосе, Деймосе и, главное, на Марсе, где он не то что жизни не обнаружил, а даже ничего, стоящего внимания, не нашел, если не считать серебряного доллара, который бог знает каким манером туда попал. Времени у полковника было предостаточно, и он дорогой выучил португальский язык, дочитался до того, что решил креститься по возвращении на Землю, и досконально изучил кишечный тракт у трипаносомы обыкновенной, которую ему навязали ученые чудаки.

Итак, двадцать лет спустя полковник Жуков вернулся в столицу, припарковал свой автомобиль на правой стороне Комсомольского проспекта и спустился в подземный переход, — мужичок в темных очках, латаном ватнике и сильно потертых брюках играл на итальянской гармошке «Собачий вальс». У его ног стояла та же самая патриархальная жестяная кружка под гонорар.

 

* В то время установки, регенерирующие воду из мочи, уже вышли из употребления на космических кораблях (прим. автора).

** То есть заложники (прим. ред.).

*** Правильно будет «итальянка», но выговорить лишнюю буковку нашему плебсу лень (прим. автора).

 

 

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru