Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 9, 2021

№ 8, 2021

№ 7, 2021
№ 6, 2021

№ 5, 2021

№ 4, 2021
№ 3, 2021

№ 2, 2021

№ 1, 2021
№ 12, 2020

№ 11, 2020

№ 10, 2020

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Николай Шатров

«О всех забытых кто-нибудь напишет…»

АРХИВ

 

О поэте  Николае Шатрове

 

17 января  2014 года Николаю Шатрову исполнилось бы 85 лет. Он умер в 1977, так и не увидев при жизни ни подборки своих стихов в журнале, ни своей книжки. Его поэзия  в советские времена считалась безыдейной и лишенной социальной составляющей. Кроме того, Шатров был верующим человеком, поэтому в его стихах  не раз  упоминалось имя Божье, что приравнивалось  тогда чуть ли не к политическому криминалу. Имя  талантливого и своеобразного поэта было возвращено читателям посмертно: публикациями в печати и, наконец, сборниками «Стихи»,  вышедших в 1995   в Нью-Йорке, и  избранным «Неведомая лира» — в Москве» в 2003. Если нью-йоркский сборник стихов  нашел в эмигрантской печати достойную оценку, то московское издание, как ни странно,  прошло незамеченным. 

Понятно, что эти книги не смогли представить всего поэтического наследства Шатрова — эту задачу успешно  выполняет журнал «Знамя», публикуя третью по счету подборку его неизданных стихов (см. №6 за 1999 г., №2 за 2012 г.). Шатров продолжал традиции поэтов «серебряного века» и, вероятно» именно с ним это замечательное литературное явление и уйдет в прошлое.

Сегодня сбылись слова поэта:

 

Я — звезда. Понимаю прекрасно,

Сердцем выше обид.

Лишь когда на земле я погасну,

К вам мой свет долетит.

 

Рафаэль Соколовский

 

 

 

 

* * *

Развейте пепел — это тело
Огонь душе не повредит.
Да и она сгореть хотела:
Сегодня быть не духом — стыд.

 

                                   1968

 

 

Великий понедельник

 

Рассуждения о бессмертье —
Это всё суета сует.
Как хотите, верьте — не верьте,
Умирает только поэт.

 

Потому что в краю загробном
И
ли здесь, на Земле у вас
Ни родиться ему подобным,
Ни скончаться, ни жить сейчас.

 

Нет! Ни вечности он заложник.
Ни игральщик злобы дня…
Положения нету ложней
Положения во гроб меня.

 

 

* * *

Я забуду тебя. Это сделают годы
И
бесстыжая память моя.
Пресмыкаясь, солжёт настроенью в угоду,
Извернётся совсем как змея.

 

Уползая, скользнёт по извилинам мозга —
Аспид, Господи, или гюрза?..
Дверь закроется плотно, и света полоска,
Словно сжалясь, ужалит в глаза.

 

                                   1958

 

 

Загадка

 

Смеркается день — ты глаза закрываешь,
Как будто иначе глядишь на меня.
Как будто иначе от счастья растаешь,
Хоть ты не из воска, но я — из огня.
Зато — из какого, вовек не узнаешь,
Когда же узнаешь — не будет меня.

 

                                               1970

 

 

* * *

Просунь свою голову в песню,
Которую я сочинил,
Повисни, умри и воскресни —
Всё это не стоит чернил!
Стихи! Не уставший сплетать их,
Дождусь ли счастливого дня?..
Читатель, читатель, читатель,
Ты должен быть лучше меня!

 

 

* * *

Моя любимая, душа моя,
Единственная навсегда!
Та подсудимая, та самая
Истица Страшного Суда…

 

На нём же, им же обвиняемая,
Одна — ответчица за всех,
От века сущая и чаемая —
Неповергаемая в грех!

 

 

* * *

В искусстве подлинном есть что-то,
Помимо пота и работы,
И ремесла и мастерства
И
гений это выражает.

 

Так женщина детей рожает,
Так из земли растёт трава.

 

 

Перед зимой

Живу на даче в деревянном доме.

37-ая осень благодатна.

Слетают листья ... Наблюдай бесплатно

Стриптиз деревьев вплоть до анатомии.

И солнце — кружка с пивом — вот так номер!

Украдкой опьяняет шестикратно.

Не слезу с бочки, не вернусь обратно,

Пока — поэт, пока ещё не помер.

И пена снега, ты осядешь хмелем.

Покалывая горечью язык;

Дух осени со вкусом сигареты.

Всех женщин мы разделим по постелям,

Чтоб прохрапеть, блаженствуя, до лета…

Я как-то трезвым был. Ужасный миг!

 

                                               1966

 

 

* * *

Лёг снег, и тихо стало,
Уснуло всё как будто,
Иль в обморок упало,
Скончалось на минуту

 

Но вот вздохнуло время
И
вздрогнуло пространство,
Вернувшись к прежней теме
Из старого упрямства.

 

Дворы, заборы, крыши
Себя обводят взглядом,
И снова я не слышу
В
сё то, что слышать надо.

 

                                   1960

 

 

Весенний день

 

Весенний день по-детски весел,
По-стариковски хлопотлив.
Казалось, ничего не весил
Журчащий, радостный мотив.

 

Но от него светлело небо,
Дымился снег, ручей кипел
И
не было местечка, где бы
Он что-то сделать не успел.

 

Сама земля, его услышав,
Припоминала свой уют.
А он свистел и лился с крыши —
Так флейты Моцарта поют!

 

                                   Н. Тагил. 1956

 

 

Стихи из архива Рафаэля Соколовского, подготовленные им же для печати

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru