Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2021

№ 4, 2021

№ 3, 2021
№ 2, 2021

№ 1, 2021

№ 12, 2020
№ 11, 2020

№ 10, 2020

№ 9, 2020
№ 8, 2020

№ 7, 2020

№ 6, 2020

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Вячеслав Шаповалов

Фрунзе, привокзальная ода

Об авторе | Вячеслав Иванович Шаповалов родился 28 октября 1947 года в городе Фрунзе, — русский поэт, переводчик тюркской и европейской поэзии, литературовед, теоретик перевода, литературный критик, этнополитолог

Об авторе | Вячеслав Иванович Шаповалов родился 28 октября 1947 года в городе Фрунзе, — русский поэт, переводчик тюркской и европейской поэзии, литературовед, теоретик перевода, литературный критик, этнополитолог. Народный поэт Киргизии, лауреат Государственной премии (2000) и Русской премии (2012), заслуженный деятель культуры, профессор, доктор филологии. Директор научного центра «Перевод» в Киргизско-Российском Cлавянском университете. Автор десяти книг стихов, в том числе «Избранное» в 2 томах (Бишкек, 2003), «Чужой алтарь» (Бишкек, 2011). В «Знамени» публикуется впервые. Живет в Бишкеке (бывшем Фрунзе, Киргизия).

 

В защиту свидетельств

Эпохами отобедав,

этносы прут без цурюков
от пассионарности дедов
к транссексуальности внуков.

 

Немного, видно, рубруков

в толпе меж гуннов, венедов,
у очевидца кредо — в
том, чтоб сгинуть без звуков.

 

Полчища в ритме торжищ

сочтёшь, впотьмах подытожишь —
чужак, сирота, историк! —

 

ведь всё, что циник набрешет,

поправить мечтает стоик
до того, как зарежут.

 

Переплётчик книг

 

Бухбиндер, Stranger in a Strange Land…

 

юнец с лицом как вчерашний пикник
с фамилией переплётчика книг
беглец и чужак в чужой стране
чей век серебряным был вдвойне

 

эпоха молодости полна
вины невинности и вина

 

шестидесятые путь торят

общаги барды пролетарьят

 

почти ровесник как лёгкий лист
горнист словесник психолингвист
залётный голос нездешний гость
крыло подбито белеет кость

 

и хоть предгорий сонная ширь
не каменноугольная сибирь
но в лёгком тьма и мгновенный свет
которому объясненья нет

 

и мира множится ореол
ширни ещё хоть один укол
стучится призрак не отворить
ушёл и слова не повторить

 

и синтаксис перестал кровить
и недожитого не отравить
и выдоха не перекроить
ушёл и слова не повторить

Фрунзе, привокзальная ода

…подражанье мавзолею торт из серых плит
вспомню вздрогну пожалею вновь перрон закрыт

 

череда полей немая облаков узор
рельс эвклидова прямая искривлённый взор

 

чуждой страсти отблеск ртутный в мёрзлой глине клад
ржавый привкус бесприютный липкий мёртвый взгляд

 

общий лик вождей усатых всяк здесь Божий сын
лет изломанных остаток и осадок вин

 

грусть оскал далёких странствий мгла озноб глазам
серый данник дней бесстрастный фрунзенский Вокзал

 

 

…на нелепой хрупкой раме меж случайных звёзд
над железными путями эйфелевый мост

 

деревянный безутешный а с него видна
акварелью дымной нежной хмурая страна

 

тепловозов рокот сиплый маневровых плач
вместе с бабушкой и скрипкой маленький скрипач

 

он по мостику в очочках на урок спешит
словно в спящей ветке почка в нём смычок зашит

 

мост качается над бездной музыка слышна
от предчувствий бабки бедной горбится спина

 

неизбывного испуга древней крови стон
молча нарастает фуга на краю времён

 

 

…хмурые в погонах ели комариный звон
некто в кожаной шинели марс гражданских войн

 

ясен пташкам и букашкам пламенный alarm
на коне скалистом тяжком чёрный командарм

 

конь как боров злобный норов всадник крепко сшит
для дальнейших разговоров маузер молчит

 

в лоб обдолбанным европам зрит кромешный зверь
он стоял над перекопом он стоит теперь

 

коминтернам в час безлунный аз печаль повем
на главу падёт чугунный островерхий шлем

 

бзик реалий отблеск далей вещего огня
и чугунных гениталий тяжкого коня

 

на колхозников кишлачных молча смотрит конь
выдав для телег ишачьих в будущее бронь

 

 

…оглянись чугунный всадник не рванётся вскачь
и дойдёт в свой детский садик маленький скрипач

 

друг и враг нам знака нету в бесприютной мгле
за шеломянем ты где-то русская земле

 

узкоглазый князь смеётся он душою чист
ведь когда-то содрогнётся молдаванский лист

 

и луна со дна колодца очи спрячет в тень
и хирург из полководца вырежет ремень

 

отольётся кровь победы дети прорастут
и заполнит все пробелы время страшный суд

 

звёзд далёких свет сигнальный поворот руля
отблеск северных сияний вечного кремля

 

 

а пока что тихо шепчет Богу аз воздам
дом бездомных отошедших
фрунзенский Вокзал

 

 

Бишкек

 

* Фрунзе (молдав.) — зеленый листок

 

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru