Янис Грантс. Стирка тельняшки и других окровавленных вещей. Стихи. Янис Грантс
Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
№ 1, 2023

№ 12, 2022

№ 11, 2022
№ 10, 2022

№ 9, 2022

№ 8, 2022
№ 7, 2022

№ 6, 2022

№ 5, 2022
№ 4, 2022

№ 3, 2022

№ 2, 2022

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Янис Грантс

Стирка тельняшки и других окровавленных вещей


Об авторе | Янис Илмарович Грантс родился в 1968 году во Владивостоке. В связи с военной службой отца жил в Советской Гавани, Ленинграде, Кирове. Учился в Киевском государственном университете на историческом факультете. Служил срочную службу на большом десантном корабле Северного флота. После демобилизации остался в Заполярье и работал на торговых, рыболовецких судах, буксирах, приписанных к Мурманску и Архангельску. Публиковался в журналах “Знамя” (№ 8, 2009), “Волга”, “Урал”, “Крещатик”, “День и ночь” и др. Лауреат Большой Независимой поэтической премии П (2008). Руководитель поэтической секции литературного объединения им. Михаила Львова. Автор книги поэм и стихотворений “Мужчина репродуктивного возраста” (2007) и книги для детей “Стихи на вырост” (2011, совместно с Дмитрием Сиротиным). С 2002 года живет в Челябинске.

 


Янис Грантс

Стирка тельняшки
и других окровавленных вещей



Троллейбус

дышит одышкой. цветёт как самшит.
села в троллейбус. шуршит и шуршит.

шепчет. невнятно. и шарит ковшом.
в маленьком. среднем. побольше. большом.

с пола поднимет. уронит с колен.
свой бесконечный полиэтилен.

что ты там ищешь, смешная душа?

на “станкомаше” выходит, шурша.


Конъюнктивит

а боль болит, поёт как охра
на ржавых сводах.
торчит как бабушка из вохра
в дыре завода.

пишу — и вспыхивают спички:
по шесть на строчку.
(спустил последнюю наличку
на оболочку).

нещадно режут автогеном
глазное днище.

как мне живётся? офигенно!
на пепелище.


Скульптор Вова

Нодару З.

новые русские в полный рост
караулят погост.
сто сорок слетелись на сто голов.
выщипывают волосяной покров
новых русских (редкий и без того;
и совсем отсутствующий у одного;
и почти совсем — у ещё одного).

сто собак вскочили не с той ноги
и танцуют свои круги
у сто первой с тыла. наперекор
самозванцам из прочих свор.

сторожиху церкви не видно из-за метлы.
купола сияют, словно котлы
корабельного камбуза. и фреза
в мастерской поёт: за-за-зззззааа.
скульптор вова, как масло, режет гранит.
скульптор вова — главный по части плит.
говорит: “не хотите ли в полный рост
караулить компост?”


Бывшая

моя бывшая познакомила меня со своим нынешним.
он, что ли, из кинешмы.
работает, что ли, шуруповёртом.
с виду — калач потёртый.
потёртый-то он потёртый, а моложе моей бывшей лет на тридцать.
(смогла же так исхитриться!)
встретились мы случайно. точней — преднамеренно.
ну, моя бывшая сама притащила ко мне этого мерина.
такие кульбиты, говорят психологи, говорят о скрытых мотивах —
отмщенческих и похотливых.

и тут моя бывшая возьми да и скажи: это не мой нынешний, а твой сын.
пока один.
будешь почаще в себе, приведу и второго.

ну, я возьми да и ответь: ты вообще-то здорова?

а она возьми да и ответь: я-то да, а вот ты лежишь в больнице святой великомученицы
ксении.
не овощ, конечно, но смахиваешь на растение.
словом, прикован к постели.
на всю жизнь. то есть где-то до середины следующей недели.

 


Стирка тельняшки и других окровавленных вещей

я могу бесконечно смотреть, как
вращается барабан стиральной машинки,
ударяются пуговицы о колпак,
извиваются бронзовые ширинки,
в сумраке тянутся рукава
туда, где предполагается голова.

предполагаемая голова
полнится хлором и порошками,
полощатся вытаращенные слова,
слезятся глаза над мешками,
вяжутся в узел штанины. и страх
прячется в пузырях.

пузыри лопаются во рту,
выжигают нутро коробки.
я глотаю. выдавливаю тошноту.

[вынесенный за скобки
моего рассказа мёртвый матрос
по притонам шлялся, блудливый пёс,
а теперь лежит башкой об косяк.

а вот нечего было так:
“так и так. жизнь — бардак. ухожу к другой”.

от меня не уйдёшь, дорогой.
ты теперь не ходячий.
другой].


Чужие стихи

1. вишни

капли крупные как вишни
стучат о дно мойки
кран-букса говорит он худая
кран-букса
вишни превращаются в сливы
мойка в землю
и только кран-букса
остаётся кран-буксой
худая причитают старушки
у одной из них надпись на футболке
цинциннати
по-ихнему разумеется

сливы лежат на земле
старик обходит дерево
смотрит поверх кроны
кран-букса говорит он худая
кран-букса


2. горшки

глиняные горшки на полке
меняются местами пока я сплю
купил в IKEA
долго думал куда их приткнуть
ну не жаркое же в самом деле

горшки меняясь местами
подают мне знак
но какой мной не разгадано
может купить в IKEA
крышки для горшков данной
модификации


3. трамвай

трамвай восьмого маршрута
едет по воображаемым рельсам
рядом с настоящими
воображаемая дуга стонет
воображаемая кондукторша чертыхается
воображаемый мальчик плачет
прижимая к себе
воображаемого человека-паука

всё как настоящее

только пункта отправления не существует
только пункт назначения
неизвестен


Принц

открывают птичьи клетки мертвецы.
разлетаются дрозды. щеглы. скворцы.
прижимает мишку плюшевого принц.
так, что пуговицы лезут из глазниц.

в страхе мечутся скворцы. дрозды. щеглы.
разбиваются посмертно об углы.

сердце принца утекает наутёк.
шлёт из пяток свой густой и тихий сок.

мертвецы у изголовья на посту.
как замотанное в тряпку, сердце сту…


Челябинск



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru