Константин Ваншенкин. Из лирики. Константин Ваншенкин
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2022

№ 4, 2022

№ 3, 2022
№ 2, 2022

№ 1, 2022

№ 12, 2021
№ 11, 2021

№ 10, 2021

№ 9, 2021
№ 8, 2021

№ 7, 2021

№ 6, 2021

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Константин Ваншенкин

Из лирики

Об авторе | Константин Ваншенкин — постоянный автор “Знамени”. Впервые напечатался в журнале “Знамя” (и вообще в толстом журнале) в феврале 1950 года, более шестидесяти лет назад. Предыдущие публикации стихов — в № 12, 2008, № 10, 2009, № 2, 2010, №11, 2010; воспоминаний — в № 9, 2009, № 6, 2010.

 

Константин Ваншенкин

Из лирики

Девочка и собака

Из большого числа
Выделяясь однако,
Чинно девочка шла —
Рядом с нею собака.

От обычных зевак,
Как наш взгляд отмечает,
Благородных собак
Кое-что отличает.

Но и та в свой черёд
На короткой прогулке
Нечто вдруг придаёт
Юной женской фигурке.

Проступает ясней
Безупречно и строго
Силуэт рядом с ней
Долговязого дога.

Воспоминание о Внукове

Слегка покачивался клён
С ухваткой старого атлета.
Печалилась со всех сторон
Земля, уставшая от лета.

В окне бежали дни, резвы,
Всё очевидней были дачи,
И с шумом роща от листвы
Отряхивалась по-собачьи.

Дебют

Ничего себе дебют!
(Да ещё в партере мама).
Ведь они его добьют —
Эта публика упряма.

Зал был холоден и зол,
Но при помощи студентов
С верхних ярусов сошёл
Оползень аплодисментов.


* * *

В.С.

Зайти Ахматова приглашала,
Когда у Ардовых здесь жила.
Но словно что-то ему мешало,
Во всяком случае, не дела.

Писал стихи, вечно жил в азарте,
Но без участия громких фраз.
Играл блистательно на бильярде,
Тушил торфяники прошлый раз.

По сути, жизнь его шла слоями,
Дороги сами его вели.
Легко влюблялся. Кутил с друзьями.
Снимал Цветаеву из петли.

Десять дней

Мир был безжалостно одинаков,
Когда раздумываешь о нём.
Мир тех землянок или бараков,
Где затруднительно быть вдвоём.

Мы сняли комнатку на десяток
Ничтожных дней, что нашлась окрест.
Сие позволил нам наш достаток
Да и хозяев ещё отъезд.

Но ведь запомнился не напрасно
Хотя и крохотный тот отсек,
И как задумчиво и прекрасно
Жить отгороженными от всех.

В приёмном покое

Слыша крови смутный гул,
Исходя из общих правил,
Ртуть в термометре стряхнул,
Снова градусник поставил.

На приёмном этаже
До того набрался страху,
Что немедленно уже
Был готов лечиться с маху.

И как будто бы в залог
Предстоящего здоровья,
Вмиг на коечку залёг
В направленье изголовья.

Укол

Был готовый к делу шприц,
Сломанная ампула.
Вообще-то у сестриц
Пальцы как у ангела.

Боль

Ощущаем себя зачастую,
Будто мы перекатная голь.
Я давно уже не протестую
Получать эту смутную боль.

Этой болью без всяческих споров,
А уже до конца и всерьёз
Заразился от белых просторов,
Зарядился от жёлтых берёз.

* * *

— Зачем я сюда зашёл?
Ага, за очками.
Такое бывает со старичками…
Нашёл, нашёл.

— Зачем я забрёл сюда?
Никак за лекарством.
Сказать, что нашлось оно, было б лукавством…
Нигде ни следа.

— Зачем вообще я здесь,
К щемящей в окне равнине
С младенческих дней доныне
Причастен весь?



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru