Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 9, 2021

№ 8, 2021

№ 7, 2021
№ 6, 2021

№ 5, 2021

№ 4, 2021
№ 3, 2021

№ 2, 2021

№ 1, 2021
№ 12, 2020

№ 11, 2020

№ 10, 2020

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Виктор Кузнецов

Страстной бульвар, 10. Ежемесячный журнал

Театр — весь мир?

Страстной бульвар, 10. Ежемесячный журнал, №№ 3—123/2009 — 6—126/2010. — М., Союз театральных деятелей РФ (Всероссийское театральное общество).

 

“Российский театр: информация, проблемы, тенденции”. В словах, вынесенных на обложку журнала Союза театральных деятелей РФ “Страстной бульвар, 10”, четко обозначена программа издания. На его страницах рассказывается о событиях театральной жизни в Москве, Санкт-Петербурге и на периферии, анализируются новые постановки, ведется обмен мнениями о режиссерских поисках, находках и новациях, обсуждается работа актеров, драматургов, художников, хореографов. Информирует “Страстной бульвар, 10” и о фестивалях, выставках, конкурсах, премиях, юбилеях…

Знаменитая фраза Белинского (“Любите ли вы театр так, как я люблю его?”) встретилась мне на страницах журнала всего один раз: ею начинается рассказ Геннадия Бирюкова о Русском драматическом театре им. Н.А. Бестужева в Улан-Удэ и прошедшем там фестивале сибирских и дальневосточных театров “По соседству мы живем”. Но незримо изречение, ставшее крылатым, присутствует как эпиграф чуть ли не в каждой публикации: все они неравнодушны, не причесаны под одну гребенку и интересны не только профессиональному служителю Мельпомены, но и рядовому зрителю.

Нумеруются выпуски по театральным сезонам. Все номера, оказавшиеся в моих руках, относятся к сезону 2009—2010 годов. В каждом из них немалое место отведено обзору премьер примерно полутора десятков провинциальных театров, причем не только областных или республиканских. Наряду с рассказами о событиях в театральной жизни Новосибирска, Перми, Краснодара, Казани, Саратова, Тюмени, Челябинска я с большим интересом читал сообщения из самой что ни на есть глубинки: таежной якутской Нюрбы, закрытого по сей день Сарова — бывшего Арзамаса-16 и Горького-130, уральского Златоуста, подмосковного Серпухова, кубанского Армавира…

В Нюрбинском драматическом театре, например, гвоздем нового сезона стал спектакль “Тутугури” по пьесе якутского драматурга Семена Ермолаева о французском поэте, философе, театральном деятеле Антонене Арто. Режиссер Юрий Макаров стремится на его примере показать освобождение от жестокости и преодоление трагического. Арто в спектакле безжалостен только к себе самому. И, как рассказывает автор статьи Галина Томская, несмотря на тяжелейшую ситуацию, не признает себя ни побежденным, ни сумасшедшим.

Официальное название театра в Сарове — Нижегородский областной драматический. Петербургский режиссер А. Кладько поставил там “Плутни Скапена” Мольера и называет свой веселый спектакль “театральным хулиганством на неаполитанской почве”.

В театре “Омнибус” (Златоуст) сезон открылся премьерой “Свадьбы Кречинского” (режиссер Борис Горбачевский). По ходу спектакля, сообщает в журнале Ирина Ликинская, заметны некоторые отступления от пьесы. Но в финале, как и у А. Сухово-Кобылина, утверждается сила любви, которая пусть и не в состоянии изменить мир, но позволяет ради любимого человека смириться с неизбежными жестокостями жизни.

В репертуаре Армавирского театра драмы и комедии появился спектакль “Изобретательная влюбленная” по пьесе Лопе де Вега. Поставил его главный режиссер Юрий Ковалев, стремящийся, как отмечено в журнале, донести до зрителя главную мысль: нельзя позволить Красоте исчезнуть из нашей жизни.

С большим для себя интересом узнаю, что во Владимирском академическом театре им. А. Луначарского с неизменным успехом идет спектакль “Василий Теркин” молодого режиссера Р. Феодори (Ильина). Второе название юбилейного спектакля по поэме А. Твардовского (в нынешнем году исполняется 100 лет со дня рождения поэта) — “ТТ”. Грозное слово, означающее марку до сих пор стоящего на вооружении пистолета, складывается из фамилий автора и его героя еще в программке.

Русские песни звучат в зале с первых минут представления. На сцене парни и девушки с шутками и прибаутками переодеваются в потрепанное солдатское обмундирование. “…Их, Теркиных, — делится впечатлениями Дмитрий Ледовский, — будет ровно девять. Как и предполагал поэт, Теркин есть в “каждой роте”. А после переодевания, после спора ребят, “кто ж все-таки из них настоящий Теркин”, началось прощание с любимыми — хореографическая, мимическая сцена, исполненная такого отчаяния, такой тоски, такого предощущения будущих страданий и смерти, что в зале наступила гробовая тишина”.

О II Фестивале молодежных театральных коллективов “Виват, театр!”, прошедшем в Тамбове в ноябре 2009 года, подробно рассказывается в статье Элеоноры Макаровой.

Заходит в журнале речь и о II Фестивале русских театров Северного Кавказа и Черноморско-Каспийского региона, состоявшемся в Махачкале в октябре 2009 года. В нем участвовали театральные коллективы Дагестана, Карачаево-Черкесии, Ингушетии, Северной Осетии, Калмыкии. Гостями были московский театр “Модернъ” и Калужский драматический. Моноспектакль “Хаджи Мурат” привез из Санкт-Петербурга артист Большого драматического театра им. Г.А. Товстоногова Михаил Морозов. Завершая рассказ о фестивале, Ольга Буткова отмечает, что знаменитая повесть Льва Толстого прозвучала “…как нельзя более современно и своевременно, напоминая, что понятия чести, храбрости, благородства равно дороги всем народам, что человеческая сущность куда важнее любого деления по национальному или религиозному принципу”.

Рассказывает журнал и о VI Международном театральном фестивале “Крымский ковчег”, в котором участвовали коллективы и театроведы из Москвы, Киева, Ташкента и Вильнюса. Проходил фестиваль в Симферополе в Крымско-татарском музыкально-драматическом театре, чьи 110 лет со дня основания и 20 лет со дня возрождения исполнились в апреле 2010 года. В день открытия фестиваля был показан спектакль “Сенмеген йылдызлар” (Сияющие звезды”) по пьесе Р. Муедина о депортации крымско-татарского народа в 1944 году. Постановщик спектакля и художественный руководитель театра Билял Билялов сказал на пресс-конференции: “Фестиваль мы делаем для того, чтобы к нам приезжали разные театры со всего мира. Ведь чем больше таких представлений мы будем видеть, тем более толерантными и культурно-богатыми мы станем”.

Подобное с полным правом можно сказать и о спектакле театра из польской Легницы “Повесть сибирская”, показанном в девяти российских городах, включая Москву. В абсолютно нестандартном, как я понимаю, представлении (не только сцену, но и пол между зрительскими амфитеатрами перед началом действия засыпали слоем тучного чернозема) речь заходит о весьма непростых российско-польских отношениях в XIX и ХХ веках, а также и в наши дни. Анализ спектакля, раздельно предпринятый Елизаветой Ганопольской и Александрой Лавровой (главным редактором “Страстного бульвара, 10”), — один из интереснейших материалов журнала. Особенно привлекли мое внимание процитированные там слова драматурга Кшиштофа Копки на пресс-конференции в Тюмени перед началом гастролей по Сибири: “В Польше сейчас идет общественная дискуссия, которая, возможно, приведет к переоценке польской истории. Надо, наверное, воспринимать мой текст как голос в этой дискуссии. Надо перестать думать, что Польша и поляки были жертвами истории, жертвами злых соседей и так далее”.

Интересно узнать и о проходившем в Элисте Международном театральном фестивале “Желанный берег”. Фестиваль этот кочевой, и в столице Калмыкии, принявшей эстафету от Улан-Удэ и Улан-Батора, получил название “Сказание Великой степи”. В нем участвовали три местных театра — Национальный калмыцкий, Русский и Театр юного зрителя “Джангар”, а также театры Якутии, Тувы, Адыгеи, Республики Алтай, Южной Осетии…

Выпуски журнала непременно сопровождаются вступительным словом главного редактора. Александра Лаврова, представляя один из номеров, говорит: “Никто не знает истинной правды не только в настоящем, но и прошедшем. Но искусство гораздо более, чем социально повязанная история, стремится эту правду нащупать и обсудить, чтобы к ней приблизиться”. Фестивали, по ее мнению, как раз и являются поиском общего языка и коллективным движением в сторону правды.

Во вступлении к юбилейному “чеховскому” номеру главный редактор рассказывает, что “…в Ярославле в старейшем Волковском театре провели беспрецедентный марафон, на шесть часов превратив весь театр, включая закулисье и зрительские фойе, в чеховскую сцену. Главный режиссер театра Сергей Пускепалис предложил артистам сделать самостоятельные работы по Чехову, и их было представлено 56! Нон-стоп показывали фрагменты чеховских пьес, инсценировки рассказов все артисты — от народных до молодых, только что принятых в труппу”.

В Сыктывкар на Северный фестиваль привезли спектакли по Чехову из Москвы, Кирова, Казани, Нижнего Новгорода, Твери, Пензенской области… “Иванова” поставил Тульский театр кукол.

“…В Марийском ТЮЗе “Вишневый сад” прочли безыскусно, почти что по ролям, но седенький старичок Фирс (Андрей Андрианов), забытый, как положено, в запертом доме, вызвал поначалу гогот в зале, а закончил свои слова в мертвой тишине — юные зрители осознали трагизм произошедшего. Не забыть этого Фирса тем, кто его увидел. Хочется, чтобы Чапай выплыл, чтобы Фирса не забыли. Чтобы не забыли в театре человека. А Чехова не забудут, и он скажет о главном, человеческом, и в самых абстрактных и холодных, и самых резких и ниспровергающих, и в самых простеньких постановках”.

Любите ли вы театр так, как любит его “Страстной бульвар, 10”? Я вот теперь люблю…

Виктор Кузнецов

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru