Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 3, 2021

№ 2, 2021

№ 1, 2021
№ 12, 2020

№ 11, 2020

№ 10, 2020
№ 9, 2020

№ 8, 2020

№ 7, 2020
№ 6, 2020

№ 5, 2020

№ 4, 2020

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Алексей Зарахович

Рыбья скворешня

Об авторе | Алексей Владимирович Зарахович родился в 1968 году в Киеве. По образованию — филолог (КГПИ им. Горького). Автор книг: “Машины и озера”, “Табукатура”, “Шаббат” (книга в сборнике “Дом с химерами”), “Река весеннего завета”. Автор и режиссер поэтических клипов по мотивам украинской поэзии 20—30 годов. Работал учителем русского языка и литературы, журналистом, тележурналистом и пр. Член НСПУ (Союз писателей Украины). Предыдущая публикация в “Знамени” — № 9, 2008. Живет и работает в Киеве.

 

Алексей Зарахович
Рыбья скворешня

Чехов

Сперва окунись, там где будешь ловить окуней,
Став частью реки, хоть бы частью ненужной, напрасной
Вот лось отражённый качнул плавниками на дне
Лосось — догадаешься ты, — обманувшая Каспий

Гроза будет в полдень, а нынче кратчайшим путем —
Прямым, под линейку проложенным, будто бы к сроку
Ты здесь очутился при удочке и с врачом
               Что каплю дождя
                       может выжать
               из пальца
                       иголки

( Гроза будет в полдень, гроза будет в полдень – потом)

… Разводит руками: Что молния – сам рассуди:
Уходит, ушла — и не быстрым, но токмо возможным
Единственно верным путём, на котором следы
Сгорают, покуда неведом единственно ложный

(Уходит… Ушла… Вот и всё о чём спрашивал ты)

… А лось нерестится и белые кольца воды
Качнутся и снова замрут на ветвях отражённых


Петух

Я детство уподобил сквозняку
Что дверью хлопает и прячется за двери

Прислушайся, своё кукареку —
Нет, ты послушай, как звучит теперь
Фальшиво, скажешь? Всё же голос — громкий —
Поёт петух из глубины похлёбки

И сразу выдох, сдавленный в горсти
Ребёнка, что почти сбежал из дома
С короткой удочкой — окликнут с полпути
До озера — шагает обречённо

…Среди гостей неловок, несмышлён
Вращает ложкой неживой бульон

И кто кого вращает? — гребешок
Прокипячённый — варево расчешет
До дна, где нарисован петушок
Во красных сапогах про утро брешет

…Смеркается… До озера вся жизнь
Авось дойдёшь, а нынче спать ложись

Сперва приснится — тонет поплавок;
Над озером, захлёбываясь смехом
Звенит тарелочный апостол Петушок
И снова мальчик, скрипнув табуретом
Перед гостями вытоптал стишок
Как наяву, но радуясь при этом

…Ты слишком юн, чтоб разгадать к чему
Все эти сны, идущие ко дну

— На мотыля берут перед рассветом

Пловец

Мир отражённый до утра внутри
Ночного озера — пускает пузыри
Вниз головой нелепо перевесясь
К поверхности, как будто ждёт известий

И вправду ждёт намека, пустяка
Не ветра, а всего лишь сквозняка
Не дерева — откуда быть деревьям
Когда деревья с первой темнотой
Ушли в леса под листьев песнопенье
Оставив за собою сухостой

…Ни дерева — откуда быть деревьям

Как если бы, сказавшись неживым
Коротким эхом, отзвуком, чужим
Сказавшись,
                     ибо всюду только ясность —
И свет, и тень, и отраженья их
И соразмерность образов двойных
Их нераздельность, будто сопричастность —
Как если бы готовишься ко дню
…Так озеро, ушедшее ко дну
В самом себе на целый мир похоже

Скажу: Пловец, плыви куда-нибудь
Сквозь невода водой сплывает путь
Темнеет путь единственно возможный

Квадрат

Как Малевича празднуют нынче
Два квадрата на фоне кирпичном
Оба чёрные, правый светлей
Будто облик её, будто облак
Или близкая память о ней
Заоконный раздвинули морок
Дважды чёрный — не нужно светлей

Это парная рифма как верша
Вещь в себе, это рыбья скворешня
Вот окошко и кошка внутри
…Там в воде образуется полость
Воздух крепит икринки на плоскость
И скользят по стеклу пузыри

Или так: это живопись, всё же
Это жидкая птица под кожей
Мажет перьями, как бы летит

Или так: дом не спит, дует в трубы
Дом над озером плачущим, трудным —
Ночью в озере щука кричит:

— Ой, вей, голос зарезали в жабрах
— Ой, вей, в глотку засунули жабу

…А в окне всё дрожит занавеска
Женский облак дождит и отвесно
Свет на тяге печной как на дрожжах
Жил, покуда до солнца не дожил

Щучьим горлом спускается к солнцу крючок
Мокнет в розовой слизи
И любимая спит, обернув серебрящийся бок
Не укрытая снизу

…Или так: два окна на весу, запах краски повсюду
Ожидание счастья? Ну что ты — единственно чуда
 

Киев



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru