Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 9, 2021

№ 8, 2021

№ 7, 2021
№ 6, 2021

№ 5, 2021

№ 4, 2021
№ 3, 2021

№ 2, 2021

№ 1, 2021
№ 12, 2020

№ 11, 2020

№ 10, 2020

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Ольга Марк

Страшные сказки на ночь

От автора | Живу между горами и степью. Пишу, потому что досталось в удел исследовать и испытывать. Пока три книги со странной судьбой и публикации в дальних странах, а теперь и в России. Работаю литературным менеджером. Создала литературный журнал “Аполлинарий” и Общественный фонд “Мусагет”, объединившие писателей Казахстана, пришедших в русскую литературу после 1991 года.

 

Круг с крылышками

В одном городе жил мальчик Толик. Однажды он поехал в гости к тете Поле. Толику было скучно, он взял фломастер и нарисовал на стене жирный круг. А потом испугался, что круг заметят, тетя Поля рассердится, Толику попадет.

И Толик закрыл круг спинкой стула.

Когда пришла тетя Поля и взяла стул, чтобы сесть за стол, Толик увидел, что круг на стене пропал, и успокоился. Наверное, краска была ненастоящая.

Ночью на стене в кухне появился жирный черный круг. Оттуда высунулась рука, схватила кошку и втянула ее в стену.

Весь следующий день все в доме искали кошку. Потом подумали, что она убежала за вольной жизнью.

На следующую ночь в спальне появился на стене жирный черный круг, из него высунулась рука и схватила спящего на кровати двоюродного брата Толика, который был таким толстым, что едва прошел в круг на стене. Но рука справилась.

На следующий день все искали брата Толика и решили, что он сбежал из дома и уехал в Москву тайком жениться. Непонятно откуда взявшееся мокрое пятно на полу у кровати тетя Поля отмыла лишь с третьего раза.

В следующую ночь черный круг появился в комнате тети Поли, из него высунулась рука, и больше никто никогда тетю Полю не видел…

Когда ревущего Толика забирали из дома тети, все обитатели которого куда-то пропали, Толик забежал в зал за своими игрушками и увидел на стене большой жирный черный круг. Толик взял фломастер и пририсовал к нему ручки и ножки, глазки и рот с большими зубами. Подумал и добавил крылышки.

В детском лагере

Однажды Толика отправили на лето в детский лагерь. Это такое место, где живет много детей, которые слегка надоели родителям. Дети там бегают, прыгают, рассказывают друг другу страшные истории, ругаются нехорошими словами и приобретают первый жизненный опыт.

Толик был воспитанным мальчиком, поэтому он мало бегал, никогда не кричал, старался не приобретать жизненный опыт, а когда слышал нехорошие слова, закрывал уши руками. Но остальные дети были не такими воспитанными и очень ему досаждали.

Как-то они собирались около большого костра и стали говорить много нехороших слов. Толик, как всегда, закрыл уши руками. Но шум все равно был слышен и так надоел, что Толик рассердился, тоже решил стать нехорошим, опустил руки и крикнул нехорошее слово. Беда в том, что нехороших слов Толик не знал, потому что закрывал уши руками, и у него получилось одно длинное, несуществующее нехорошее слово, состоящее из тех обрывков, что доносились к нему сквозь ладони.

Толик крикнул, стало тихо, и он пошел спать.

Утром выяснилось: тихо стало потому, что, услышав такое нехорошее слово, все просто онемели. И оглохли. Так с тех пор и объясняются жестами.

Ночной кошмар

Однажды Толик поехал в Астану и увидел там высокую-высокую башню с шариком наверху — “Байтерек”. Красивый-красивый. Толик еще никогда в жизни не видел такой огромной конфеты. Он бы все на свете отдал, чтобы ее попробовать. Толик закрыл глаза, представил, что он, огромный и сильный, находится над башней, высунул язык и лизнул круглый блестящий шарик.

С тех пор всем жителям Астаны в любую погоду каждую ночь снится, что они лижут “Байтерек”.

До ре ми

Однажды Толика отдали учиться музыке и подарили ему старинный рояль. Толику это не очень понравилось. Поэтому он запомнил только, как нажимать на три клавиши: “До, ре, ми”. И с утра до вечера нажимал на клавиши: “До, ре, ми, до, ре, ми”.

Все домашние и соседи очень устали, но терпели. Надо же ребенку учиться.

Как-то Толик ошибся и нажал не на ту клавишу: “Си, ре, ми”. Получилось ужасно. Совсем некрасиво. Все поморщились и потому не заметили, что у всех пропало что-нибудь мелкое. У кого палец, у кого ухо, у кого глаз.

Толик упорно продолжал стучать по клавишам. И вдруг снова сбился: “Си, ре, ми”, и у всех еще что-то да пропало, и теперь уже все заметили и запаниковали. Но никто не понял, отчего это происходит… Стали догадываться, когда Толик еще пару раз ошибся. Но было уже поздно. Почти ничего не осталось.

А Толик решил больше не учиться музыке. Все равно у него не было слуха.

Кремлевская стена

Однажды Толика взяли в путешествие и повезли на экскурсию, на Красную площадь. Она действительно была красной. Толик очень удивился. Он думал, это просто название. Как Мертвое море или Южный полюс.

Толик подошел к Кремлевской стене и поковырял ее ногтем. Из кирпича выпал кусочек. Толик подобрал его и сунул в карман. Дома уже в своем городе Толик рассмотрел кусочек и решил как память хранить вечно.

Ночью где-то в городе слышались непонятные стуки. Как будто что-то строили. Никто не обратил на это внимания, потому что в действительности всегда где-то что-то строили.

А утром господин Петров, господин Иванов и господин Сидоров не смогли выйти из дома. Потому что вместо дверей и даже окон была кирпичная красная стена. И телефон не работал, что совсем странно. Так все и задохнулись.

На следующий день появились новые стены в других квартирах. И на следующий.

Теперь в городе все время где-то что-то стучало и где-то кто-то кричал.

И так продолжалось, пока Толик не подружился по переписке с девочкой из Минска и не послал ей кусочек Кремлевской стены на память в подарок.

Обида

Однажды Толика сильно обидели. Так сильно, что он даже заплакал. Толик подошел к большому зеркалу в школьном коридоре около раздевалки и увидел в нем свое некрасивое заплаканное лицо. Отражение ему не понравилось.

— А если бы тебя обидели? — крикнул Толик зеркалу и ушел.

На следующий день к зеркалу подошел мальчик. Вернее, к зеркалу подходило много мальчиков и девочек, и даже взрослых. Но этот мальчик был очень веселый и потому, не подумав, показал зеркалу фигу. Его изображение в зеркале тоже показало фигу. А потом быстро высунуло из-за стекла руку, схватило мальчика за шиворот и втащило в зеркало.

Через некоторое время к зеркалу подошла девочка. Она поправила волосы, поправила платье, а потом показала язык. Ее изображение тоже показало язык, а потом вытянуло его из зеркала и слизнуло девочку.

С этого дня в школе становилось все меньше и меньше учеников.

Пока по указанию директора зеркало не переставили в учительскую, чтобы учителя могли перед уроками поправлять свои прически и улучшать качество образования.

Урна

Однажды Толик шел по улице и увидел урну, вокруг которой было разбросано много мусора. Конечно, Толик и раньше видел много разных урн и еще больше мусора. Повсюду на улице и в парке валялись пакетики от съеденных чипсов, фантики, обертки из-под мороженого. Не потому, что их некуда было выкинуть, а потому, что жители города экономили время и силы, и часто ни того, ни другого не хватало, чтобы дойти до урны.

Толик посмотрел на урну и сказал: “Одна урна на сто метров. Молодец!” — и пошел дальше.

Мимо урны проходил господин Баев. У него в руках было замечательное печенье в замечательно-красивой упаковке. Господин Баев бросил упаковку, но в урну не попал. Расстроиться не успел, потому что сверху на него неожиданно высыпалась куча мусора. Большая куча мусора. Очень большая. Метра четыре высотой.

Зато в городе стало намного чище. За исключением этого места.

Через два дня, когда грузовики расчистили дорогу, вывезли весь мусор и господина Баева, мимо урны шла госпожа Трусова. И бросила на землю пустую пачку из-под сигарет. И на нее тут же сверху упала гора мусора. Хотя госпожа Трусова знала о вреде курения!

И так продолжалось каждый день, пока город не стал почти стерильно чистым, а потом городские власти приняли решение: чтобы не вывозить постоянно кучи неизвестно откуда берущегося мусора на одном и том же участке улицы, убрать оттуда урну и поставить несколько рядов мусорных контейнеров, чтобы для всех хватило.

Урну же переставили в качестве благотворительности в город-спутник.

Винтик

Однажды Толик нашел на улице маленький ржавый винтик. Толик захотел научиться чему-то полезному, взял отвертку и стал вкручивать винтик в стену. Это было очень трудно, но Толик старался, и крутил, и крутил… Пока винтик полностью не ушел в стену. Но Толик продолжал крутить, и крутить, и крутить. Пока в стену не ушла почти вся отвертка.

Отвертку Толик вытащил. А винтик так и исчез в стене. Вернее, не в стене, потому что он продолжал, крутиться, и крутиться, и крутиться, и прошел насквозь стену и шкаф, который стоял за стеной, и стол, который стоял посреди комнаты, и диван, который был напротив стола, и того, кто сидел на диване, и следующую стенку, и следующий дом, и все последующие дома, деревья, животных, и тех, кто находился по дороге случайно, и тех, кто находился там намеренно…

Так теперь и гуляет вокруг земного шара.

Ворона

Однажды Толик нашел ворону с желтыми глазами. Принес домой и стал учить разговаривать.

Ворона молчала. Когда Толик понял, что ему не удается научить ворону говорить по-человечески, он стал учить ее говорить по-вороньему.

— Кар! Кар-кара1 ! — кричал Толик и для пущей убедительности размахивал руками, как крыльями. Ворона молчала.

— Жок2  так жок, — решил Толик и больше не учил ворону говорить. А наоборот — выпустил ее на волю.

Ворона села на дерево, оглянулась и сказала:

— Кар-кара жок!

И дяденька, переходивший улицу, превратился тоже в ворону. А потом его съела кошка.

Ворона стала летать по городу и заниматься привычными вороньими делами: кушать, чиститься, разглядывать прохожих. Время от времени она повторяла:

— Кар-кара жок!

И кто-нибудь превращался в ворону. Так как это были неопытные вороны, то их обычно либо сбивали машины, либо ловили мальчишки, либо ели кошки.

С тех пор в нашем городе то много, то мало ворон.

Чудовище

Однажды Толик взял с полки словарь трудных слов, то есть иностранных, и стал читать.

В нем было много разного. И интересного.

“Политязычность”, — прочитал Толик и задумался. Слово ему очень понравилось, он представил, как это должно быть.

Выйдя во двор, Толик крикнул другому мальчику, с которым обычно играл: “Политязычность”.

Мальчик хотел что-то ответить, но не смог, потому что его язык вдруг разделился сразу на несколько, и все они очень неприятно и непонятно зашевелились во рту. От изумления мальчик открыл рот, все его языки вырвались наружу, замотались в воздухе. Толик испугался такого странного мальчика и убежал.

Потом Толик выучил еще несколько слов. Очень сложных. “Монетизация”, “лизинг”, “медиамен”…

Лента

Однажды Толик без спроса взял магнитофонную кассету, разобрал ее, потому что это интересно, и вытащил ленту с записью эстрады.

Это была очень-очень длинная лента. Метров десять, двадцать или все сто, или даже тысяча.

Коробочку от кассеты Толик выбросил в мусоропровод, а ленту отнес на улицу и спрятал под кустом.

На следующий день Толик решил посмотреть, как там его лента. Но на месте ее не оказалось. Потому что она уползла.

Лента ползла, и ползла, и обвивала все вокруг.

Кошку, которая попалась на пути, и собаку, которая бежала за кошкой, и соседку, которая шла за собакой, и соседа, который шел вообще неизвестно куда, и всех остальных, кто попался на ее пути, лента обвила и задушила. А потом поползла дальше, пока не попала под поезд и ее не перерезало на несколько лент поменьше.

Приемник

Однажды Толик уронил на пол радиоприемник. Случайно. Когда слушал новости. Приемник перестал работать, и его выбросили.

Один человек шел мимо мусорного бака. И увидел в нем приемник. На вид хороший. Человек взял его и принес домой. Подключил, постучал по нему немного, и приемник заработал. Хрипло только очень. Стал передавать новости. Человек слушал и подметал пол на кухне. А новости говорили и говорили. И человек становился меньше и меньше. Пока не стал совсем крошечным. Как муравей.

В это время вошла его жена. Подумала, что никого в комнате нет. Потому что человек стал очень маленьким и незаметным. И он жену не увидел. Потому что она была теперь очень большая. Жена подошла к мойке и наступила на человека. Потом долго его искала, писала письма в полицию.

А приемник ей не понравился дизайном, и она подарила его соседям. Когда те куда-то исчезли, приемник отдали на соседнюю фабрику, чтобы рабочие слушали новости, были всегда в курсе и повышали производительность труда.

Президент

Однажды Толика спросили, кем он хочет стать, когда вырастет.

Толик решил, что лучше всего быть президентом. И представил, как он стал президентом, очень красивым и значительным. А потом представил своих детей-президентов, и внуков-президентов, и правнуков-президентов, всех очень красивых и значительных. Большая такая и важная семья.

Потом Толик заметил, что правнуки-президенты все время дерутся в своем манеже. И понял, что получилось слишком много президентов на одном месте.

Толик взял карту страны и разрезал ее на маленькие кусочки, чтобы у каждого был свой. И лег спать. И все люди легли спать, потому что настала ночь. А утром люди почувствовали сильное недовольство друг другом и желание немедленно обособиться. Так началась гражданская война.

А Толик утром уже не хотел бать президентом, он подумал, что интереснее стать космонавтом.

Тринадцатая пятница

Однажды Толику сказали, что пятница 13-е — это плохо. Но не сказали, почему плохо.

Толик задумался. Все пятницы были просто пятницы, а эта…

С утра Толик стал ждать чего-нибудь нехорошего. Он прислушивался и присматривался. Но посуда не билась, телевизор не ломался и антициклон не пришел.

Тогда Толик подумал, что только взрослые знают, чем плоха тринадцатая пятница. И лег спать. А утром наступила четырнадцатая суббота и все кирпичи упали на голову.

Дырочки

Однажды Толик увидел, как одна востроносая тетя что-то пишет на компьютере. Он был маленький и не понял, что тетя не пишет, а стучит. Что-нибудь плохое про тех, кто ей не нравился.

Толик решил ей помочь. Он нарисовал большой почтовый ящик с большой дыркой для писем и подарил его тете. Тете ящик не понравился, она его выкинула. Толику стало обидно.

“Тук, тук, тук”, — стучала кому-то тетя и не замечала, как при каждом “тук” у нее внутри появлялась маленькая дырочка. В которую обязательно попадали пыль или мусор.

“Тук, тук, тук”, — продолжала тетя, уже превратившаяся в решето. Она была очень упорной и стучала до тех пор, пока от нее почти ничего не осталось, а оставшееся рассыпалось.

Зеркало

Однажды Толик пошел в парк и зашел в комнату смеха. Там было много разных зеркал, в которых, вместо себя нормального и обычного, он увидел какого-то странного мальчика. То длинного, то толстого, то с большой головой, то с огромным животом, то всего волнами, а то вообще как нечто непонятное.

Толику стало неприятно. Он иначе себя раньше представлял. Толик даже рассердился. И стукнул кулаком по одному из зеркал с досады. Не сильно. Чтобы никто не заметил.

Никто не заметил. Но зеркало треснуло. Чуть-чуть. Сбоку. Или все зеркала треснули. Зеркала ведь всегда друг другу подражают. Толик испугался и быстро ушел.

А люди все заходили и заходили в комнату смеха. И смотрели в зеркала. И видели себя странными. И становились такими. А потом выходили, и все думали, что это чудовища.

Правительство даже солдат вызвало, чтобы противостоять нашествию.

Так что потом всех перестреляли.

Святки

Однажды Толику сказали, что будут Святки. Это такое время, когда происходят чудеса. Так запланировано.

Толик сразу стал носить с собой ручку и блокнот, чтобы записывать все чудеса и потом ничего не забывать. А чтобы было интереснее и достойно чудес, Толик писал особым способом, которому его научил один мальчик, — зеркальными буковками, буквами наоборот.

Труднее всего было определить, что чудо, а что нет. “Кошка съела гуппи, — писал Толик. — Суп выкипел. У герани засох лист”. И сомневался — не очень чудесным ему все это казалось.

Ночью Толик спал, а гуппи из аквариума почему-то вырастала, выпрыгивала и съедала кошку, суп затопил пять нижних этажей, а герань подросла так, что проломила потолок.

“Девочка лижет мороженое. Дядя сбрил усы. Сосед жарит утку”, — снова аккуратно писал Толик днем.

Потом Толику надоело записывать чудеса. Да и Святки закончились.

Клад

Однажды Толик решил найти клад. Взял лопатку, пошел в парк и стал копать под самым большим деревом.

Выкопал сундучок. Открыл, а там только мусор какой-то исторический да косточка. Беленькая такая, с дырочкой, наверное, человеческая.

Толик подумал, что клад неправильный. Сундучок назад закопал, а косточку и мусор в кусты выкинул. И пошел спать.

Ночью по парку гуляли влюбленные. И вдруг услышали из-за кустов голос: “Плоти хочу, плоти!”. И увидели маленькую белую косточку с маленькой дырочкой. Поднялся сильный ветер, и влюбленных втянуло в дырочку. Больше их не видели.

И каждый день в парке стали пропадать люди. Так до сих пор и пропадают.

Толик же не знал, что не все можно выкапывать.

Будь солнцем!

Однажды учительница сказала Толику: “Надо быть как солнце”. Иносказательно сказала. То есть не так, как думала на самом деле.

А Толик поверил. И стал. Как маленькое солнце, конечно. И всего на минутку.

Но головешки на месте спаленного города правительство полгода расчищало. И удивлялось — как это один мальчик остался.

1 Кара (каз.) — черный.

2 Жок (каз.) — нет.



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru