Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 9, 2021

№ 8, 2021

№ 7, 2021
№ 6, 2021

№ 5, 2021

№ 4, 2021
№ 3, 2021

№ 2, 2021

№ 1, 2021
№ 12, 2020

№ 11, 2020

№ 10, 2020

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Сергей Гавров

А. Ахиезер, И. Клямкин, И. Яковенко

История России: конец или новое начало?

А. Ахиезер, И. Клямкин, И. Яковенко. История России: конец или новое начало? —
М.: Новое издательство, 2005. — 708 с. (Исследования Фонда “Либеральная миссия”).

Столь разные авторы, известные российские культурологи и политологи, объединили свои усилия для того, чтобы лучше понять феномен российского государства, его эволюции во времени, рассмотреть те политико-идеологические и социокультурные основания, на которых оно формировалось и развивалось. Авторы анализируют и те способы консолидации политической власти, элиты и населения, которые использовались государством на разных исторических этапах.

Мы вновь и вновь вынуждены обращаться к отечественной истории потому, что в российской политической и интеллектуальной элите, обществе в целом до сих пор нет согласия относительно желательного будущего страны, отсюда и неутихающие споры о нашем прошлом. Российское прошлое по-прежнему неустойчиво, его трактовки меняются на каждом новом этапе нашей истории. Более того, это прошлое не отпускает настоящее, неразрешенные ранее проблемы и противоречия не исчезают, их приходится мучительно преодолевать сегодня, сейчас. Наша история продолжается, мы еще не приблизились к сытому евро-американскому “концу истории”.

Авторы книги обращаются к отечественной истории для того, чтобы лучше понять день сегодняшний и возможные альтернативы нашего будущего. О многих известных и даже хрестоматийных событиях российской истории/современности сказано в контексте либерального подхода, что соответствует изначальному замыслу книги. Но погружаясь в текст, мы замечаем авторское стремление не только акцентировать внимание читателя на процессе длительного и мучительного, далеко не завершенного введения России во второе осевое время, проявившегося, в частности, в протолиберальных/либеральных событиях российского прошлого, но также понять макропроцесс функционирования и постепенного изживания самовоспроизводящейся на нашей почве системы авторитаризма.

Эта система отличается наличием “отцовской” патерналистской матрицы, построенной по образцу положения и властных полномочий большака в патриархальной крестьянской семье, военной/полувоенной организации социума, архаичным соотношением догосударственного начала и государства, а вследствие этого и проблемой легитимации государственной власти. Для своего существования и воспроизводства авторитарная система вынуждена искать и находить внешнего или внутреннего “врага”, делить мир на “мы” и “они”, по своим ментальным основаниям она мобилизационная и изоляционистски-оборонная, склонная объяснять свои поражения в духе конспирологии и/или преступного небрежения и ошибок отдельных исполнителей. Сама она непогрешима, погрешимы люди, из числа которых всегда можно выбрать виновного/виновных во всем. Наказав исполнителей, можно и дальше проводить аналогичную политику, совершать выдающиеся ошибки и нелепицы, которые, впрочем, с точки зрения самой системы таковыми не являются.

В книге “История России: конец или новое начало?” рассматриваются четыре периода развития Российского государства, каждый из которых рано или поздно заканчивался катастрофой. И сегодня мы находимся в начале пятого, постсоветского периода, в котором, пусть в ослабленном и сниженном виде, воспроизводятся системные изъяны и пороки национальной социокультурной традиции, что закладывает основы для очередной/внеочередной катастрофы.

Мы, как и авторы, полагаем, что хватит кокетничать и прятаться от истории: Россия — это Европа, необходима политическая воля для интеграции в евроатлантическую цивилизацию модерности. Другой вопрос, что такого рода интеграция не может быть единомоментной, это макропроцесс, вспомним, например, что Турция стремится в Европу со времен Мустафы (Кемаля) Ататюрка. Да, это долго, но сегодня европейцы всерьез решают вопрос об институциональной интеграции Турции в Европейское сообщество. Но Россия с куда большим основанием относится к Европе, нет только четкого политического выбора и терпения, и тогда тактические неудачи в масштабе нескольких лет — не десятилетий — заставляют политическую элиту шарахаться из стороны в сторону, эскейпистски отворачиваться от настоящего и будущего во имя отдаленного прошлого.

Когда политическая элита начинает искать рецепты для решения сегодняшних проблем, новых вызовов эпохи в авторитарной социокультурной традиции, насильственно актуализировать опыт Московского царства, допетровского периода нашей истории, — это путь к повторению схожих исторических ошибок. Сегодня тянуть общество назад, в Средневековье, провозглашая православие доминирующей государственной религией, полагая, что этим можно подморозить и сохранить российское государство в его географической целостности, — есть опаснейшее заблуждение, способное не отсрочить, а ускорить третий этап деконструкции империи. Заметим вслед за авторами, что и идеологическое новаторство патриотов/почвенников — опора на русский этнический национализм — ведет ровно к тем же трагическим для современников событий последствиям.

Подобным деструктивным настроениям подвержена не только элита, но и общество, поскольку в коллективном бессознательном народа присутствуют ментальные рудименты авторитарной социокультурной системы, что при удобном стечении исторических обстоятельств способствует и ее очередному/внеочередному институциональному воспроизводству. Перефразируя Чехова, можно сказать, что все мы, вне зависимости от разделяемых нами научных концепций и исповедуемых политических взглядов, в той или иной степени вынуждены по капле выдавливать из себя как догосударственного человека, так и имперского раба. Процесс излечения труден и мучителен, но крайне необходим как для общества в целом, так и для каждого отдельного человека, и этому излечению немало способствует книга “История России: конец или новое начало?”.

Заметим также, что, несмотря на философские, культурологические и политологические опосредования непростых исторических событий, книга написана удивительно простым и ясным литературным языком, будто на одном дыхании, в один присест. Но это обманчивое представление, подобная легкость письма достигается только трудом, работой над многими редакциями текста. Наконец, книга “История России: конец или новое начало?” просто увлекательна, очень скоро замечаешь, что ее можно начинать читать с любой страницы, а оторваться от текста уже трудно.

Закончим же наши размышления несколько поэтически. Нам, как и авторам, куда более симпатично европейское воспевание рыцарской отваги, личной чести и любви, а не культивировавшаяся в оставленной А. Курбским средневековой Москве ментальная триада терпения, покорности и набожности. В книге “История России: конец или новое начало?” мы всматриваемся в прошлое, но наш идеал — в будущем. И этот идеал — новая, демократическая Россия, где перемены инициируются гражданским обществом и совершаются во имя человека, его достоинства, чести и любви.

Сергей Гавров



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru