Олег Лукьянченко. Ковчег: Ежегодное литературно-художественное приложение к газете «Ковчег Кавказа» (Ростов-на-Дону). Олег Лукьянченко
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2022

№ 4, 2022

№ 3, 2022
№ 2, 2022

№ 1, 2022

№ 12, 2021
№ 11, 2021

№ 10, 2021

№ 9, 2021
№ 8, 2021

№ 7, 2021

№ 6, 2021

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Олег Лукьянченко

Ковчег: Ежегодное литературно-художественное приложение к газете «Ковчег Кавказа» (Ростов-на-Дону)

Семь футов под килём!

Ковчег. Ежегодное литературно-художественное приложение к газете
“Ковчег Кавказа” (Ростов-на-Дону). 2002—2004. №№ I—V.

За десятилетие, предшествовавшее выходу первого номера представляемого издания, в южной столице с десяток же раз предпринимались попытки выпускать журнал либо, на худой конец, альманах, реализующий творческий потенциал авторов региона. Дальше одного-двух номеров дело не двигалось по причинам, как легко догадаться, финансового свойства. Да и вообще — вопрос о жизнеспособности толстых журналов на нынешнем этапе литературного процесса, кажется, по-прежнему висит в воздухе. Но, похоже, издатели “Ковчега” не подозревают о существовании такого вопроса. Их детище пристроилось к нетесному ряду брендовых “толстяков” с такой естественной невозмутимостью, будто заняло свое исконное место.

Даже первый — пилотный, стало быть — номер ничем не обозначил статуса новорожденности. Ни тебе манифеста, ни программы, ни хотя бы кратенькой преамбулы о целях, задачах, приоритетах, направлении и т. п. Уже эта особенность вызывает у читателя, впервые взявшего в руки книжку “Ковчега”, если не недоумение, то любопытство. А книжка сама по себе солидна, чтоб не сказать — роскошна. Формат и верстка “Нового мира”, бумага белейшая (офсет № 1), а объем — без малого 25 печатных листов! (Для сравнения: традиционный “Дон”, выходящий, между прочим, с 2004 года под эгидой и на средства администрации Ростовской области, вдвое меньше.) И вот при таких “архитектурных излишествах” с мая 2002-го по июль 2004-го вышло пять полновесных книжек. То есть заявленное как ежегодный альманах издание фактически выпускается как минимум дважды в год и таким образом приближается к журнальной периодичности. Как и благодаря кому такое возможно, скажем чуть позднее, а пока поглядим, что скрывается за плотной белой обложкой.

Как и полагается, основной корпус составляют стихи и проза. Физиономию нового журнала определяют достаточно известные авторы: ростовские прозаики Валерий Пискунов, Анатолий Полищук, Наталья Суханова, москвичка ростовского происхождения Галина Щербакова; местные поэты Леонид Григорьян, Даниил Долинский, Юрий Фадеев и их земляки в прошлом москвич Леонард Лавлинский, американец Леопольд Эпштейн. Но и среди тех, кто печатался лишь в пределах своего региона, ничуть не уступают по уровню названным выше пишущие в рифму Георгий Буравчук, Нина Огнева, Валерий Рыльцов, Эдуард Холодный — и обходящиеся без крылатой шалуньи Валентин Богун, Инна Калабухова.

Появляются на страницах “Ковчега” и новые имена. Несомненное открытие журнала — прозаик Александр Чубарьян. Возникает невольная аналогия с дебютом Романа Сенчина. Рассказ А. Чубарьяна “Вечеринка” и повесть “Прекрасное далёко” насквозь пронизаны насилием и пропитаны наркотическим угаром. Это не то чтобы одна из красок бытия — скорее, его определяющий фон. Причем в изображении автора фон этот не экзотика, а рутинная обыденность повседневного нынешнего существования. Так ли оно на самом деле? Если верить А. Чубарьяну, именно так. А он достаточно убедителен, так как повествование отмечено скрупулезным знанием предмета. Другой дебютант — Александр Петухов — выступает в жанре философской притчи. Его эссе “Миф о Сизифе” — оригинальные вариации на тему Альбера Камю.

Всего же в содержании пяти номеров значатся имена двадцати пяти здравствующих стихотворцев и шестнадцати активно работающих прозаиков.

Представлен на страницах “Ковчега” и такой редкий для журнала род литературы как драматургия: одноактное “представление” “Пуримшпиль” Александра Хавчина — ростовчанина, живущего с недавних пор в Мюнхене; мистическая, условно говоря, драма украинского автора Неды Нежданы “Предпоследний суд”, героями которой стали великие русские поэты ХХ века; и пьеса “Гимназисты” под рубрикой “Из литературного наследия”, принадлежащая детскому писателю довоенной поры Полиену Яковлеву. Этой рубрике, кстати сказать, отведено значительное пространство “Ковчега”. Такова, видимо, задумка издателей, соответствующая названию: сохранить и донести до читателя не только образцы творчества пишущих сегодня, но и тех, кого нет среди живых: Виталия Сёмина, Марка Копшицера, Игоря Халупского, Николая Косенко, Ирины Левиной, Владимира Смиренского. Той же цели служит и жанр мемуаров, причем имеющих отношение не только к литературной среде, но и к жизни как таковой.

Немалое место отведено переводам — как современных литераторов, так и сочинителей давних эпох. Наверно, правомерность появления в нынешнем периодическом издании имен Бенжамена Констана и Шарля Дюкло может у кого-то вызвать сомнение. И все же знакомство с авторами, которых в подлиннике с удовольствием читал Пушкин, любопытно и поучительно. Особенно если перевод выполнен на высоком уровне, а он, принадлежащий доктору филологических наук Н.В. Забабуровой, именно таков.

Давнее творческое содружество связывает донских стихотворцев с поэтами Армении и других регионов Кавказа. Традиция продолжена на страницах “Ковчега”: большими подборками представлены Геворг Эмин, Размик Давоян, Амо Сагиян, Рачия Ованесян, Нафи Джусойты в переводах Л. Григорьяна, Н. Егорова и Д. Долинского.

Еще одна придающая своеобразие журналу публикация — печатающиеся с продолжением краеведческие очерки Эмиля Сокольского “Сокровенная глубинка”. Собственно, это даже не очерки, а лирические новеллы, написанные просто, бесхитростно и в то же время задушевно и поэтично. Большей частью они повествуют об истории и сегодняшнем дне православных храмов, разысканных автором в донском захолустье.

Чего мне не удалось обнаружить в “Ковчеге”, так это публицистики и, увы, литературной критики. Может быть, впоследствии этот недостаток будет восполнен?..

В целом же, обозревая весь массив текстов, можно заметить публикации необязательные, но совершенно неприемлемых, пожалуй, нет.

Что в итоге? Промежуточном, поскольку “Ковчег” не собирается пока бросать якорь. Прогноз, насколько это возможно в сегодняшних условиях, оптимистический. Новый альманах/журнал оправдывает свое название. На борту “Ковчега” весомый груз современной литературы, в трюмах — сохраненное наследие прошлых лет. А на мостике…

Впрочем, о капитане (он же кораблестроитель и судовладелец) нужно сказать особо. Ведь именно он создал и оснастил свой корабль, набрал команду и приютил пассажиров. Зовут его Аркадий Константинович Мацанов. Личность уникальная в культурном пространстве южнорусского региона. Известный в прошлом врач-онколог, ученый, а ныне бизнесмен, композитор, литератор — и, что самое существенное в рамках рассматриваемой темы, образцовый современный меценат, единственный, насколько мне известно, кто озабочен поддержкой, а может быть, даже спасением изящной словесности. Пока он у руля, “Ковчег” уверенно продолжает плаванье: подготовлена к печати шестая книжка и формируется седьмая. Остается лишь произнести старинное пожелание мореходов, вынесенное в заголовок этих заметок.

Олег Лукьянченко,

Ростов-на-Дону



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru