Арсений Замостьянов. В.Т. Чумаков. Ё в имени твоем. Арсений Замостьянов
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2022

№ 4, 2022

№ 3, 2022
№ 2, 2022

№ 1, 2022

№ 12, 2021
№ 11, 2021

№ 10, 2021

№ 9, 2021
№ 8, 2021

№ 7, 2021

№ 6, 2021

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Арсений Замостьянов

В.Т. Чумаков. Ё в имени твоем

Плюс ёфикация

В.Т. Чумаков. Ё в имени твоём… — М.: Народное образование, 2004.

Наверное, это тема для легкомысленного телевизионного сюжета — литератор в информационном обществе. Можно авторитетно заявлять, что времена писателей-отшельников прошли, что, работая в ритме оnline, следует более активно заниматься собственным имиджем. Больше игры на публику, больше эпатажа, больше “элементов сладкой жизни” или, напротив, левого бунтарства. Словом, назревает необходимость в широких жестах, которые будут замечены быстро и столь же быстро забыты ради новых дежурных сенсаций. Говорят, будто текст теперь вторичен, имидж бежит впереди литературы. На мой взгляд, приписывать такие тенденции исключительно нашему времени — это поспешный и небрежный диагноз. Безусловно, новые информационные технологии меняют читательскую, да и литераторскую психологию. Но имидж бежал впереди литературы, и когда Василий Львович Пушкин позволял дамам принюхиваться к своей душистой парижской шевелюре… Да и присутствие писателя на начальственной пирушке со своевременным чебуреком на вилке нередко становилось судьбоносным, как заметная первая публикация. Просто не нужно ограничивать арсенал литературного поведения приемами из публичной политики. Каждый выбирает сообразно темпераменту, сообразно артистическим дарованиям и потребностям. Автор книги “Ё в имени твоём...” — настоящий артист, и жажда публичности ему свойственна органически.

Не так давно — всего каких-нибудь десять лет назад — историк Виктор Чумаков проникся платоническим чувством к одной из букв русского алфавита — разумеется, к букве Ё. Ведь на Руси “любить” издавна означало “жалеть” — вот наш автор и полюбил обиженную, гонимую, несчастную девочку из потрепанной иллюстрированной азбуки. Чумакова возмутило очевидное надругательство над здравым смыслом: букву Ё наша печать то игнорирует, то употребляет. От сомнений — какое местоимение перед нами, “все” или “всё” — коверкается мысль, читатель оказывается одураченным. Коверкание имен и фамилий, которое происходит, если не писать букву Ё, также не красит нашу речь. Но все равно букву Ё игнорируют — и здесь, конечно, не обошлось без таинственного заговора. Сие был заговор корректоров. Или “диктатура корректуры”, как в рифму выразился Чумаков в своей книге. Что ж, в последние годы радетелей за букву Ё среди писателей и журналистов было немало. Все это неново. Так почему же мы обращаем внимание на очередную книгу, подписанную человеком, который гордо носит титул “главного ёфикатора России и ближнего зарубежья”?.. Наверное, настало время поговорить о любопытном феномене нашей словесности — о человеке, чей черный кейс с крупной белой буквицей Ё известен и уличным зевакам, и телезрителям. Ведь в истории литературы, как в Великобритании, действует прецедентное право. И чумаковская ёфикация уже третий год утверждает себя на страницах газет и журналов, в конференц-залах и на книжных ярмарках… Журналисты с удовольствием фиксируют в своих фотоотчетах эксцентричного писателя, который повсюду вывешивает замысловатые транспаранты во славу буквы Ё. Чумаков очень изобретательно провоцирует массовое внимание к незаслуженно обиженной букве — почти как Шуйский у Пушкина: “Давай народ искусно волновать”. Несколько лет назад Виктор Чумаков вместе со своим соавтором Евгением Пчеловым написал книгу “Два века русской буквы Ё” — капитальную историю буквы. Кстати, вместе с Пчеловым Чумаков написал еще одну книгу, которая выдержала за последние годы уже пять изданий, — подробный исторический справочник “Правители России”. После выхода в свет иллюстрированной книги “про букву Ё” активность Чумакова в деле ё-пропаганды возросла, а перформансы-представления, которыми он балует почтеннейшую публику, с базарных площадей перешли на телевизионные экраны. Но скомороший азарт писатель сочетает с академической ставкой на научную доказательность. Из этого странного сплава иногда получается крепкая литературная сталь. Даже на вечеринке очень куртуазных маньеристов с корреспондентами “Экспресс-газеты”, когда иные стихотворцы эпатируют тоскующую публику исполнением версификаций в костюме Адама, Виктор Чумаков делает свое дело. Не сомневайтесь — он где-то рядом, со своими плакатами “Ё — моё и ё — твоё” и он без тени смущения выступит перед этой же публикой с веселой лекцией о “самой ёрнической букве русского алфавита”.

В новой книге Виктора Чумакова, помимо ожидаемых эмоциональных комментариев, выдержанных в почтенных традициях научно-популярного жанра, помимо занимательного языковедения, мы находим обширный материал. Это список имен собственных, встречающихся в современной России, в которых наличествует та самая ерническая буква. Наш автор пунктуален: он не стремится искусственно расширить ареал любимой буквы. В некоторых случаях Чумаков, напротив, развеивает иллюзии не в пользу буквы Ё. Например, указывая на правильное написание и произношение фамилии великого шахматиста — вопреки общепринятому, Алехин, а никак не Алёхин. Наверное, автору хотелось бы, чтобы во всех русских фамилиях писалась буква Ё, но истина все-таки дороже… Даже если ты — главный ёфикатор России и ближнего зарубежья. За артистической формой подачи литературной идеи Чумаков скрывает что-то большее, нежели обыкновенная тоска по азбучной справедливости. Вот наш автор негодует: “Откройте наугад газету или журнал, где буква Ё и значок ударения под запретом, и вы увидите россыпи “шедевров”. “Все для дома”, “все для дачи”, “у нас все для вас”, “в Кремле все как сто лет назад”… А одна респектабельная, выходящая полумиллионным тиражом российская газета, забывши, что есть разные слова “телОк” и “тёлка”, дает такой вот заголовок: “Боевых быков отправят к тЕлкАм”. То есть отправят, чтобы пустить их на телятину-говядину или чтобы они дружили с тёлками? Однако кто хоть немного знает о современных методах разведения крупного рогатого скота, будет в полном недоумении, потому что уже лет сорок как во всем мире применяется искусственное осеменение, и быков к коровам, а тем более к тёлкам, не пускают. Только прочитав статью, убеждаешься, что автор имел в виду отправить быков не на убой, а именно к тёлкам, чего в реальности не бывает. Вот так можно вляпаться и ввести в заблуждение читателей, если пренебрегать буквой Ё и знаком ударения”. Тёлки — это что! Иной раз от буквы, как и от пунктуационного знака в хрестоматийном примере, зависит судьба Рима и мира. И ощущение смутной, но страшной исторической опасности сквозит в предупреждениях Чумакова. Искажается язык — значит, искажается и бытие. Модные толки об экологии языка имеют прямое отношение к книге Виктора Чумакова. Он все-таки историк — и катастрофические сценарии нашего будущего непременно являются Чумакову в ночных кошмарах. Без буквы Ё ему — как без кислорода. И писатель привлекает в свою команду степенных филологов (книга снабжена авторитетным предисловием и списком официальных рецензентов) — чтобы только спасти репутацию буквы, изменить к лучшему ее судьбу. При Хрущеве к классическому определению коммунизма, украшавшему на транспарантах города и полустанки нашей страны, добавили актуальное: “плюс химизация”. Виктор Чумаков мечтает приплюсовать ёфикацию к определению современного книжного и газетно-журнального дела.

Еще один парадокс: главный ёфикатор России не является матерщинником. Он снисходительно смотрит на тех сторонников ёфикации, которые используют ерническую букву по прямому назначению — по первой русской ассоциации со звуком Ё. Ёфикатору требуется немало фехтовального изящества, чтобы избежать некогда нецензурных выражений в своих книгах. Можно было бы завязать сотни языковых сюжетов про букву Ё и табуированную лексику — но для Чумакова, несмотря на все его ерничество, сие — запрещенный прием. Читатели, которые надеются встретить в книге “Ё в имени твоём…” знакомые трехэтажные строения, будут разочарованы.

Нет-нет, в газетах появляются лаконичные заметки: после беседы с писателем Виктором Чумаковым мы принимаем решение печатать букву Ё. Наш ёфикатор совершил немало таких маленьких революций против “диктатуры корректуры”. Это становится заметным и примечательным явлением. Когда литератор столь последовательно и настойчиво — бастион за бастионом — борется за права “самой ёрнической и весёлой” буквы, мне почему-то кажется, что дело не только в букве. Разве может подняться такая затяжная буря из-за одного орфографического знака? Внутренняя борьба Виктора Чумакова по-прежнему пребывает за кадром. Она остается загадкой и после прочтения книги “Ё в имени твоём…”.

Арсений Замостьянов



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru