Александр Левин. До времён торжества лесоруба. Стихи. Александр Левин
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2022

№ 4, 2022

№ 3, 2022
№ 2, 2022

№ 1, 2022

№ 12, 2021
№ 11, 2021

№ 10, 2021

№ 9, 2021
№ 8, 2021

№ 7, 2021

№ 6, 2021

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Александр Левин

До времён торжества лесоруба


Нег
Выполз нег на зелен луг.
Тихо лёг.
Полежал один денёк
и утёк.
	Вскоре новый выполз нег
	на лужок.
	Он понежился почти
	месяцок.
А потом совсем большой
выполз нег,
выполз в поле, выполз в город и в лес,
повалился, закружился, упал,
заискрился, заскрипел, завалил,
и лежал себе, лежал да лежал,
понемногу тяжелел, оседал,
понемногу пропадал, уходил,
понемногу совершенно ушёл.
	И последний выполз нег —
	тихо лёг,
	полежал всего денёк
	и утёк.
                     28 января 2002, 15 декабря 2003
* * *
                       А. Мирзаяну1
Говорит поросёнок Нах-Нах
поросёнку Нюх-Нюху:
— В наших бедных унылых краях
нет покою болящему духу.
И не то чтобы страшный мороз
или, скажем, разруха,
но едва пересилишь понос,
как на смену идёт золотуха.
	И в подобном двучленном ряду
	не видать перерыва:
	то без устали чешешь в заду,
	то сидишь у сортира.
	Как же с этой безмерной лапшой,
	бесконечной темницей
	поросёнку с печальной душой
	совладать и сродниться?!
Говорит поросёнок Нюх-Нюх
поросёнку Нах-Наху:
— Наши слабые зренье и слух
переполнены страхом,
переполнены рёвом и тьмой,
скотобойней, стыдом и позором.
Только запах помойки родной
нам послужит опорой.
	Не печалься, мой добрый Нах-Нах,
	не грусти понапрасну.
	Мы в отеческих наших стенах
	веселы, безопасны!
	Лишь в соитии тёплых сердец
	у родного корытца
	неизбежный пи..ец-холодец
	перестанет нам сниться.
Говорит поросёнок Нах-Нах —
всё тревожнее голос и тише:
— Упокоиться в сих холодцах
нам с тобой предначертано свыше.
А уж волк тебе горло порвёт
или взденут на крюк в скотобойне —
что за дело? Про этот исход
нам не тягостно знать и не больно.
	Но болит, тяготит этот пень,
	этот остов старинного дуба,
	что давал нам и пищу, и тень
	до времён торжества лесоруба.
	Что же делать нам в этих краях,
	где лишь пни да пустая посуда?
	И Нах-Нах посылает их нах
	и мотает отсюда.
Говорит поросёнок Нюх-Нюх,
горько-горько заплакав:
— Если брат мой уходит на юг,
на восток или запад,
значит, я остаюся один
навсегда среди северной мути,
средь уже не дубов, но осин, —
но родимых по сути.
Где висит надо мной, как невроз,
острый нож душегуба.
Кто не бросит свой жёлудь в навоз,
тот не вырастит дуба,
а тем более рощи дубовой
взамен облетелой,
одинокой своей головой
отделяясь от тела.
					8—9 мая 2004
					
География преисподней

…И бледно-медного комплита
достал и чистил, обезумев,
пока душа его немая
летала в сумраке Аида
от Стикса к Пирифлегетону,
и смутный зыбкий образ мира
её забвение тревожил.
Потом остервенело брился
каким-то брауном неясным,
каким-то филипсом нездешним,
каким-то, кажется, жилетом,
какого для мужчины нету,
но есть для трепетной и бледной
души, летающей кругами
над элизийскими полями
и над садами Персефоны.
Потом намыливал зачем-то
каким-то пальмовым оливом,
каким-то, кажется, сэйфгардом,
какой-то, может быть, флореной —
намыливал двумя руками,
пока душа его в смятенье
крылом касалась врат Аида,
то нерешительно снижаясь,
то быстро-быстро улетая,
но неизменно возвращаясь.
Потом он пил свой кофеякобс,
свой нес кафе и пил горячий,
пахучий, сладкий, растворимый,
а там, пред Кербером трехглавым,
его душа зависла в страхе
и, взгляда отвести не в силах
от левой пары глаз горящих,
от правой пары глаз холодных,
от средней пары глаз ужасных,
всё отдалялась, отдалялась…
Потом залез в пежот свой синий,
забрался в опель свой зелёный
и в серый, кажется, волксваген
и волком полетел по свету,
и постепенно разгоняясь,
и постепенно возвращаясь
из тёмных снов невыразимых,
и постепенно забывая
вид этих средних глаз ужасных,
нашарил радио в салоне,
нашарил музыку в эфире,
и полетел в свой, что ли, офис,
производить свой, что ли, бизнес
под рокот сильного мотора,
под шелест кондиционера,
под песню древней группы Styx.
                       5—6 ноября 2004
					   
* * *
Страшный мальчик вышел боком,
притворяясь колобоком,
остудился, полежал,
скок-поскок и убежал.
И от бабушки ушёл,
и от дедушки ушёл,
в лес зелёный покатился,
колобоком обратился,
серым волком побежал,
бледной лошадью заржал,
вынул ножик, вынул два —
покатилась голова.
А как вышел из тумана
да вынул пестик из кармана,
стал из пестика палить —
бога доброго хвалить.
                    19—21 сентября 2004
					
* * *
Хватит умничать, хватит грузить зрителя!
Будем делать телевидение для тупых
Только для тупых
Умников — в ж..у
	Газеты только для тупых
	Журналы только для тупых
	Рекламу только для тупых
	Товары только для тупых
	Для хороших тупых людей —
	избирателей, между прочим!
Преподавание для тупых
Образование для тупых
Бизнес для тупых —
хитрож..ых, но тупых
	Религиозное образование для тупых
	Национальное самосознание для тупых
	Компьютер для чайников
	Фотошоп для полных идиотов
Для самых тупых поясняю:
страна тупых — это не то же самое,
что страна чудес
	Страна Тупых
	Страна Тупых
	Весёлая страна Тупых
	cо столицей Э-
                        лек-
                              то-
                                    рат
                                    13, 18 июля 2004
От Щербы

Да не будет у бокра куздры, а у куздры бокра перед лицем 
Моим, ибо Я так будланул, и Мною так будлануто.

Не делай себе бокра из будлания своего, и никакого 
бокрения или перебокрения из будлания своего, 
ни обокрения, обобокрения либо же выбокрения 
из будлания своего, ибо куздра твоя во Мне, и глокость 
твоя во Мне же, и нет другой ни перед людьми, ни передо 
Мной в будланутости их или выбудланутости.

Соблюдай куздру и будлание, как заповедал тебе Бокр 
твой, не делай в это время никакого курдячества — ни ты, 
ни близкие твои, ни средние, ни приближающиеся к тебе, 
ни удаляющиеся от тебя, ни сидящие вдали, ни стоящие 
поблизости, ни лежащие поперёк.

Почитай бокра своего и бокрёнка своего, как повелела тебе 
Куздра Будлающая и Куздра Невыбудловывавемая.

Не произноси глокого будлания на куздрение бокра 
своего, ибо будлающие вострепещут, а будлаемые воссияют.

Не курдячь.

Не куздри.

Не бокрей сам, и не желай другим.

Не будлани ближнего своего, и не воскурдячь 
уменьшительного его, ибо на всякое большое найдётся 
своё расширительное
                         Май — ноябрь 2003
					  
* * *
ему не спой и не станцуй
ему не сплачь и не скричи
он не посмотрит на тебя
не скажет молодец
	ему не надо помогать
	подыгрывать перегибать
	вести указывать наверх
	подпрыгивать взлетать
ну можешь даже указать
немножко подыграть
всех перепрыгнуть перегнать
вбежать и улететь
	но улетев не улетишь
	вбежав не добежишь
	и спрятавшись не просидишь
	до самого конца
он не отпустит не простит
когда попросишь отпустить
не вытянет не упасёт
заслуги не учтёт
	он не учтёт — и ты не плачь
	а лучше спой или станцуй
	взлетай кричи живи живи
	как будто нет его

			            или как будто есть
                             15 декабря 2002 — 17 января 2005

* * *
Повылезло уродов на экранах телевизоров
от прочих отличается повышенной ворсистостью,
усиленной кустистостью, идейной нерушимостью,
окрасом специфическим, фактурой незабвенною.
	Подобного повылезла давненько видно не было.
	Всё больше были бойкие нечёткого строения,
	какие-то курчавые с заметной перекладинкой,
	какие-то пятнистые с известной оговоркою.
Как всё-таки в природе всё разумно предусмотрено!
Прошла пора повылезла нечёткого-пятнистого —
тотчас пошло повылезло квадратное в сечении,
а сердце телезрителя то плачет, то волнуется…
                                       25 января 2005

1 При чтении следует представлять себе Алика Мирзаяна, поющего песню на стихи Бродского. А кто не знает Мирзаяна, может представлять себе что-нибудь другое.



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru