Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 10, 2020

№ 9, 2020

№ 8, 2020
№ 7, 2020

№ 6, 2020

№ 5, 2020
№ 4, 2020

№ 3, 2020

№ 2, 2020
№  1, 2020

№ 12, 2019

№ 11, 2019

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Мария Бондаренко

и ни разу за прялкой

Мария Бондаренко 
и ни разу за прялкой


              * * *
если милый мой меня ревнует — 
			значит любит
если приласкал нежно — значит любит
если бранится — тоже значит любит
то же самое — если пьяным домой 
				припрётся
(хоть и пьяный в стельку, а всё ж 
				вернулся)
даже если к стенке лицом отвернулся
делает вид что видеть меня не хочет, 
				зло бормочет
скажет — иди отсюда, дура
(а куда ж я пойду?) значит это он, 
			конечно, с любовью
и когда я книжку лежу читаю
или когда сижу смотрю телевизор
всюду всё одно — про одно слышу, 
				вижу, читаю
милый мой меня любит, любит и любит
сколько же примет у меня счастливых!
ни одной, чтобы недоброе что обещала
сделайте ж боги, чтоб так было вечно
и чтоб в следующей жизни мне больше 
				не родиться
				
              * * *
нежности лишь прошу у тебя, богиня
хитрости и сил у самой достанет
чтобы промолчать, не подать виду
но нежность, нежность 
			откуда ж возьмётся
			
              * * *
Когда иллюзия, увы! износит ткань
Нейлоновая нить с позором поползёт
Через дыру пахнёт линялая герань
Банальным бытиём смущая обонянье
Когда в страдании девица отойдёт
От шаткого окна сулившего полёт
От шаткого окна чреватого паденьем
Сквозняк сухую соль мёртвых морей 
				забьёт
В складки её шагов в поры её и вежды
Есть снадобье одно — пора, 
			мой друг, пора!
Судьба на совпаденья не хитра
Одну и ту же старую концовку
Рифмует
Заладила
Поэзия покладистей 
Измена — измененье — сноровка
Измена наизнанку — зуд — свобода
Диагноз — диатез. Девиз — на воды!
Лечить сезонное недомоганье
Обиду злость и разочарованье
Дитя 
Желаний чьих подстрелен был полёт
Метаморфозой слёз обрушит на подушку
И громко сетует и горько слёзы льёт…
Но в кулачке уже сжимает погремушку.

              * * *
Только б езда — курс курсив не важен
к милой ли родине милому ли зверью
в остров любви в лес густой бумажный
съешь-меня-я-тебе-песенку-спою
недоразвитая тема весенней почки
распустится и защебечет уже вот-вот
милый мой — как зацветут цветочки
переворачивайся на живот

в теплоте лепоте густоте могиле
из глубины из самого нутра
заноет почка желудок жилы
господи! дивно устроен я
ты соткал меня — соло — 
			из того что было
сгодилось всё и наблюдал любя
и ещё раз все вместе — три-четыре
господи! дивно устроен я

благослови физиологию своего творенья
улыбаясь зверьё на съеденье идёт
один за всех — золотой миллениум —
по всей земле — темнота и уют —
под одеялом — мир божий спятил —
рыбы тоже идут — каждой до смерти 
				нужно
быть уловленной пойманной на лжи 
				распятой
ближнему своему быть поданной на ужин

              * * *
благодать проросла под Троицу
распустилась подкараулила
и засела — поеду в Ленинку
ни о чём несветлом не думаю
	природа — кукушка серая
	городская ушлая курица
	прямо в сердце снесла-подкинула
	а оно взяло да проклюнулось
книжку Тихона Чурилина заказываю
радуюсь будто издали только что
Вася Филиппов оказывается
не наказанный не заброшенный
радуется сердце — лужу 
	переходит по брёвнышку тонкому
	будто нашла себе подружка мужа
	настоящего — не любовника 
	все листочки такие берёзовые
и старушки такие старенькие
шелества их как раз напомнила 
о маме 
о чём ни подумаю — всё с нежностью
увлажняется души промежность
что не сбудется — поцелуется
спускаюсь в метро — и радуюсь
	Лёша Денисов мною любуется
	Богородица за меня молится
	Ангелов рать за меня ратует
	
              * * *
1. из последних из сил до скамеечки — там ты герой
за скамеечкой наше спасенье — замётанный рай 
не на жизнь не на смерть — кого любишь выбирай
	далеко не сразу удастся прорыв
	в смысл слова «халихало»
под коленками страх — отпусти меня Бог Детских Игр 
тренировка «терпеть» тренировка «не мочь» и «хотеть»
Он питается коркой с коленок Он ест этот страх 
толстой девочке много открылось — вскачь и опять
Ио, Ио, опомнись, то ветер гудит в проводах 
то ли гул на дворе то трава в голове а не гон 
божеством одержима не чувствуя ног зная толк
в избиеньи подобных — пятки жалит вдогонку агон 
безымянная жертва твоя не невинна О! сказочный волк 
Ирод, Ирод, тебя б засмеяли у нас 
и младенец зубастый так просто концы не отдаст
и коньков и копыт и с курчавой головки рога
я был труп — дай назад мой рассудок Бог Детских Невзгод
сколько их куда их гонят 
		— пушкин знает кудряв и речист 
	из двухтомника памяти выпало «халихало»
	прошлогодне и вяло как лист

2. когда над колыбелькой я буду чахнуть
разумом слабеть и любовью крепнуть
будет у меня только и заботы
как бы перед матерью-природой не облажаться
буду думать о нём желанном 
зёрен-отрубей хитросплетеньи
сгусточке кровиночке напёрсточке желаний
горсточке радостей и разных сомнений
			баю-бай высохшая тучка тяжелее моря
			старая любовь разродится новой
жирными губами сытнее молиться 
буду рада стараться всё как надо детка 
золотко моё будет спать до срока 
пуповину грызть в колыбельной коме
белый свет-копеечка в лапке цепкой как сорока
будет рублём золотиться преображаться любовью

3. когда увижу себя в гробу и мужики выроют могилу
когда белый червячок выползет изо рта и расправит крылья
главное тогда не шелохнуться не облажаться 
не помешать когда начнёт преображаться
не поперхнуться не заикнуться не удивиться
сделать всё как есть согласно обряду 
быть рядом 
и радоваться и веселиться

4. и поскольку смерть неизбежна как ни крути
надо купить билетик и на американские горки взойти
и крутиться оплаченных пять минут
и по истечении времени вниз сойти
вниз сойти и выдохнуть счастья вдох
кока-колою затянуться нырнуть с головой
мёртвой петлей одурачен отныне страх
мёртвой водой — только после — живой водой
мысли одним движеньем петлю затянуть
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
счастия тренажёр о! счастия тренажёр
зажатый банзай в зубах пуговицы в глазах
не облажается печень желудок всегда готов
и товарищ-сердце можно в разведку брать

	В. Крыжановскому
— чадаев, помнишь ли?
— не помню
через былого решето
посланья дружеского форма 
перетечёт — чадаев! — что?
— так, ничего — в другую форму
румяней крепче здоровей
как на портретах в униформе
лики экс-отроков-царей
как мальчик скажет весь я выйду
на путь кремнистый в декабре 
разбойники с большой обиды
иль бодуна встанем в каре
и хором полковым негромко
и в гроб сходя благословим
пусть промышляет на обломках 
цитатой нежный аноним

              * * *
дорогие лёша андрюша гриша серёжа саша
утешительница прапорщица прекрасная мельница мученица
родное по-русски русское русские — «наши»
иисус христос по москве по реке прогуливается
а как ныне сбирается путин распутица буря
над рекой репродуктор — далёко слыхать ярославну
на простор монитора рука на клавиатуре
остаётся вещать ворожить заговаривать завтрак:
настасья филипповна родная литература
сим-сим откройся на триста одной странице
научите меня великий русский писатель
по чайной ложке по крошке в день богу молиться
возвращайтесь назад поскорее вертайтесь обратно
мой читатель мечтатель мучитель домашний учитель
гастроном за углом за горой не впервой путь недолгий
не проворонят жениха университетские разумные девы
выйдь на волгу автолюбитель! выйдь на волгу
Возле главного здания МГУ им. Ломоносова (под дубом)
Железный каравай! Сознаньем обойму —
И рухну на траву — рассудок успокоить
О как непобедим быть должен 
и дрему(-ч)
Язык, который так себе ковчеги строит
Лёт оды через тьму 
			материи тяжёл 
И грузен. Наверху трапеции сознанья —
Площадка для богов играющих в лапту
А нижнее ребро — опора мирозданья 
Я Родину люблю………………………….
………………………………………..……..
…………………………………………..…..
……………………………………………....
 ……………………..Навязчивый рефрен
Кто выберет меня, кто умыкнёт из круга
Гармония — когда ряды боскетных стен
И баскетбольный плац суть друг 
напротив друга
Я Родину люблю. Высотный зреет миф 
А если надкусить — оскоминно и пресно 
О золотом руне, о плоде Гесперид
О Ньютоне к концу девятого семестра
Ты должен научить меня сомненью, бес
Чтобы любовь была свободна 
от предмета
Чтоб смыслы пасовать легко наперерез
Метаморфозам слов но разуметь не это
Зреть в сути всех вещей единый анекдот
Провиснет надо мной (ль) метафорой 
урона —
Словно Тантала снедь — 
зелёных яблок свод
Иль перезрелых звёзд развесистая крона
В спортивном зале
Ты закидываешь ноги к Богу
Ты стараешься
Усмиряешь плоть ласточкой
Ласточка моя, я думаю, 
наблюдая за тобой
Что настанет день — и понесу в ладонях
Чистый экстракт, 
сущность твоего существа
Мостики, которые возводишь
Перекинуты в пустоту
Мурашки пробегут по ним и дрожь
Пятки горe’ протягиваешь
На каждой — 
неизречённое слово СПОРТ
увидит Бог что это хорошо
а не увидит — тоже хорошо
У всего есть начало конец резон
А у чего нет — так риторика на что
По воздуху будет нелегко бежать
С каждой минутой всё ближе смерть

Мы ходим сюда таким образом не зря
Ты тренируешься летать а я
Привыкаю к мысли, что ты умрёшь.
Псалом
Выпади белым снегом на мои грехи
Сделай врагов моих лисами 
на этом снегу
Дай мне псов позлее, карабин, силки
Я добычу к Твоим ногам положу
Я искал Тебя всюду: в чреве жены своей
Чужих и ничейных жён, в толпе людей
На улицах, в супермаркетах, кино, метро
На устах моих имя Твоё было […] — но
В каждой программе теленовостей 
и особенно там
Где про стихийные бедствия, политику 
и войну
Я прислушивался, я прислушивался 
к тому
Что Ты говоришь и не верил своим ушам
Я мог бы зачать Тебя и носить —
Единственное что не изменит мне
А Любовь Твоя шла за мной и силки
Были у неё наготове и карабин в руке
Я тискал идею — 
как в подъездах вонючих таясь
Как поп-шлягер была молитва моя 
как грязь
Маячило на горизонте далекое там
Полиэтиленовая плёнка душной 
всеобщей — тлен
Но Любовь Твоя уже шла за мной 
по пятам
Стрелы её искали свою мишень
И вот — я ждал этого уже с отчаяньем 
и тоской
Настал день — тоска весь сок мой
Высосала — как бы это лучше сказать —
Мёд и сахар в горьких слезах мстит
Я добыча того (что и требовалось 
доказать)
ЕДИНСТВЕННОГО
		ЧТО МНЕ НЕ ИЗМЕ-
НИТ.

  На бывшем Андреевском мосту (на закате дня)
С моста, который был недавно удалён
На километр вниз ленивого теченья
Реки согласно мудрому распоряженью
Градоначальника и городских голов
В той точке где крыло так круто 
				вознесясь
Над серединой вод как раз переломилось
Глазами жадными какими смотрит язь
Закат сопровождать до горизонта сини
Друг друга сторонясь во избежанье слов
И понукаема одной ленивой силой
Элегия плыла на уровне мостов
Ныряла в арки и 
по грязи вод скользила. 
Искал знамений взгляд блуждающий 
окрест
Глядящим в унисон привидится немало
Сын божий по водa’м нёс моциона крест
Сон бомжа трепетал под ветхим одеялом
Блуждающий комар и пламень облаков
Дрожанье вод и смог 
прозрачной пеленою
И звук колоколов и вид колоколов
Реминисценций строй не связных 
меж собою
И остов МГУ и парка сизый лес
Всё предвещало смерть — 
ни много и ни мало
Встречающих рассвет с той стороны 
небес
На этой стороне ничто не удивляло. 
Заката провожать до горизонта хвост
Покуда небосвод не украшают звёзды
Через какой-то срок сюда на этот мост
Чувствительный придёт ещё не будет
 поздно
И взгляд его найдёт всё тот же 
тихий свет
И бомжа сон больной внизу у парапета
С той стороны небес встречающих 
рассвет 
И в этот раз ничто не удивит на этой
В отличие от тех которые сюда
Придут ещё не раз не видимые глазу
Чтобы опять закат сопровождать с моста
Которого здесь нет по мудрому указу.

              * * *
я в себе, у себя
я-то дома
то Пенелопа моя в затянувшемся где-то вояже, и по ночам как во сне 
застаю я её то на Кипре в дешёвом отеле среди подозрительных русских 
то на Фаросе, близ берегов откуда Европа… за подводной охотой 
или в туристическом туре покоряет она пирамиду с очередным женихом… 
и ни разу за прялкой
ещё по ночам, раньше часто теперь всё реже я грежу
золотом Трои в красивых витринах на чёрном сукне и сосуды литые
вечно юная чья-то жена в облаченьи на фото желтеющем 
Кирка!
вели наломать ржавых веток липы
когда они в душном июне перед грозой набухают грозой и густым ароматом целебней 
делают воздух, и пчёл рa’вно и смертных чувств разумных и памяти липкой 
лишают
в воду их опусти доведи до кипенья
дай настояться, отвар в сосуды разлей золотые
подавай к столу охлаждённым, мёд добавляя по вкусу, между приёмами пищи нашей простой в середине июня и не спрашивай где я скитался так долго до этой поры как я жил без тебя
знаешь сама был прилив я приплыл Гомеру за всё благодарен 
в переводе Жуковского на ночь мне вслух почитай
  
Мария Анатольевна Бондаренко родилась в 1973 году на Дальнем Востоке, в поселке Рощино Приморского края. Закончила филфак Дальневосточного Государственного университета во Владивостоке, поступила в аспирантуру МГУ. Филолог и критик. Со стихами выступает впервые. С 1995 года живет в Москве.


Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru