Новелла Матвеева. С душистым крокусом. Стихи. Новелла Матвеева
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 6, 2022

№ 5, 2022

№ 4, 2022
№ 3, 2022

№ 2, 2022

№ 1, 2022
№ 12, 2021

№ 11, 2021

№ 10, 2021
№ 9, 2021

№ 8, 2021

№ 7, 2021

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Новелла Матвеева

С душистым крокусом

Новелла Матвеева

С душистым крокусом

На речном полуострове

Памяти Франца Кафки

Дождь начинается сдержанно
И осекается вежливо…
Гнутся кусты под обрывами
Ивовые…
         Под порывами
         Блики сменяются блицами,
         И замелькали в линию —
         Быстрыми бледными лицами —
         Окна барака длинного.
Глинами синими выглинена
Почва забытая, чудная.
Кажется: лица выглянули
Снова? Но местность…
                           безлюдная!
         Ветер… С душистым крокусом —
         (В небо ненастное — пропуском)
         Кто проходил тут, задумчивый?
         Вроде святого Патрика?
…Там, — далеко за излучиной —
Вышивкой детского фартука —
Маленький город. И фабрика.
Смолкшая чёрная фабрика.

Сент. 2000 г.


Памяти Янины Дегутите

Распахнувшая пурпур свой,
Вновь болезненно сжала
Лепестки с морозной росой
Чаша розы. Держава,
         На багор навалясь, бросив рупор,
         Ту страну оттолкнула,
         Где до времени роза пурпур
         На ветру распахнула.
Погляди! — Литва отплывает
На отколотой льдине
С тихой женщиной посередине,
Той, каких не бывает!
         Её дело — стихов её свитки.
         Её имя — Янина.
         Скрип её заповедной калитки —
         Словно звон пианино!
Погляди: под ноябрьскою тучей
В океан, полагаясь на случай,
Вильнюс мчит с ускореньем!
Сообщая холодный, горючий,
Водяной вкус — кореньям;
         Всем кореньям, куреньям, соленьям,
         Спящим в каждой квартире,
         (Дух крысиной кладовки
         С оленьим
         Силуэтом на сыре.)
Дух невольничьих трюмов (где трюфли
Не растут) — колоссален!
Стенки трюмные влагой набухли…
Но и льдины уж нет… Пересядем
         Под обноски снастей не поющих,
         Парусов не надутых…
         Мчат пловцы промеж бурь
                           вопиющих
         В те края, где не ждут их.
В неисправных бесправных просторах
Ничего им не светит.
Трюмных крыс, на предательство скорых,
Там, как родичей, встретят.
         Но не нужен там ясень карминовый,
         Серых башен камень наследный;
         Там не надобны: ни соловьиный
         Саломеи напев, ни Янины
         Стих последний и хрип последний.

1990 г. и ноябрь, декабрь 2000 г.


В чём дело?

Кавказ далёкий в помыслах лелея
И лишь ч е ч е н с к и х беженцев
                           жалея
Неполно обеспеченных теплом,
Московский хлыщ не сделает и шагу,
Чтобы спасти московского
                           бродягу,
Околевающего за углом!..

9 февр. 2001 г.


Гимн детективу

Люблю толковый детектив!
Где рыщет ловкий коллектив
Сыскменов! Где лежит, шикарен,
На нежном бархате — алмаз, —
В лучах, — как в иглах дикобраз
Или как палица с шипами…
         Нет! — как морозная звезда
         В Рождественскую Ночь! Когда
         Метель, как терние, колюча;
         Когда со снегом, с талым льдом
         За Лестрейдом влетает в дом
         Сплошных упущенностей туча…
Люблю, когда на Бейкер-Стрит
Ленивых мистер Холмс корит
То за одно, то за другое…
(Вот чей высокомерный вид
Не спесь дурацкую таит,
А преднамеренье благое!)
         — Взгляните, доктор Ватсон, сэр,
         На это блюдце, например;
         Что скажет вам его каёмка?
         — В ней тоже прячется злодей?
         — Нет. Но для вдумчивых людей
         Любая вещь — наукоёмка
         В наружной простоте своей…
Часы летят… А мы читаем…
Что делать, коли попадаем
За то — у снобов под клише!
Мы не художники Монмартра,
Мы не поклонники поп-арта,
Но детектив — нам по душе.
         Чего мы ищем в этих книгах?
         Давно освоясь в их интригах,
         Что видим там? Всего скорей —
         Те перекуры в Скотланд-Ярде
         И то, как ночью на бильярде
         Лежат лучи от фонарей…
Не кровь убитых нас влечёт,
Не кровь пугает. Бойся тот,
Кто к преступлению способен
(За что и сыщиков клянёт)!
А наш — беспечен и незлобен
К таким историям подход;
         Мы знаем, что НЕ МЫ убийцы,
         НЕ МЫ — лжецы и кровопийцы;
         Хоть и грешны’ по мелочам, —
         Мы в этом смысле бьём баклуши.
         И жертв замученные души
         НЕ К НАМ приходят по ночам.
Вот почему и в детективах —
Мы верим в сыщиков учтивых,
В бесстрашных праведных суде’й, —
В мир, где инспектор неподкупен,
Преступник — ЗНАЕТ, что преступен,
Злодей — НЕ РАД, что он злодей!
         Где чёрное, промежду делом,
         Ещё не называют белым.
         Есть глупость. Но ещё нигде
         Не выдают на том этапе
         Фигуры «Без порток, а в шляпе» —
         За «обнажённых в канотье».
Мир, где прослоечное тесто
Сидит в квашне и знает место;
Где ни единый идиот
Ни за какие «перестройки»
Певичку и певца ПРОСЛОЙКИ
«Народными» — не назовёт!
         Где типов масляных и сальных
         Пока не числят — в колоссальных
         Героях Шпаги и Пера.
         А в плагиаторах нахальных —
         Не чтят колоссов эпохальных
         Отлитых сплошь — из серебра…
Не перешло ещё в методу —
Чтоб напроказившим — свободу,
А жертву — накрепко связать!
Для персонажей Детектива
Добропорядочность не диво.
Но… что об Авторе сказать?
         Отстав от Диккенса во многом,
         Он тоже КЛАССИК перед Богом;
         Клеймит нечестье, чтит Закон,
         Часы по классикам сверяет.
         И матюгов не повторяет
         За уголовниками он.
А нынче — швабрам голос даден,
По мненью коих … «кровожаден»
Любой, кто требует Суда!
САМИХ УБИЙЦ — не числят злыми.
Как будто кровь убитых ими
Не кровь, а просто так… вода!
         Ты, отводящий тяжесть кары
         От рассыпающих удары,
         От исполнителей РАСПРАВ,
         Не ты ли (что всего ужасней)
         И есть заказчик ЭТИХ казней?
         И потому — чем безнаказней,
         Тем лучше для тебя? Ты прав!
По-своему, по-людоедски.
И в полном смысле — по-мудрецки!
(Ведь, если человек — мудрец,
То это, кажется, надолго?)
Но ты мне гнусен, балаболка,
«Свободолюбца» образец!
         С открытой казнью споря гласно,
         Ты притворяешься напрасно:
         Ты всё равно её творишь, —
         НО ПО СЕКРЕТУ
                  (в ночь и в темень!),
         Казнь ТАЙНУЮ!
                  Зато — над теми,
         Кого ты сам приговоришь!
…Люблю старинный Детектив,
Где, незадачлив, но правдив,
Грустит в курилке сыщик младший, —
(Поди — профессию освой!)
Где нарушитель, — ангел падший,
Позор оплакивает свой…

Декабрь 2000 г., январь и февраль 2001 г.


Извращенцы

Про извращенцев — что’ сказать? Больные
На уровне глухих или кривых.
Их не тирань. Но… — чем не тирания —
Приказ ценить, любить и нежить их,

И прославлять их? Грех и вообще-то
Не зрелище. Зачем же — напоказ?
Тем паче — грех УРОДСКИЙ! Помня это,
Они и сами прятались от глаз.

Но вот — либералиссимусом новым,
Столпом Свободы (деспотом готовым!)
Победоносно спущены с цепи,

Знамёнами они трясут открыто,
Бьют всех, кто не лобзает им копыто…
Рождающий чудовищ разум! — спи.

9 февр. 2001 г.


Старо-новые виды безумий

Мне очень жаль, но ждут… смирительные ризы,
Лекарства от прыжков, ночных горшков сервизы —
Всех тех, кто подхватил идею Франкенштейна*,
И тех, кто «разгадал улыбку Моны Лизы»**.


Грин, приспособленный другими для экрана

Александр Степанович ужаснулся,
будучи ознакомлен с экранизацией
«Колонии Ланфиер».
Вон с каких пор это тянется!..

Порхают пузыри… Летят шары цветные…
Сомлев от дружных грёз, их ловят люди-клёцки;
Ребята крепких лет, но вроде как шальные!
Разнеженные вдрызг, — но в тельниках, по-флотски.

Их боцман чтой-то сник, от грубо-некультурных
Чужих заносчивых речений занедужив…
Обшиты кливера’ каймой брюссельских кружев.
И лезут моряки по вантам — на котурнах…

И чьи-то буркалы, мечтательно-бараньи,
Обосновалися так прочно на экране,
И столько в них тоски, распутства, идиотства,

Что, «веком парусников» сытый до упора,
Боюсь, — от вида их спасётся зритель скоро
Позорным бегством — (в честь эпохи пароходства)!

1983–84 гг.



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала

info@znamlit.ru