Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2020

№ 4, 2020

№ 3, 2020
№ 2, 2020

№  1, 2020

№ 12, 2019
№ 11, 2019

№ 10, 2019

№ 9, 2019
№ 8, 2019

№ 7, 2019

№ 6, 2019

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Леонид Мартынов

Способность камня




Леонид Мартынов

Способность камня


         Деды и внуки 
 Идут 
 Во мрак забвения понуро 
 Все те, кто крови проливали реки, 
 Калифы, жгущие библиотеки, 
 И Торквемад зловещие фигуры. 
 И чванятся, пожалуй, лишь Тимуры: 
 Мол, не у всех же внуки 
 Улуг-беки! 
 
   * * * 
 Князь 
 Сказал 
 Неустанному зодчему: 
 — Сам-то веришь во что от души? 
 Тот ответил довольно находчиво: 
 — Вообще, боги все хороши. 
 Нет богов, что являлись бы лишними, 
 Хоть одни были 
                       слишком уж пышными, 
 А другие совсем никудышными. 
 Потому-то и вышло: Всевышнему 
 Тут и там купола золотят. 
 Впрочем, сам-то я 
                из смутьянского хлыста, 
 Там в религиях нет постоянства, 
 Верят, во что хотят. 
 И за это все боги простят! 
   
   * * * 
В отдаленье, 
Как во время оно, 
Крылись чьи-то дачи, не близки. 
Где-то что-то крикнула ворона... 
Есть такие тёмные лески. 
На стволах змеились, — я прочёл их, — 
Письмена из векового мха, 
В глине я увидел чудищ полых, 
А внутри у них была труха. 
Может быть, и важное открытье 
Сделал я, но бросил их к чертям, 
Через жизнь проходит красной нитью 
Отвращение моё к костям. 
А затем я думал, что ошибся, 
Явственно мелькнули под ногой 
Человеческие, но из гипса, 
Ус, сперва один, затем другой. 
Не узнал я даже их сначала, 
Но потом я понял, чьи они, 
И как будто просьба прозвучала: 
— Отопни, под пни захорони! — 
Так вот просит всё, чему настало 
Время снять величия венец, 
Точно так же и от пьедестала 
Отлетает тело наконец 
Тихо, безо всякого урона, 
Просто развалившись на куски. 
 ... Впрочем, что-то каркала ворона. 
Есть такие тёмные лески. 
Способность камня 
Я на одной из подмосковных рек 
Великолепный камень раздобыл, 
Он был, как первобытный человек, 
Коричневый, но с оком голубым. 
Его привёл суровый проводник, 
Принёс в края, где нынче вырос лес,
С норвежских круч сползавший к нам 
                                 ледник. 
Ушёл ледник, но камень не исчез. 
И до сих пор ни ветер не изъест 
И не изгложат дождики камней, 
В которых живо нечто от существ, 
Хранящих тайны допотопных дней 
И тех катастрофических ночей, 
Когда, быть может, родилась луна. 
Вот чем чревата каменных очей 
Вулканоснежная голубизна. 
И почему бы камни не могли 
Пусть механически, но отражать 
Всё, что творилось на лице земли, 
Что заставляло землю задрожать: 
Как, например, чудовищ тяжкий шаг, 
А то и человека с топором, 
Волшебника, рассеявшего мрак 
Своей пещеры пламенным костром. 
Вы знаете: природа вся жива, 
И если уж един её поток, 
То почему бесчувственны трава, 
Вода и камень, воздух и цветок. 
Они, конечно, не разумны, но 
И не глупей искусственных зеркал. 
   
   * * * 
В древности 
Мыслители бывали 
Как художники и как поэты 
И бывало краткие давали, 
Но отнюдь не кроткие, ответы 
На бесчисленность пустых вопросов. 
Впрочем, что с него возьмёшь? 
                          Философ! 
А у варваров иное дело: 
Если уж мыслителя задело 
Выраженье инородца злого, 
То такое возглашает слово, 
Что оно одно не уместится 
На журнальную страницу. 
   
      * * * 
 Кричит 
 Пиявка на весу 
 Высасывая кровь живую: 
 — Я у него её сосу 
 И, значит, с ним сосуществую! 
 Но разве мне закон такой 
 Диктуют мудрые преданья! 
 Ко всем охваченным тоской 
 Сосёт мне сердце состраданье!
    
     * * * 
Есть 
Страх: 
Не распылиться в прах, 
Не превратить пыланья в тленье 
И чистый благородный страх 
За будущие поколенья. 
Есть этот страх: 
Не вспыхни порох, 
Все сущее не разлетись! 
   
     Сказки венского леса (вальс) 
На маскарадах Дамаска, — 
Метал Гофмансталь, — 
Глаза, что ни маска, блестят, как дамасская сталь, 
Дразня иностранца, посланца — гонца из страны 
Седой, точно Франца 
Иосифа сны. 
В мечтах о Дамаске витал Гофмансталь, 
И мчались коляски, чьи спицы блестят, как хрусталь, 
И автомобили, пия огневую росу, 
Ещё не губили растительность в Венском лесу, 
И старых мелодий ещё этот лес не отверг, 
И не были в моде ни Шёнберг ещё и не Берг... 
А может быть, о Дамаске и не мечтал Гофмансталь? 
А если мечтал о Дамаске, то едва ли предвидел такую деталь, 
Как бомбозащитная каска на автострадах Дамаска
И чьё-то фиаско 
На автострадах   
Дамаска. 
                            Публикация Г. А. Суховой-Мартыновой 
 





Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru