Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 12, 2018

№ 11, 2018

№ 10, 2018
№ 9, 2018

№ 8, 2018

№ 7, 2018
№ 6, 2018

№ 5, 2018

№ 4, 2018
№ 3, 2018

№ 2, 2018

№ 1, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


НАБЛЮДАТЕЛЬ

незнакомый журнал


Единство культуры

 

Просторы Интернета необозримы. Здесь можно встретить решительно все — от миражей до опасных островов. Должно сильно повезти, чтобы отыскать в этом океане что-то значительное. Мне повезло. Я нашел сравнительно недавно (в 2009 году) начатый журнал «Семь искусств»1 . В июле 2018 года вышел сотый номер. Это хороший повод оглянуться назад и объяснить, почему я считаю это издание уникальным. Вот что писал основатель журнала Евгений Беркович:

«Тематика журнала непривычно широка: наука, культура, словесность, короче, все, что интересно интеллигентному читателю. Девизом журнала и, отчасти, объяснением его названия служат слова Аристотеля: «Семь свободных искусств — основа воспитания, которое надлежит давать не для практической пользы, но потому, что оно достойно свободнорожденного человека и само по себе прекрасно».

И, уточняя:

«Идея, в самом деле, выглядела смелой: соединить под одной обложкой статьи совершенно разных направлений, науку и театр, поэзию и философию, географию и музыку, прозу и психологию…, короче, «все, что интересно интеллигентному человеку».

Я где-то читал, как Г.Г. Нейгауз ехал «Красной стрелой» в Ленинград. Как только Генрих Густавович и его попутчик устроились в купе, каждый раскрыл свою книгу. У Нейгауза это была партитура, у соседа — диссертация по органической химии. Оба за­глянули через плечо к соседу и, не сговариваясь, дружно рассмеялись. Такая иллюстрация старой доброй дискуссии «лириков и физиков». Ну, «лирики» — дело понятное, а вот «физики» представляются абстрактным обобщением, поскольку точные науки рассыпались по нишам: математик, занимающийся комбинаторикой, не очень понимает математика, специалиста по алгебраической топологии и т.д. Ученых, способных обозреть математику в целом, совсем немного. Узкая специализация, конечно, неизбежна. Но в результате, например, музыковеды, занимавшиеся Мендельсоном, совершенно не понимали, каким великим математиком был муж его сестры Ребекки Густав-Лежен Дирихле.

И все-таки хочется иметь общую картину мира. Такую картину, преодолевая сегодняшнюю разобщенность культуры, и предлагает журнал «Семь искусств».

По моему мнению, эта смелая идея достойно реализована. Вот постоянные разделы «Семи искусств»: «Мир науки», «Культура», «История», «Музыка», «Психологические тетради», «Люди», «Мемуары», «Поэзия», «Проза», «Театр и кино», «Читальный зал», «Политика и общество». По всем этим темам есть специальные толстые журналы, но «Семь искусств» достойно конкурирует с любым из них. В каждом разделе читатель найдет яркие материалы оригинальных и квалифицированных авторов.

Например, в разделе «Музыка» участвуют талантливые профессиональные музыканты: Евгений Кисин, Геннадий Рождественский, Владимир Фрумкин, Артур Штильман, Сергей Колмановский, Александр Избицер, Наум Зайдель, Владимир Зак, Елена Федорович, Елена Кушнерова, Ольга Яновская, профессор фортепиано в University of Texas Софья Гильмсон… Любой специализированный музыкальный журнал (скажем, «Музыкальная академия» — в прошлом «Советская музыка», «Музыкальная жизнь») мог бы только позавидовать такому созвездию авторов.

Музыкальные материалы иногда вызывают полемику. Здесь можно упомянуть дискуссию о бардовской и советской песне Владимира Фрумкина с автором этих строк и опубликованную только что, в юбилейном номере статью о Гилельсе профессора Екатеринбургской консерватории Елены Федорович (Федорович издала две замечательные книги о великом пианисте). Споры вокруг «треугольника» Нейгауз, Гилельс, Рихтер порою принимают самые жаркие формы, притом, что все трое, без сомнения, — огромные музыканты.

Интересны фундаментальные статьи о Вагнере Артура Штильмана и Евгения Майбурда — автора, обладающего универсальным талантом: его перу принадлежат также обширные работы по экономике, а в последнее время — критика лекций вездесущего Дмитрия Быкова. Стоит отметить статью Артура Штильмана об Игоре Ойстрахе и его же воспоминания о музыкальной жизни послевоенной Москвы, о многолетней работе в Метрополитен-опере.

В разделе «Проза» (и «Поэзия») хочу прежде всего упомянуть покойных ветеранов Марка Азова и Иона Дегена.

Участник войны Марк Яковлевич Азов был известен в СССР своими репризами для Аркадия Райкина. Переезд в Израиль все преобразил. Азов погрузился в Танах, и здесь раскрылся его необыкновенный талант. Азов возродил старинный жанр мидрашей, парабол, притчей, построенных на Танахе. Мидраши Марка Яковлевича читаешь с сильнейшим волнением, сопереживанием, «в улыбке и в слезах».

Ион Лазаревич Деген провоевал всю войну, он — знаменитый танковый ас. После войны Деген стал известным хирургом-ортопедом. Совсем юным фронтовым лейтенантом он сочинил одно из самых знаменитых военных стихотворений «Мой товарищ, в смертельной агонии / Не зови понапрасну друзей». Совершив алию, Деген продолжал и врачебную, и литературную деятельность. В «Семи искусствах» можно найти стихи и рассказы Иона Лазаревича. Меня он одарил Предисловием к большой подборке стихов.

Очень интересны военные мемуары Авраама Яковлевича Левина, воевавшего на финском участке фронта, около Свирской ГЭС. Многие считают этот участок «второстепенным». Но посмотрите, как сурова была там война!

Журнал публикует прозу Фридриха Горенштейна, Мины Полянской, Зои Мастер, Владимира Матлина, Моисея Бороды, Самуила Кура, Елены Минкиной, Елены Матусевич, Александра и Нины Воронелей, Дины Рубиной, Владимира Порудоминского и многих других.

В последнее время (включая № 100) «Семь искусств» публикует с продолжениями произведение Ольги Балла-Гертман под интригующим названием «Дикоросль». Затрудняюсь точно определить жанр  этого текста. С одной стороны, это психологически-философская проза: автор философствует о себе, своем месте в мире, о литературе, о звуках, словом, обо всем на свете. С другой стороны, по характеру изложения, построению предложений, резонирующим сочетаниям метафор, эпитетов вполне можно говорить об огромной поэме в прозе.

История науки также нашла достойное место в журнале. Стоит выделить серию статей Бориса Горобца о Л.Д. Ландау и его круге. Впоследствии по следам этих работ в России был опубликован трехтомник. Вообще, в области истории науки «Семь искусств» может конкурировать с такими журналами, как «Историко-математические исследования», «Вопросы истории естествознания и техники», «Знание — сила», «Наука и жизнь», «Химия и жизнь»... В «Семи искусствах» можно найти воспоминания об академиках Е. Тамме, Л. Седове, серию интервью со знаковыми фигурами механико-математического факультета МГУ, — всего не перечислить.

Идея единства культуры подчеркнута большим циклом статей (позже они вышли книгами) основателя и редактора портала Евгения Берковича. Начав с изучения жизни и творчества Томаса Манна, рассматривая окружение писателя, Евгений Михайлович приходит к панораме современной Манну физики. Борн, Бор, Эйнштейн, Франк, Ленард… Сколько переплетений судеб, какие эмоции, драмы. В традиционной постановке Томасом Манном занимались бы литературоведы, Эйнштейном — физики или историки физики… Все отдельно, по своим нишам… В «Семи искусствах» культура и наука обретают единство.

Поэзия представлена в журнале широко — от классически ясных совершенных стихов Ларисы Миллер, полных «разговорами» с окружающей нас природой:

 

               А небо дождиком кропит

               Ту жизнь, что на земле кипит.

               Кропит ее дождем весенним

               По будням и по воскресеньям

 

до суровых «мужских строф» Виктора Кагана. Вот из стихотворения памяти Иона Дегена:

 

               Кто любит, тот скажет люблю — не любил,

               поделится теплою водкой и хрусткой мацою,

               погладит глазами горячие камни могил

               и скажет: «Прости, я пошел» с сипотцою.

 

Среди авторов поэтического раздела — Бахыт Кенжеев, Леонид Латынин, Генрих Тумаринсон (очаровательные, добрые детские стихи), Лорина Дымова, Алексей Цветков, Леопольд Эпштейн…

Подлинным открытием журнала я считаю израильского поэта Юлию Драбкину. Драбкина пишет длинной, вроде бы повествовательной строкой, но сколько подлинной страсти в таком «повествовании!

 

               Ты неплохо живешь и доволен судьбою своею,

               ты настолько здоров, что не знаешь дороги к врачу.

               Я себя заразила тобой и все время болею,

               я в хронической стадии, то есть себя не лечу.

 

Из работ по истории и политической философии упомяну труды известного писателя Игоря Ефимова, работы по истории и Конституции США Игоря Юдовича, по истории Гражданской войны в Америке Александра Бархавина, работу которого о генерале Ли было бы полезно прочитать гражданам, ниспровергающим исторические памятники.

Особый интерес представляет творчество Бориса Тененбаума. Борис Маркович обладает феноменальной памятью, редкостной способностью чтения и освоения прочитанного. Добавим к этому легкое перо, и мы получим книги, вроде занимательной физики Перельмана, только по истории. Популярная история: Борджиа, герцог Мальборо, Наполеон, Черчилль, Муссолини, Гитлер… Все эти фигуры встают перед нашими глазами. Не зря книги Тененбаума охотно публикуют коммерческие издательства, причем такие известные, как, скажем, «Яуза-ЭКСМО».

Большое впечатление на меня произвел труд физика, доктора физико-математиче­ских наук Виталия Шрайбера «Глобальное потепление: история в лицах и фактах». Речь идет об острейшем вопросе нашего времени. Сегодня употребляют бессмысленный термин «Изменение климата (Climate Change)». На самом деле энтузиасты имеют в виду причиненное человеком техногенное глобальное потепление (ТГП). В борьбе с ним применяются чрезвычайные, крайне дорогостоящие меры. Окажут ли они заметное влияние на потепление (если таковое вообще существует), неясно. Слишком много политики и одурачивания невинных граждан включено в это дело. «Техногенное глобальное потепление» стало предметом веры, своеобразной религии, поддерживаемой (в США, по крайней мере, до недавнего времени) государством. Происходит коррупция науки. Шрайбер разбирает проблему тщательно и беспристрастно.

В этом месте я остановился, оглянулся и ужаснулся. Уже получается довольно длинный опус, но несметных богатств «Семи искусств» — не охватить. Проще открыть любой номер журнала. Что я и приглашаю сделать.

 

Борис Кушнер

 

1 http://7iskusstv.com/.



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru