Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 12, 2018

№ 11, 2018

№ 10, 2018
№ 9, 2018

№ 8, 2018

№ 7, 2018
№ 6, 2018

№ 5, 2018

№ 4, 2018
№ 3, 2018

№ 2, 2018

№ 1, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


НАБЛЮДАТЕЛЬ

конференция



«Все движется любовью»

II Международная научная конференция «Знаковые имена современной русской литературы» (Краков). Евгений Водолазкин.


В конце мая в одном из старейших европейских университетов прошла вторая международная научная конференция «Знаковые имена современной русской литературы», которую проводила кафедра русской литературы XX–XXI веков Института восточнославянской филологии Ягеллонского университета Кракова. Два года назад героем конференции был писатель Михаил Шишкин, в этом году встреча была посвящена творчеству филолога-древника, сотрудника Пушкинского Дома, лауреата множества литературных премий Евгения Германовича Водолазкина.

Проведение конференции в присутствии виновника торжества — это новый научный экстрим. Выступающие профессора боязливо оглядываются на сидящего в уголке автора, а сам автор нервничает и старается слиться с окружающим пейзажем, в нашем случае со старинной кирпичной кладкой средневекового вуза. И над всем этим витает дух Николая Коперника, благо все участники посещают музей Ягеллонского университета, где им рассказывают историю вуза.

Два года назад Михаил Шишкин, осознавая некоторую сюрреалистичность ситуации, сравнил себя с родителем, который приводит ребенка на прием к врачу и выслушивает диагнозы о его болезнях, иногда вердикты эскулапов прямо противоположны тому, что задумывал автор.

Евгений Водолазкин, имеющий непосредственное отношение к высокой науке, реагировал на все с большей долей юмора и понимания и поэтому сравнил себя с рождественским гусем, чье поедание предвкушают собравшиеся гости. Однако случается непредвиденное: гусь, покоящийся на блюде в центре стола, неожиданно приподнимает голову и, к всеобщему изумлению, включается в беседу.

Надо признать, подобная форма научной конференции необычайно интересна с профессиональной точки зрения, и именно участие автора в обсуждении собственных текстов добавляет ей пикантности и рождает новые смыслы.

Имя Евгения Водолазкина привлекло ученых из множества стран. Организаторы признавались, что не ожидали подобного всплеска интереса. На конференции прозвучало более 90 докладов от участников из России, Польши, Италии, Франции, Сербии, Финляндии, Чехии, Румынии, Армении, Бельгии, Германии, Грузии, Израиля, Венгрии, США, Швейцарии, Украины, Литвы, Китая.

Основными направлениями для научных размышлений стали вопросы диалога с литературной традицией, культурных и интертекстуальных связей, присущих прозе Евгения Водолазкина, обновления повествовательных техник, свойственных художественному мышлению писателя, а также проблемы перевода текстов на европейские языки и языкового своеобразия его романистики.

К глубокому сожалению, невозможно было посетить все секции и познакомиться со всеми докладами. На третий день профессор из Казани Т.Г. Прохорова пошутила, что представит вниманию собравшихся двадцать шестой доклад о романе «Авиатор», но даже в двадцать шестом докладе была своя научная новизна.

Хотелось бы вспомнить ряд услышанных выступлений. Так, М.Н. Липовецкий размышлял о стилевых доминантах романов Водолазкина и сделал вывод, что самоотнесение этой прозы к постмодернизму не соответствует принципиальным художественным постулатам постмодернизма, и что по своей художественной манере Водолазкин очень близок к классическому модернизму. Н.Б. Иванова говорила в русле герменевтической интерпретации о взаимовлиянии научной, творческой и публицистической ипостасей писателя, о важности рассмотрения его текстов в контексте всей его многогранной деятельности. О.Д. Журавель анализировала визуальную поэтику, художественную синтетичность и многоканальность прозы Водолазкина. М.П. Абашева рассмотрела произведения писателя в контексте современной русской прозы, тогда как большинство ученых как раз искали связи с классической традицией.

Перекликались между собой чрезвычайно интересные выступления председателя конференции профессора Анны Скотницкой и профессора из Венгрии Тюнде Сабо, посвященные многогранному воплощению темы любви в романе «Лавр». О любви и красоте вообще много говорили в Кракове. Неслучайно «живой классик», у которого все отлично с самоиронией, на второй день конференции надел футболку с портретом Ф.М. и его знаменитой цитатой: «Красота спасет мир».

В последний день всех присутствующих на пленарном заседании покорило нестандартное выступление Габриэллы Импости из Италии, ее доклад был связан с воздушным обозрением русской литературы XX века. Эмоциональная речь сопровождалась уникальным видеорядом. Славист из Болонского университета рассказала о знаменитых русских авиаторах, обратилась к поэзии Серебряного века и соединила культуру начала XX века с романом Водолазкина. Перед собравшимися в старинном зале Ягеллонского университета проплыли лица известных воздухоплавателей, один из которых стал прототипом авиатора Фролова, чья трагическая судьба оказала такое сильное влияние на главного героя «Авиатора» Иннокентия Платонова, пролетевшего над всем XX веком.

Однако не все бывает так благостно на филологических диспутах. Не считая научных споров, острых моментов в Кракове было два. Сначала молодой украинский ученый решил на пленарном заседании коснуться политической ситуации в мире. На это последовал незамедлительный ответ от профессора Б.А. Ланина, указавшего ему, что приехавшие в Краков слависты «рождены для вдохновенья, для звуков сладких и молитв» и собрались на конференцию, чтобы петь прекрасные песни о своей любви к литературе. Именно в этом заключается их счастье, поэтому площадкой для политических баталий Ягеллонский университет не станет, его сразу поддержали все присутствовавшие в зале.

Затем серьезную дискуссию вызвало выступление Галины Юзефович, сравнившей в своем выступлении романы Евгения Водолазкина «Авиатор» и Захара Прилепина «Обитель». Талант и бойкость публициста способны сыграть с любым человеком дурную шутку, если он оказывается в профессиональной филологической среде, где профессора, скромно сидящие в зале, могут километрами цитировать художественные тексты и с легкостью разбивать любые умозаключения, идущие вразрез с авторской позицией.

Да, и Водолазкин, и Прилепин делают своих героев убийцами, да, оба героя оказываются на Соловках, да, оба писателя призывают к всепрощению. Но есть принципиальное различие: у Водолазкина прощение возможно только через признание своей вины, перенесенное страдание и глубинное раскаяние. (Как здесь не вспомнить футболку с портретом Достоевского!). И совсем иные идеи в своем романе транслирует Прилепин. В литературной среде эмоции выражаются бурно и часто непоследовательно, в профессиональном филологическом сообществе несогласие сопровождается острыми вопросами и ледяным холодом во время последующего общения.

Организаторы конференции предложили собравшимся ученым насыщенную программу и три дня интенсивной работы. В первый день пленарное заседание сменилось встречей с писателем, которому все желающие могли задавать вопросы. Второй день был самым напряженным, секционные заседания длились десять часов. Третий день опять начался с пленарного заседания и завершился выступлением Е.Г. Водолазкина, его практически тронной речью и чтением отрывков из нового романа «Брисбен».

В завершение конференции для желающих была организована пешеходная экскурсия по Кракову. Формальное мероприятие стало одним из самых запоминающихся. Если любому экскурсоводу предложить провести встречу с сорока профессорами из разных стран мира, то он воспримет это как божье наказание. Но пан Мыкола Манко сразу овладел всеобщим вниманием и подошел к возложенной на него обязанности неформально. Встреча, рассчитанная на три часа, продлилась намного больше. Увлеченного знатока Кракова не испугала даже наступившая ночь. Перед глазами так и стоит картина: экскурсия завершена, но окруженный восхищенными слушателями пан Мыкола уходит во тьму, не прекращая своего увлекательного рассказа.

Вспоминая май в Кракове, думаешь прежде всего о том, с какой любовью подошли хозяева конференции к встрече с русской литературой. Это касалось всего: и приветственного слова ректора Ягеллонского университета профессора Войчеха Новака, и выступления его коллеги декана филологического факультета профессора Дороты Шум­ской, и подготовки всех заседаний, выступлений, кофе-брейков, обедов и торжественных ужинов сотни человек. Колоссальная работа была проведена председателем организационного комитета профессором Анной Скотницкой и ее сотрудниками.

Конференция Ягеллонского университета доказала, что русская литература по-прежнему не только значима в мировом культурном контексте, но она все так же продуктивно сближает людей разных национальностей, умонастроений и взглядов, помогая лучше понимать друг друга. «Большое видится на расстоянии», — вероятно, поэтому нам необходим взгляд из Кракова, из Ягеллонского университета, чтобы осознать значимость, красоту и всевозможные достоинства современной литературы.

Ну, а для двух преподавателей филологического факультета МПГУ конференция завершилась на центральной площади Кракова, где ночью после шестичасовой экскурсии, мы с секретарем конференции паном Янушем Свежим с удовольствием уплетали краковскую колбасу. На наш вопрос, почему пан Януш посвятил свою жизнь изучению именно русской литературы, мы услышали историю, как польский мальчик сначала дружил и переписывался с русской девочкой, а потом и вовсе был отправлен на практику в рязанскую деревню, где навсегда полюбил русскую литературу. Эту любовь поляков мы ощущали все дни пребывания в Ягеллонском университете.


Наталия Попова, Янина Солдаткина



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru