Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 10, 2017

№ 9, 2017

№ 8, 2017
№ 7, 2017

№ 6, 2017

№ 5, 2017
№ 4, 2017

№ 3, 2017

№ 2, 2017
№ 1, 2017

№ 12, 2016

№ 11, 2016

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 



АРХИВ



Дмитрий Усов

Скорпион


Памяти Марины Цветаевой


I


В древних странах жаркого Востока,

Где песок лучами прокалён,

Пришлеца карающий жестоко,

Бич земли, гнездится скорпион:


Порожденье пламени и мрака,

Порожденье зноя и песка,

Он среди созвездий Зодиака

Озаряет годы и века.



II


Но однажды, в час, решённый роком,

Окружённый огненным кольцом,

Без исхода, в сумраке глубоком

Только гибель видит он кругом.


И тогда, в порыве небывалом,

Предпочтя последнюю стезю,

Он своим же смертоносным жалом

Поражает голову свою.



III


Так и ты, поэт, пути лишённый

Произволом века своего,

Воспрепятствуй силе ослеплённой

Над собою править торжество.


Пусть и ты — сын времени и праха,

Но, увидя смерть со всех сторон,

Поразить умей себя без страха,

Как себя сражает скорпион.


25 ноября 1941

Ташкент



В мемуарном очерке «Пленный дух» Цветаева вспоминает обращенные к ней слова Андрея Белого: «Мы — профессорские дети. Вы понимаете, что это значит: профессорские дети? Это ведь целый круг, целое Credo». К этому же кругу — детей профессоров Московского университета — относился и автор публикуемого стихо­творения переводчик Дмитрий Сергеевич Усов (1896–1943). По материнской линии его род восходил к знаменитому библиофилу, переводчику и путешественнику пушкинских времен Аврааму Сергеевичу Норову, двоюродная бабушка дружила и переписывалась с П.Я. Чаадаевым. Отчим преподавал в университете зоологию. Уже на первом курсе Усов пишет о Рильке, Анненском, Скрябине в газете «Moskauer Deutsche Zeitung» (несколько детских лет прожиты в Германии, и немецкий с этого времени на всю жизнь — второй родной язык). Публикует сказки и стихи в детском журнале «Проталинка» (в записной книжке Марины Цветаевой 1914–1916 годов есть его имя и телефон — вероятно, как раз в связи с планами ее возможного участия в «Проталинке»). Сотрудничает с «Первым журналом русских футуристов» и с альманахом «Жатва». Октябрьская революция вынуждает его провести несколько лет в Астрахани (успев закончить Московский университет, он становится преподавателем в Астраханском, читает цикл лекций «Новейшая русская поэзия», в котором говорит и о Цветаевой). Здесь он знакомится с Ларисой Рейснер и печатается в «Военморе» — газете Волжско-Каспийской военной флотилии. Для себя переводит Рильке, собирает антологию его переводов на русский. В 1923 году возвращается в Москву и становится научным сотрудником Государственной академии художественных наук, переводит Гейне, Гете, Флобера, Золя, участвует в подготовке био-библиографического словаря «Писатели современной эпохи». Через Бориса Пастернака Усов просит Марину Цветаеву написать для этого издания автобиографию. Статья о Цветаевой появляется в первом томе, вышедшем в 1928 году. Роковым для дальнейшей судьбы словаря была статья о Л.Д. Троцком (вышедший том похоронили в спецхранах, а чудом уцелевшую рукопись второго тома удалось издать только в 1995 году).

В середине 1920-х Усов женился на Алисе Гуговне Левенталь, двоюродной сестре доброго знакомого Цветаевой по волошинскому Коктебелю Михаила Соломоновича Фельдштейна. Второй женой Фельдштейна была Вера Яковлевна Эфрон, сестра С.Я. Эфрона, мужа Марины Цветаевой. Таким образом, не будучи родственниками, Усов и Цветаева стали членами одного семейного круга. Однако возобновить личное знакомство им было не суждено: в 1939 году, когда Цветаева вернулась в Россию, Усов находился в Белбалтлаге, отбывая пятилетний срок по так называемому «делу словарников» (знаменитый процесс о «немецкой фашистской организации», по которому в 1935 году были арестованы более ста человек, в том числе составители «Большого немецко-русского словаря», первый том которого вышел в 1934 году. Среди безвинно арестованных составителей словаря — кроме Усова — известные ученые: Г.Г. Шпет, Б.И. Ярхо, М.А. Петровский и др.).

Публикуемое стихотворение — один из первых поэтических откликов на гибель Марины Цветаевой. В то же время это одно из последних известных нам стихотворений Усова — он умер в Ташкенте в возрасте 46 лет (сердце не выдержало выпавших на его долю испытаний).

Все военные и послевоенные годы вдова Усова Алиса Гуговна переписывалась со Львом Владимировичем Горнунгом. Он не побоялся съездить в Белбалтлаг и предупредить Усова о ее высылке из Москвы (жен арестованных высылали — «чтобы не было “Русских женщин”, по Некрасову», объяснял Горнунг). Список стихотворения «Скорпион» Лев Владимирович получил от Алисы Гуговны и сохранил. Оно обнаружилось недавно, поэтому в подготовленный мною двухтомник Усова «Мы сведены почти на нет…» (М., 2011) не вошло.

Представляется, что именно опыт пяти лагерных лет сделал для Усова возможным предложенное в стихотворении понимание самоубийства как достойного для свободного человека выхода из безнадежных жизненных обстоятельств. По словам Н.Я. Мандельштам, освободившийся из заключения Усов «был всем напуган и ничего не боялся».


Подготовка текста и комментарий Татьяны Нешумовой



  info@znamlit.ru