Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№  1, 2020

№ 12, 2019

№ 11, 2019
№ 10, 2019

№ 9, 2019

№ 8, 2019
№ 7, 2019

№ 6, 2019

№ 5, 2019
№ 4, 2019

№ 3, 2019

№ 2, 2019

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Обогнать себя


В.И. Самохвалова. Сверхчеловек: Образ. Метафора. Программа. — М.: Ваш формат, 2015.

Для доктора философских наук, профессора, академика РАЕН В.И. Самохваловой характерен интерес к противоположным категориям. Ее размышления о красоте уравновешены изучением природы безобразного; эстетические представления минувшего она соотносит с контурами постдействительности; анализ массового человека сопровождает исследованием сверхчеловека…

Именно проблеме сверхчеловека посвящена недавно вышедшая очередная монография В.И Самохваловой, и, вне всякого сомнения, в литературе non fiction эта умная книга займет свое место.
Свое обращение к указанной теме автор объясняет не кратко, не слишком доходчиво, но в целом все же достаточно ясно: «В настоящее время проблема сверхчеловека, его определения, его понимания приобретает новую актуальность в качестве проблемы, имеющей общекультурный характер и общечеловеческое значение, — проблемы цивилизационной в вырисовывающейся цивилизации, становящейся не слишком “дружелюбной” к человеку как таковому во многих отношениях»; «кажущаяся странной проблема сверхчеловека приобретает особую реальную актуальность в наши дни, когда человек сам, своими собственными усилиями и при собственном желании готов покончить с человеком как таковым, положив конец “мегапроекту человека” и открыв новую страницу созданием неведомого то ли существа, то ли машины, то ли доселе невиданного монстра…».
Конечно, в поле зрения исследователя неминуемо оказывается магическая фигура Фридриха Ницше. «Созданный им образ, — пишет она, — есть как бы общая характеристика представления о человеке, опредмеченная проекция желаний и представлений самого Ницше о действительных человеческих ценностях, но в то же время его “сверхчеловек” — это и не та людская разновидность, что возникает лишь на путях приложения собственной его философии к жизни. Слово “сверхчеловек” наименовывает сущность человечества, которое, будучи человечеством нового времени, начинает входить в завершение сущности своей эпохи и являет определенные объективные тенденции». Вслед за Ницше автор напоминает о высшем происхождении и назначении человека — о его сверхчеловеческой миссии, дистанцируясь при этомот толкования возможной опасности формирования вследствие этой некой особой — высшей — породы или расы людей.
Привлекает историософская трактовка проблемы сверхчеловека, и в этом аспекте заслуживает уважения высокая научная культура автора, четко и убедительно развернувшего аргументацию против сворачивания идеи сверхчеловека до стереотипа утопии.
«В целом представление о сверхчеловеке, — пишет В.И. Самохвалова, — может существовать и выступать в истории: 1) как некое воспоминание, естественным путем отпечатавшееся в дальних участках многовековой памяти человека и сохраняемое (но почему? для чего?); 2) как реальная, но непонятная (по исходной причине) программа для человека, изначально заложенная в его мозгу установка (но кем? или чем? с какой целью?); 3) или же это мысленный прорыв, выплеск мечты, свойственной ищущей природе человека, который всегда оказывался вынужден находиться в беспокойном поиске, что в результате определило и составило одну из его важнейших, идентифицирующих его черт? Или, может быть, это сигнал из будущего?»
Определяющую позицию В.И. Самохваловой в вопросе о сверхчеловеке лучше всего передает термин «трансгрессия», обозначающий выход за грань, прорыв, преодоление непреодолимого предела, и, думается, историософская пальма первенства, если можно так выразиться, совершенно справедливо отдана автором Ф. Ницше, а не О. Шпенглеру, поскольку именно первому, считает философ, принадлежит «проект» человека, не только воображающего себя иным, но и практически совершающего нетерпеливое усилие обогнать самого себя.
По мнению философа, для современного общества программа сверхчеловека — это отрицание вектора на возможность самоуничтожения, на возможность «обратного» растворения в фоновом пейзаже этого прекрасного мира — но уже без человека.
В.И. Самохвалова принадлежит к избранному кругу ученых-гуманитариев, которым дано легко, свободно да еще и красиво выразить даже очень сложные вещи, и ее работа о сверхчеловеке — не исключение. Свойственные высоколобой профессуре заумные абстракции, усложненные модели изложения и прочие издержки вроде прототипирования и кодогенерации присутствуют в тексте минимально.
Вопросы, которые вынесены в монографии на рассмотрение и на которые даются честные ответы, точны, остры и бьют в нужную (зачастую болевую) точку современной общественной жизни. Автора интересует, до каких пределов человек может «дополняться» искусственным, чтобы остаться творчески живым и саморазвивающимся? О каком сверхчеловеке может идти речь в условиях психосоциальной нестабильности, когда, как показывают события последнего времени, и сам человек, уже не представляется безусловной ценностью, и даже его жизнь перестала что-либо значить в играх власти и денег, и нормальная по-человечески осуществляемая жизнь порою требует от обычного человека сверхусилий, сверхвыдержки, сверхизобретательности?
Выверенные формулировки, продуманные выводы, серьезные обобщения — фирменный почерк В.И. Самохваловой, глубоко и разносторонне проникшей в обширный и объемный материал.
Важно, что в книге проведена бережная, последовательная и верификационно безупречная реабилитация Ф. Ницше, показывающая беспочвенность инсинуаций со стороны любителей клеить знаменитому философу ярлык идейного предтечи национал-социализма. Историческая правда заключается в том, что Ницше присвоили возомнившие себя сверхлюдьми идеологи Третьего рейха, но по недоразумению и в массовом сознании он нередко выступает чуть ли не как глашатай коричневой чумы. Поэтому причислять его к представителям античеловеческой фабрики мысли так же неверно и в корне ошибочно, как, ссылаясь на наличие креста Господня и имени Иисуса на знамени крестоносцев, известных своей кровожадностью и жестокими расправами ради наживы не только с иноверцами, но и с единоверцами, объявлять христианство религией погромщиков и убийц.
Доминантой в авторских размышлениях становится проблема поиска путей к человеческому совершенству через новые нормы бытия и содержание культуры, через современный гуманизм, отличный от прежнего, традиционного своей установкой найти основания и возможности оправдания для стремления стать сверхчеловеком. При этом сверхчеловек может пониматься и как некая высшая фаза, высший этап общей жизни развивающегося и совершенствующегося человечества, и как достижение индивидуальным человеком высшей стадии своего собственного развития и осуществления в себе высших способностей и возможностей.
По определению В.И. Самохваловой, сверхчеловек — «это одна из возможностей, лежащих в глубине души человека. От самого человека зависит, как отнестись к этой идее и этой перспективе: приблизиться — или отдалиться. Идея бессмертия необыковенно притягательна для человека, но есть ли у него право, и чем подобное право может быть обеспечено — бросать вызов мирозданию, отменять существующий порядок мира, имеющий свою безусловную — и представляющуюся фундаментальной — основу». Зачем, спрашивается, и для чего будет бессмертный человек искать основания для своего бытия? Какая цель может его привлечь и удовлетворить? И не будет ли в конце концов такой человек символически изгнан из рая будущего царства сверхвообразимого из-за своей духовной конечности и бесперспективности?
Велика тревога автора в связи с деантропологизацией, тенденцией превращения современного человека в некую информационную матрицу: «В результате распространения в обществе массовых людей массовой психологии, всеядности постмодернизма, тонкого соблазна затейливой виртуализации трансгуманизма человек не всегда оказывается в состоянии дать адекватную оценку новым явлениям и новым веяниям». Философ задается интересным и актуальным вопросом: претерпевает ли в связи с изменением характера и рациональности человека и образованием параллельной «рациональности» механизмов и динамикой социализации сама человеческая природа? И в результате убедительных рассуждений приходит к следующему заключению, красноречиво характеризующему новейшие концепции неочеловека, трансчеловека, постчеловека: «Если человеку удастся его опыт создания искусственного интеллекта, то, очевидно, вполне может сбыться шутка известного польского остроумца Ежи Леца: техника достигнет такого совершенства, что позволит человеку и вовсе обходиться без самого себя…».
Техническое развитие, обещающее дать человеку всесилие и всемогущество, завораживает массового человека кажущимися своими возможностями, однако в действительности складывается ситуация, кратко и четко обрисованная поэтом А. Вознесенским: «Раб стандарта, царь природы, / Ты свободен без свободы, ты летишь в автомашине, но машина без руля»…
Философ с уверенностью и публицистической страстностью напоминает, что в центре внимания живого Космоса находится Живая Жизнь, техника — в любых формах ее понимания и присутствия — всегда только некая преходящая часть общего бытия Космоса.
Человек и человечество бессмертны в вечности, как бессмертна Жизнь.
Жаль, что работа В.И. Самохваловой издана камерным (500 экз.) тиражом. Конечно, ее надо и крайне своевременно печатать массовым, дабы обеспечить хотя бы ведущие научные библиотеки страны.
Трогает посвящение книги:
70-летию Великой Победы
(1941–1945)
и бессмертному подвигу
общенародного, навсегда
Бессмертного Полка
наших простых советских сверхчеловеков

Владимир Соловьев


Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru