Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 8, 2019

№ 7, 2019

№ 6, 2019
№ 5, 2019

№ 4, 2019

№ 3, 2019
№ 2, 2019

№ 1, 2019

№ 12, 2018
№ 11, 2018

№ 10, 2018

№ 9, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Григорий Князев

Легкокрылые

Об авторе | Григорий Князев родился в Великом Новгороде, ему 24 года

Об авторе | Григорий Князев родился в Великом Новгороде, ему 24 года. Студент-филолог пятого курса Новгородского университета, защищает диплом на тему поэтического творчества Арсения Тарковского. Выпустил «самиздатовскую» книгу стихов «Дитя печали» (2014), напечатан в альманахе «Литературный Иерусалим» (2012, № 4). Лауреат премии «Белла» — 2014. Живет в Великом Новгороде.

 

 

* * *

Сапожник-турок чинит сапоги —
Не с видом равнодушного слуги,
Но он стучит, как мастер, молоточком
В
чужой судьбе — по уязвимым точкам.

Зимой, когда оконце мастерской
З
алепит снег, он о волне морской,
Быть может, вспоминает, год за годом
К чужбине привыкая — к речи, к модам…

Ножи он точит и кроит сукно,
Пока в подслеповатое окно
Л
етит арбузный запах снегопада,
И без конца скребёт-скрипит лопата.

Не только инструментом — языком
В
ладеет он, и с Пушкиным знаком
В оригинале, и поёт по-русски…
Такие по плечу ему нагрузки!

Он трудится с восьми и до восьми,
И только слышно: сделано, возьми!
Но кажется: ему и не наскучит.
Он по-турецки и меня научит!

 

* * *

В январе, уже в начале года,
Время начинает ускоряться.
Календарь на стенке неподвижен,
Внутренним движением томим.

И, не глядя в календарь, узнаешь
Месяц, даже, может быть, декаду,
По приметам воздуха и света
В
ычислишь родной меридиан.

Время наше с нами так играет:
Уплотняясь, ширится и длится,
Образует в памяти пустоты,
А над ними стелются мосты.

Или мы предписываем клеткам
С
цифрами простыми оживиться,
Наш принять цветной звучащий опыт,
Чтобы мир распался на штрихи?

Мы из клетки переходим в клетку,
Клетки тела тонкого меняя.
А за нами — облака немые
Н
ашего вчерашнего тепла.

И окно расчерчено пустое:
Море неба — на один-то город!
И в бумажно-снежной перспективе
Равновесье потерять легко!

Написать бы Облачную книгу,
Книгу тучевую, кочевую,
Кучевую — вместо книги жалоб, —
С календарной точностью погод.

Это время — лучшее на свете,
Потому что нет у нас иного:
Или загорожено решёткой
Мыслей, или вакуум — оно…

 

* * *

 

Пока ещё весенний свет
Н
е тронут кистью лета,
Мне по душе певучий Фет,
Загадка — без ответа!

Мне по пути воздушный Бах,
Глухонемой Бетховен
И
трепет счастья на губах
То ровен, то неровен.

Иллюзия равняет всех
И
всё в едином доме…
И невозможен лёгкий смех
В трагическом подъёме.

И невозможно напрямик
С
казать: люблю и слышу.
А дождь с задержкою на миг,
Как пульс, колышет крышу.

И проступает на лице
Невольная улыбка.
Фонарь мерцает на крыльце
Рассеянно и зыбко.

От нерва к нерву — провода.
Не в том ли смысл плоти,
Что легкокрылая вода
М
ечтает о полёте?!

И в смерть не верится почти,
Да и в бессмертье — тоже.
И каждый взгляд зовёт: прочти
Меня — я всех дороже.

Есть только жизнь! Она везде.
Она — как свет оттуда
И
даже на двойной звезде
Борьба идёт за чудо.

Сто тысяч раз уйду на дно
И
сто — перезимую!..
Иной тревоги не дано,
Не надо — напрямую.

И словно поезда длина —
Длина стихотворенья.
Едва ль печаль утолена
Сплошным обманом зренья.

А между миром и душой
С
тираются пустоты…
И так свежо и хорошо,
Что и не важно — кто ты!..

 

* * *

Зима не кончилась, отнюдь.
И хоть вчера звенел комар,
Нам заново в снегу тонуть —
Лишь в календарный верить март.

И на: «Какой сегодня день?!» —
Я говорю тебе: «А то!» —
И по инерции: «Надень
Своё воздушное пальто…»

И тут же, посмотрев в окно,
Очнусь, опомнюсь ото сна.
А там — небесное кино,
А там — земная белизна…

Так в наших ветрено краях,
Споткнёшься — не собрать костей.
Любая встреча терпит крах,
Как будто нам — не до гостей!

Весь день наш старый дом штормит.
А мог бы музыку скачать,
Но оборвался «безлимит»
И тесно в комнате скучать.

И больше снегу, чем за весь
К
нулю стремящийся сезон.
Сезанн бы очутился здесь —
Какой бы он увидел сон?

Сусанна-дворник во дворе
Дорогу чистит допоздна.
Не век же пропадать в дыре,
Когда уже близка весна?!

Так просто у земли отнять
Тепло, что зрело с февраля!
А ты спешишь меня обнять,
На полминуты окрыля

 

* * *

 

По-весеннему ветрено нынче.
Лучший стих — как синица в руке.
Где же мой Леонардо да Винчи,
Чтобы мог я летать налегке?!

А иначе: и чудо — не чудо,
Ведь во всех электричках поют,
И телесно-словесная груда
Тщетно ищет свой новый приют.

А иначе: и звук — не феномен,
И земная печаль — не печаль…
Тайный мир предо мною огромен,
И души почему-то не жаль.

А иначе… иначе, иначе?
Равнодушие — смерти страшней.
Не изжить ни в поверхностном плаче,
Ни в сомнении медленных дней.

Даже странно: так редко и кратко
Н
а одной мы бываем волне! —
Хоть моя и скучает тетрадка…
Ты довольна
ли жизнью вполне?

Ты, как прежде, мне кажешься тою,
От кого мне светло за окном.
Стал я вдруг — над сплошной пустотою —
Слов транжир и тепла эконом.

Наступает минута молчанья
М
ежду нами двумя на земле —
Я не знаю иного звучанья,
Кроме пламени в тихой золе,

Кроме ласковой птичьей свирели
В
трудный час, и в блаженнейший час,
Где слова между нами сгорели
И виденья оставили нас…

Это молодость, молодость наша!
Мнимый путь — от черты до черты.
То ли мелочи полная чаша,
То ли горечи полные рты?

Как ни глянь — полоса расставанья:
Зависть — ревность — усталость — корысть
…А
сегодня — урок рисованья:
Заготавливай беличью кисть!

* * *

 

Я стою перед дверью в мой будущий год.
А за мною мой чёрный охотится кот.

Я стою перед дверью: за нею — мой дом,
Где родился и жил — чуть не умер потом…

Я на скорую руку собрал чемодан.
Слышал поезд во сне: тан-тадантан-тадан

И решился уехать отсюда, но рейс
К
переменам сошёл неожиданно с рельс.

Зарекаюсь планировать жизнь наперёд —
Вдруг удача мой номер сама наберёт.

А пока я стою у открытой двери:
Набери — набери, набери — набери!..

В волосах — седина, в бороде — рыжина.
Меня любит семья, меня любит жена.

Но как в воздухе висну в такие часы.
Не к лицу мне щетина, и старят усы…

А полвека спустя, а полжизни спустя?..
Пусть об этом чужое расскажет дитя!..

 

Великий Новгород

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru