Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 8, 2019

№ 7, 2019

№ 6, 2019
№ 5, 2019

№ 4, 2019

№ 3, 2019
№ 2, 2019

№ 1, 2019

№ 12, 2018
№ 11, 2018

№ 10, 2018

№ 9, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Александр Люсый

Дом поэта. Прошлое и настоящее. Дом-музей М. Волошина в Коктебеле. Государственный литературный музей

Основной Волошин

Дом поэта. Прошлое и настоящее. Дом-музей М. Волошина в Коктебеле. Фотографии. — Государственный литературный музей.

Двенадцать лет тому назад, при подведении итогов ежеквартального конкурса в издательстве “Таврия”, вышедший под моей редакцией первый путеводитель “Дом-музей М.А. Волошина” не получил статуса “Лучшей книги” из-за художественного оформления обложки. Конкурсной комиссии показалось, что в коллаже художника Василия Жерибора, объединившего портрет Волошина кисти живописца Андерса, иконостас бюстов и посмертных масок классиков в зимнем кабинете поэта, а также современные “киммерийские” фотопейзажи, Волошин как-то слишком ревниво и даже сумрачно взирает сверху на свое посмертное бытие.

Воспетый в одноименной поэме Дом поэта принадлежит к числу его главных творений, даровавших многим поколениям то, что принято называть “роскошью человеческого общения”. На выставке, о которой здесь пойдет речь, можно, помимо многого другого, увидеть обилие вышедшей за последние годы волошиноведческой литературы. Однако путеводителей по Дому поэта, который восполнил бы неизбежные пробелы нашего первого опыта, больше не выходило. Отчасти это по-своему выражает углубляющийся культурный разрыв в обществе.

— Как, неужели ему уже и музей открыли? — с похожим на возмущение удивлением воскликнула кассирша, когда один молодой человек представился в кассе ЦДХ как сотрудник Дома-музея Волошина.

Кассиршу понять можно. На слуху был совсем другой Волошин, надзирающий на своем посту то за одним президентом, то за другим, и скоро вырастет целое “нефилологическое” поколение, не знакомое со стихами и акварелями одного из поэтов и художников Серебряного века.

И вот открылась выставка, посвященная истории этого дома, его судьбе и катастрофическому нынешнему состоянию.

Для этой выставки сам музей широко распахнул свои фонды, а старые коктебельцы предоставили семейные архивы. Наряду с множеством подлинных акварелей и поэтическими сборниками Волошина здесь можно увидеть работы художников из его ближайшего окружения: Константина Богаевского, Александра Габричевского, Елизаветы Кругликовой и других, мемуары и современные исследования, посвященные Дому поэта. Во многом выставка держится на творческом взаимодействии крупнейшего волошиноведа, первого директора Дома-музея М. Волошина в Коктебеле Владимира Купченко и московского фотохудожника Александра Гусева, возглавляющего общественный совет по спасению Дома-музея М. Волошина. Дело не только в том, что впервые представленные ими публике фотопортреты Волошина (среди которых немало автопортретов) позволяют живо ощутить эволюцию облика поэта, меняющегося вместе с эпохой. И эти, и более известные снимки претерпели здесь второе рождение благодаря примененной Гусевым технике фотоувеличения репродукций. Кстати, экспозиция не вмещает и малой доли из полутора тысяч волошинских снимков, собранных этим творческим тандемом. Поэтому в беседе с автором этих строк они попросили рассматривать выставку как заявку на издание фотолетописи жизни и творчества Волошина.

Но не все фотоматериалы погружают в прошлое. В новых фотоколлажах современность рискует быть увековеченной трещинами на потолке и стенах, прогнившими половицами и лестничными ступенями, обрушившимися перилами (в зимний кабинет теперь не так-то просто пройти и самим музейным работникам, не говоря о посетителях). Этот очаг русской культуры Серебряного века находится теперь на территории другого государства, которое, впрочем, тоже считает этого поэта своим. Однако дом стал жертвой административных экспериментов руководства крымской культуры и сопутствующих амбиций (особа, ставшая руководителем заповедника, в который в качестве структурного подразделения вошел Дом-музей, начала свою деятельность с того, что вырубила заросли посаженных самим Волошиным тамарисков).

Между прочим, в свое время Волошин активно участвовал в возделывании крымской культурной жизни и как теоретик, установивший специфическую уникальность местной (прежде всего крымско-татарской) культуры, и как практик. В частности, он интуитивно установил в окрестностях Коктебеля местонахождение средневекового городища и организовал там первые раскопки, подтвердившие верность его догадки. Волошин активно участвовал в краеведческом движении по сохранению в Крыму памятников истории и природы. Теперь пришло время выручать памятник самому Волошину.

Александр Люсый



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru