Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 4, 2019

№ 3, 2019

№ 2, 2019
№ 1, 2019

№ 12, 2018

№ 11, 2018
№ 10, 2018

№ 9, 2018

№ 8, 2018
№ 7, 2018

№ 6, 2018

№ 5, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Все про тот же «третий путь». «Новый мир», 1999, № 4




Все про тот же “третий путь”. Александр Носов — Татьяне Чередниченко. Татьяна Чередниченко — Александру Носову. — Новый мир, 1999, № 4.

Рубрика “Полемика”. Спор о статье Татьяны Чередниченко “Радость (?) выбора (?)” (“Новый мир”, 1999, № 1), посвященной формально механизмам воздействия современной рекламы, а на деле представляющей собой очередную попытку дискредитации либеральных ценностей. Дружеское письмо Александра Носова автору статьи — буквально “крик души” либерала, наблюдающего идеологический кризис в кругах, которые он привык считать своими: “Из массы причин, вызвавших столь неожиданный прилив творческой страсти, — пишет Носов, — назову пока две равнозначимые — персональную и социальную: то, что мы давние коллеги по преподавательской работе и личные друзья, ... и то, что в этой твоей статье необычайно выпукло и ясно ... выражены подспудные, но характерные идеологические аберрации, которые зародились в интеллектуальном и культурном сообществе еще в начале 90-х годов, но в последние месяцы стремительно распространяются и в тех кругах, куда они вроде бы никак не должны были и не могли (я, во всяком случае, очень на это надеялся) проникнуть...” Суть этих “аберраций”, кратко говоря, в том, что интеллигенция не только встала в оппозицию к конкретному нынешнему режиму, что более чем понятно и оправданно, но и занялась ревизией основополагающих, фундаментальных либеральных ценностей, в том числе и “прав человека”. Совершенно справедливо Носов пишет: “Мне не кажется корректной твоя ирония по поводу того, что великий принцип прав человека оказался низведен до права человека переключать телеканалы: великие принципы тем и хороши (универсальны), что действуют не только и не исключительно в сфере отвлеченных принципов и прав (в ООН, например, или Хельсинкской декларации), но проникают в частную бытовую жизнь каждого человека и предоставляют ему в этой жизни хотя бы некоторые незыблемые гарантии”. Александр Носов протестует против приравнивания нынешней рекламы к прежнему агитпропу, он считает, что “семиотические рассуждения о рекламе, ... парадоксальные оппозиции агитпроп / реклама, ... изящные стилистические пассажи произведены были за-ради” заключения о том, что “осенью 1998 года хаос, по крайней мере в России, уже подготовлен, и никакими не тоталитаристами, а либеральными монетаристами”. “Когда-то мы запоем читали классический труд Хайека “Дорога к рабству”, — напоминает Носов, — тогда для нас было если не “очевидно”, то убедительно, что свобода невозможна без товарного рынка, а последний никак не может функционировать вне рынков фондового и финансового”. В нынешней позиции Чередниченко и сходно с нею мыслящих представителей культурной элиты Носов усматривает “понятную и извинительную ностальгию по тем временам, когда мы были молоды”, но плохо то, что эта ностальгия “начала решительно мимикрировать под поиск/предложение “третьего пути”, в котором не будет ни виртуальных денег, ни маржи, ни агрессивно формирующей консуматорные инстинкты рекламы — зато будет производство простого продукта (тех же огурцов в банках), а на телеэкране — сплошная художественность и всяческая культурность, средства на которые пожертвуют переквалифицировавшиеся в садоводы брокеры и дилеры ..., распределением же их (то есть денег) займутся независимые экспертные советы”. Автор доказывает, что попытка воплощения этой “третьей” утопии просто-напросто приведет к возвращению “первой”, то есть к тоталитаризму.

Ответ Татьяны Чередниченко (кстати, редкий случай “ответа на ответ” — такое бывает, только когда редакция стоит на стороне того, кому слово дают дважды) неубедителен, наполнен эмоциями и частностями и завершается характерной тирадой: “Дорогой друг мой Александр Алексеевич! Не я придумала эту гласную переписку. Мне публичность, личностно окрашенная, вообще говоря, претит. Но, Саша, неужели действительно нельзя искать третьего пути, когда первые два — в очевидном тупике? Или ты не знаешь, как села сегодня на мель Япония, как ее деньги, если их вдруг начнут вынимать из банков США, посадят на мель единственную теперь сверхдержаву? Тебе все кажется, виноваты коммунисты? А про мейнстрим (в данном случае — объективные тенденции к мировому кризису, проявляющиеся и в стационарных, и в переходных экономиках) ты слыхал? Так, может быть, следует все-таки озаботиться и думать, а не анекдоты рассказывать?”

“Озаботиться и думать”, действительно, следует — тема, затронутая в этой полемике, весьма и весьма важна и актуальна. Либеральные ценности, по большому счету говоря, никогда не были ни особенно понятны, ни особенно близки нашей по преимуществу “демократической” (= “народнической”) интеллигенции. Когда-то, в эйфорической неразберихе перестройки, она их будто бы “приняла” в одном пакете с “демократией”, но теперь снова момент (как и в октябре 1993-го), когда от них можно удобно и комфортно отмежеваться, вернувшись в привычное лоно утопий, где “равенство”, “братство” и “справедливость” важнее свободы. Что характерно и чему лишним доказательством служит эта дискуссия — размежевание идет между близкими людьми.





Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru