Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 9, 2019

№ 8, 2019

№ 7, 2019
№ 6, 2019

№ 5, 2019

№ 4, 2019
№ 3, 2019

№ 2, 2019

№ 1, 2019
№ 12, 2018

№ 11, 2018

№ 10, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


НАБЛЮДАТЕЛЬ

рецензии



«Дом, в котором живёт смех»

Юрий Манн. Карпо Соленик. «Решительно комический талант». — М.: Новое литературное обозрение, 2018.


Юрий Владимирович Манн — известный специалист по творчеству Гоголя, главный редактор академического Полного собрания его сочинений и писем в 23 томах. Интерес автора к Карпо Соленику, знаменитому в XIX веке комическому провинциальному артисту, прямо связан с его основными исследовательскими интересами.

Гоголь предполагал, что Соленик будет играть роль Хлестакова на премьере спектакля «Ревизор» в Александринском театре. Вот что он писал 21 февраля 1836 года из Петербурга своему знакомому, черниговскому помещику Н.Д. Белозерскому: «Собираюсь ставить на здешний театр комедию. Пожелайте, дабы была удовлетворительнее сыграна, что, как вы сами знаете, несколько трудно при наших актерах. Да кстати: есть в одной кочующей труппе Штейна, под дирекциею Млотков­ского, один актёр, по имени Соленик. Не имеете ли вы каких-нибудь о нём известий? И если вам случится встретить его где-нибудь, нельзя ли как-нибудь уговорить его ехать сюда? Скажите ему, что мы все будем стараться о нём. Данилевский видел его в Лубнах и был в восхищении. Решительно комический талант!..»

Манн исследует жизненный и сценический путь Карпо Соленика. Из книги можно многое узнать не только о самом артисте, но и о его окружении, вообще — о жизни того времени. Источниками автору служили автобиографии, дневники, воспоминания, театральные газеты и летописи…

Современники много говорили о Соленике и его таланте. В литературно-художественном журнале «Пантеон» писали: «Выполняя роли из произведений Грибоедова, Гоголя, Мольера, — Соленик, касательно заслуг своих в этом случае, стоял, быть может, наравне с этими писателями…».

Фактически, Соленик показал своим современникам новый уровень игры на сцене — особенно в провинциальных театрах, где игра была намного слабее, чем в столичных.

М.С. Щепкин вспоминал, «в чём состояло, по тогдашним понятиям, превосходство игры»: «Его видели в том, когда никто не говорил своим голосом, когда игра состояла из крайне изуродованной декламации, слова произносились как можно громче и почти каждое слово сопровождалось жестами… Или ещё: когда, например, актёр оканчивал какой-нибудь сильный монолог, после которого должен был уходить, то принято было в то время за правило поднимать правую руку и таким образом удаляться от сцены… Вот чем был театр в провинции 40 лет назад и вот чем можно удовлетворить публику».

Самому Щепкину в книге уделяется большое внимание, как и его сравнению с Солеником. Два талантливых артиста нередко играли на одной сцене. В отличие от Соленика — импровизатора, Щепкин очень тщательно работал над ролью. Он играл, опираясь столько же на вдохновение, сколько и на техническое освоение роли. Другое дело — Соленик, стихийный талант, более полагавшийся на вдохновение, интуицию и анализ.

Щепкин восхищался Солеником и признавал его талант: «Это был, — говаривал Михаил Семёнович, — человек с громадным дарованием».

В книге много смешного. Например, цитируемый автором Щепкин описывает такой эпизод:

«Приезжает как-то в Харьков известный с.-петербургский актёр С-в и, разумеется, где же и заявить свои столичные претензии, как не в провинции. На репетиции он вздумал прикрикнуть на Соленика: “Что ты мямлишь! А ещё талант! По характеру твоей роли ты не должен мне давать и слово вымолвить”. Дошло до представления, и Соленик не шутя не дал ему сказать ни одного слова. Он выучил обе роли: и свою и ту, что играл С-в, и проговорил обе, связывая их такими оборотами: “Я знаю, вы на это можете мне возразить то и то; но я вам скажу…” и т.д. Да при его огне и при его весёлости Соленик произвёл на публику потрясающее впечатление; театр трещит рукоплесканиями, петербургский гость совсем позабыт. Раздражённый, он выбежал за кулисы и обратился к Соленику с упреками: “Что ты со мной сделал? Ведь ты не дал мне и слово выговорить!” — “Да вы же сами о том просили”. — “Я совсем не то разумел”. — “Извините, не понял!”».

В 1851 году артист впервые сыграл драматическую роль Джеймса Тиррела в драме Шекспира «Ричард III». И сделал это гениально. Таким образом он смело выступил против противопоставлений «комиков» «трагикам».

Увы, эта роль оказалась для него последней.

В конце книги Манн пишет: «Традиция Соленика стала безыменной, но не безмолвной. Она дожила и до нашего времени и, переплетясь с традициями других замечательных актёров, образовала тот широкий фундамент, на который опирается театр украинской, русской и других близких им культур».


Анна Носова





Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru