Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 9, 2019

№ 8, 2019

№ 7, 2019
№ 6, 2019

№ 5, 2019

№ 4, 2019
№ 3, 2019

№ 2, 2019

№ 1, 2019
№ 12, 2018

№ 11, 2018

№ 10, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Об авторе | Алексей Петрович Цветков родился 2 февраля 1947 года в городе Стани­слав (Украина, ныне Ивано-Франковск). Жил в Запорожье, Одессе, Москве, учился на химическом факультете Одесского университета, на факультете журналистики и историческом факультете МГУ. Был участником поэтической группы «Московское время». Эмигрировал (1975) в США. Один из редакторов газеты «Русская жизнь» в Сан-Франциско (1976–1977). Доктор философии (1983). Преподавал в Диккенсовском колледже (штат Пенсильвания). Окончил Мичиганский университет, диссертация об Андрее Платонове. Работал на радио «Голос Америки», затем долгие годы — на радио «Свобода» в Мюнхене и Праге. Автор нескольких книг стихов и прозы, переводов с английского и польского. Лауреат Премии Андрея Белого (2007) в номинации «Поэзия», и «Русской премии» (2012). Живёт в городе Бат-Ям (Израиль). Предыдущая публикация  в «Знамени» — № 10, 2015.




Алексей Цветков

опыт конца света


ноль по кельвину


они уже гурьбой на перекрёстке

кто вдребезги кто в копоти и воске

термометры питомцы утюги

вприпрыжку тапки нищие без пары

скелетики ставриды канцтовары

стаканы только память напряги

кредитки с древним истеченьем срока

вязанка в столбик подписного блока

чьи сквозь обложку жалобы слышны

вот говорят мы за тобой пришли


к исходу дней имущество огромней

не зря годами стаскивал в нору

чем дольше жизнь тем под конец темно в ней

когда они повадятся к одру

допустим дрель пришла себе и рада

куда ты сам теперь её не надо

трусы мичуринской величины

но и они червям обречены

стоп-кадр или попытка фотоснимка

коробочка внутри морская свинка

сложивши мирно лапки на груди

в последний рейс и ты давай иди


выходит нынче время возвращаться

когда вещам взбрело на ум прощаться

мы открываем блока наугад

но час настал и ты ушла из дома

вот суки здесь же нет второго тома

и без второго перебьёшься брат

последний мозг с оригиналом сверен

ещё в примерочной толпится мерин

и половой внезапный орган с гор

вдруг вспомнил свинку звали невермор


в ведомостях три строчки нонпарели

падёж скота овсы в полях сопрели

уже не надо ни трусов ни дрели

и в минусе полвека не по лжи

вот фотокарточка с фигурным краем

о том что мы живём и умираем

термометр где

да вот же он

держи



камилавка


всё думал посвятить себя науке

вселенная манила велика

ломать мозги о стул стирая брюки

над внутренним дизайном червяка


не дураком как остальные дети

а знатоком прослыть небесных тел

зелинский в камилавке на портрете

вот я себе похожую хотел


свет разума и со всех ног к нему ты

со всей врождённой глупостью в войне

я с нетерпеньем ожидал минуты

когда мой ум прорежется во мне


но жизнь прошла и всё сильней загадка

обвисла плоть остепенилась прыть

мечта была подобием задатка

на выплаты которых не покрыть


ума себе в кастрюле не согреем

не вспыхнет мозг не воссияет свет

а в камилавке проще быть евреем

какому вся наука алеф-бет


твой генный код уже стекает в лужу

извилины торчком из гнойных дыр

вот ты стоишь у выхода наружу

тем дураком каким явился в мир




нехватка скудных средств с повинной явка

темно как в червяке по сторонам

и потная в ладонях камилавка

где и штаны без надобности нам



* * *

он примерил судьбу непосильную двум

привинтил в голове человеческий ум

засмотрелся на падчериц ночи

и когда убедился что полный набор

вознамерил колени и вышел на двор

он в меня воплотился короче


вот хожу из орбит озирая края

в иллюзорном задоре что я это я

истоптали до магмы места вы

этих утренниц взлёт этих падчериц звон

но когда вспоминаю что я это он

стекленеют опешив суставы


неподъёмно на тонких мембранах моржу

я не тот за кого себя гордо держу

здесь проломы бы надобно шире

только выбор не мне и судьба такова

только держит до дрожи внутри голова

человеческий ум на шарнире



опыт конца света


лучи заката били точно в сад

меж тёмных крон с артритными узлами

когда он был от нас внезапно взят

но мы об этом ничего не знали


мы там в саду играли в казаков-

разбойников в разводах глины лица

освобождая космос из оков

и в грунт копытами вбивая фрица


на брата брат налаживал кинжал

орал сержант ломовики потели

я там убитый кажется лежал

должны же в гарнизоне быть потери


игра игрой но он был взят от нас

притворно верить было бы нечестно

и свет над садом безнадёжно гас

поскольку в нём его нужда исчезла


развеществлялась глина под пятой

стволы бледнели сбилась в пар погода

и вся реальность становилась той

какой ей быть после его ухода


гадать без пользы что его взяло

о тщетном мысли отгоняю прочь я

нас в наступленье поднимало зло

но в нём оно лишилось средоточья


мы даже не погибли в ту войну

всех по стеклу мороз размыл как сало

мы вместе жизнь не сдюжили одну

нас просто было а теперь не стало




Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru