Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 8, 2019

№ 7, 2019

№ 6, 2019
№ 5, 2019

№ 4, 2019

№ 3, 2019
№ 2, 2019

№ 1, 2019

№ 12, 2018
№ 11, 2018

№ 10, 2018

№ 9, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


НАБЛЮДАТЕЛЬ

рецензии



Тюрьма шаговой доступности


Алексей Федяров. Человек сидящий. — М.: Альпина паблишер, 2018.


Война, больница и тюрьма были и остаются главными источниками сюжетов для русской литературы.

В теме современных войн сильнее всех, на мой взгляд, пока выступил покойный Владимир Маканин с романом «Асан». Больницу описал Максим Осипов в своих записках «В родном краю». И вот подоспела тюрьма в виде книги Алексея Федярова «Человек сидящий». Несколько рассказов из неё были опубликованы в сентябрьском номере «Знамени» за 2018 год.

Автор — бывший прокурор в Чебоксарах, ушедший с государственной службы в бизнес, потом осуждённый по статье «мошенничество», по которой сидят и под которой ходят все отечественные предприниматели.

«Человек сидящий» — это рассказы о современной российской зоне, её обитателях — сидящих и охраняющих, и об их отношениях между собой и с вольным миром.

Традиция лагерной прозы в отечественной литературе богатая — от Шаламова, Солженицына и Разгона до нынешних, совсем свежих авторов: Ольги Романовой, Олега Навального, записок осуждённого на пожизненный срок Михаила Захарина.

В такой жёсткой конкурентной среде рассказы Алексея Федярова смотрятся достойно. Более того, в некоторых отношениях они — на уровне высоких образцов. По жизнелюбию и умению найти смешное в самых трагических обстоятельствах они сопоставимы с «Записками лагерного придурка» Дунского и Фрида, по вниманию к деталям и точности языка — с довлатовской «Зоной».

Но есть в «Человеке сидящем» одно качество, которое выделяет его из общего ряда — и исторического, и современного. Это не только и не столько рассказы о тюрьме, которая опять оказалась от каждого из нас в шаговой доступности. Это — об умении не согнуться, выжить и победить — не тюрьму даже, а бери выше — государство.

Автор освободился, и мало того, что встал на ноги, но и пошел помогать другим, оказавшимся в схожей ситуации. Теперь он — успешный адвокат и начальник юридического отдела в благотворительном фонде «Русь сидящая», один из основателей детского лагеря «Terra Nostra», где бесплатно принимают ребят, чьи родители сидят безвинно.

Кто жаловался на отсутствие историй успеха в современной русской прозе? Кому было многовато исторических экскурсов и не хватало реалий сегодняшней жизни? Вам сюда.

Конечно, российский тюремный опыт таков, что любое его изложение на бумаге привлечёт внимание. Но «Человек сидящий» не нуждается в скидках. Повторюсь: написано так — в языковом, сюжетном, содержательном отношении, — что сомнений мало: этот пассажир, простите за лексику, заехал в эту зону (русской литературы) за дело, освободится не скоро. Будут следующие книги, имеет смысл следить.

В решении суда об условно-досрочном освобождении Алексея Федярова написано: «Встал на путь исправления». Не уверен, что мои взгляды на то, как выглядит путь исправления, совпадают с представлениями российского суда, но по-читательски я ему очень благодарен.


Михаил Шевелёв



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru