Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2019

№ 4, 2019

№ 3, 2019
№ 2, 2019

№ 1, 2019

№ 12, 2018
№ 11, 2018

№ 10, 2018

№ 9, 2018
№ 8, 2018

№ 7, 2018

№ 6, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Об авторе | Андрей Георгиевич Бильжо родился в 1953 году в Москве. Окончил 2-й Московский медицинский институт, работал врачом-психиатром; кандидат медицин­ских наук. Как художник-карикатурист печатается с 1975 года, как писатель с 2001 года. Автор идеи и основатель клуба-ресторана «Петрович». Эта публикация — дебют в «Знамени».




Андрей Бильжо

Справедливость восторжествовала

новая русская сказка


Трофим Денисович и Анна Григорьевна жили вместе тридцать три года. И то сказать, не очень много. Бывает, вместе люди и дольше живут.

Хорошо ли, плохо ли, это нам неведомо. Поженились они уже когда Трофиму Денисовичу было сорок пять лет. До пенсии тогдашней ещё пятнадцать лет ему работать надо было. Анне Григорьевне тридцать восемь пробило. Все формы при ней были. Анна Григорьевна работала секретаршей у Трофима Денисовича. У каждого это был второй брак.

Анна Григорьевна овдовела очень рано. Муж её с детства злоупотреблял алкоголем. От этого и ушёл в мир иной. Ушёл так и не протрезвев. Когда его хоронили, запах перегара от него исходил такой, что слёзы из глаз текли у скорбящих. Анна Григорьевна была вынуждена попросить кладбищенских рабочих гроб поскорее заколотить.

А Трофим Денисович развёлся со своей женой. Потому что она ему просто надоела. Он крупным начальником был, а она им командовала и всерьёз его не принимала. «Сделай то, сделай сё…» И называла Трофима Денисовича «рыбачком». При всех. И что было особенно ему неприятно, при подчиненных. Так и говорила: «Мой рыбачок». То ли она его так назвала из-за фамилии Судаков, то ли за страсть Трофима Денисовича расставлять сети где попало во время отпуска у водоёма.

Короче говоря, унижала она его сильно. Да и располнела. А тут секретарша под боком, которая называет Трофима Денисовича по имени и отчеству, форменная умница с тонкой талией.

Дети у них уже были взрослыми и вполне самостоятельными.

В общем, стали Трофим Денисович и Анна Григорьевна вместе жить-поживать и добра наживать.

Трофим Денисович только кабинеты менял на все большие и большие, а Анна Григорьевна стала домохозяйкой. Готовила, стирала, гладила, в магазин ходила.

Короче говоря, добро они нажили. И квартира была, и машина BMW, и домик в деревне. Домик деревянный, но с камином, и стоял он у озера с зелёной водой. И все бы ничего. Живи — не хочу. Старостью наслаждайся. Кроссворды разгадывай, футбол смотри или там ток-шоу разные, за политикой, опять же, следи американской, чтоб они там не очень, а то мы тоже можем, если что. Короче, всё бы ничего. А тут раз, одна денежная реформа, другая. Опять же внуки уж взрослые балбесы. Да и дети взрослые, а тоже какие-то чокнутые. Денег зарабатывать не могут. Ерундой занимаются какой-то. Один физик, другой — птиц изучает. Одна — специалист по рыбкам пресноводным, другая — стихи сочиняет. Ни тебе депутатов, ни тебе банкиров, ни тебе нефтяников. Ерунда в общем с детьми и внуками получилась.

Получилось так, что денег стало не хватать на жизнь. Пришлось квартиру сдать. И стали жить старик Трофим Денисович со своей старухой Анной Григорьевной в деревне в деревянном домике с камином на «Зелёном озере».

И вот однажды пошла Анна Григорьевна в магазин. Купила творога 500 г, хлеба буханку, три головки лука репчатого, пакет молока, пакет кефира, картошки 1 кг из Израиля и мороженого судачка граммов на 500. А дело было жарким летом. И вот идёт Анна Григорьевна домой с сумками вдоль «Зелёного озера», а судачок оттаивать начал и голосом молвит человечьим: «Отпусти ты, старуха Анна Григорьевна, меня в озеро с зелёной водою. Дорогой за себя дам откуп: откуплюсь чем только пожелаешь».

Удивилась Анна Григорьевна, испугалась. Остолбенела. В магазин она ходила десятилетия и не слыхивала, чтобы рыба говорила. Отпустила она судачка. И сказала она ему ласковое слово: «Бог с тобой, судачок! Твоего мне откупа не надо, ступай себе в «Зелёное озеро», гуляй там себе в его изумрудных водах».

А сама думает: «Что за ерунда такая? Это ж сказка Александра Сергеевича Пушкина какая-то получается».

Пришла Анна Григорьевна домой и рассказала все Трофиму Денисовичу. Тот сначала расхохотался, а потом и говорит: «На следующей неделе, Аня, пойдем с тобой к психиатру, у меня есть один знакомый. Надо понять, Аннушка, не начинается ли у тебя болезнь Альцгеймера».

Психиатр внимательно выслушал Анна Григорьевну, потом Трофима Денисовича. Задал несколько вопросов. Большой ли был судачок? С выражением он говорил или нет? Голос его звучал внутри головы Анны Григорьевны или снаружи? Поправил очки и, подняв брови, сказал: «Анна Григорьевна, вы ещё раз судачка купите в том же магазине и, если он снова заговорит, просите его на этот раз выполнить какую-нибудь просьбу, а уж потом отпустите. Ну, например…». «Ну, например, — перебил доктора Трофим Денисович, — отремонтировать BMW мое старое. Или нет. Пусть сотворит мне новое BMW». «А мне, — почесывая лысину, продолжал доктор, — пусть судачок устроит встречу с немецким психиатром г-ном Алоисом Альцгеймером. Хочу я с ним давно побеседовать».

На том и порешили. На следующий день пошла Анна Григорьевна в тот же магазин, купила судачка мороженого. Идет она вдоль озера зелёного медленно, чтобы судачок оттаивать начал. Ждет. И вот: «Отпусти, ты, старуха Анна Григорьевна, меня в озеро зелёное с изумрудной водою. Дорогой за себя дам откуп. Откуплюсь, чем только пожелаешь» И тут Анна Григорьевна говорит: «Смилуйся, судачок, надо мною. Трофим Денисович и врач-психиатр порешили, что у меня слабоумие начинается, хотят проверить так ли это. Если у меня слабо­умие, то не избежать мне психиатрической больницы, а если нет его, то я буду жить дальше, как жила и в ус не дуть. Короче, сделай так, чтобы у Трофима Денисовича был новый BMW а доктор-психиатр встретился и побеседовал с немецким психиатром Алоисом Альцгеймером». «Не печалься, старуха Анна Григорьевна, ступай себе с богом, будет тебе и новое BMW, и Альцгеймер», — сказал судачок и скрылся в изумрудных водах «Зелёного озера»».

Воротилась старуха домой, а Трофим Денисович сияет за рулем новенького BMW. «Садись, Аннушка, в машину новую и поедем мы к доктору психиатру».

И вот заходят они в кабинет врача-психиатра, а он в кресле нога на ногу и коньячок потягивает, а напротив него господин с бородкой трубку курит на диване развалившись. «Проходите, проходите. Не стесняйтесь. Знакомьтесь.— Доктор на немца показывает, — это знаменитый немецкий психиатр Алоис Альц­геймер. Так что никакого, Анна Григорьевна, Альцгеймера нет». «То есть, как это нет? — удивился немецкий доктор, — а я?» «Вы-то есть, — смеётся усатый психиатр. — А вот у Анны Григорьевны слабоумия в честь вас названного, нет, а есть говорящий судачок». Альцгеймер, услышав эти слова, даже не удивился.

На том и порешили.

Дома Трофим Денисович говорит Анне Григорьевне: «Попроси-ка ты, Анюта, у своего судачка сразу выполнить несколько просьб. Во-первых, дом пусть сделает большой с бассейном. Во-вторых, яхту. В-третьих, квартиру в высотном доме на Котельнической набережной во весь этаж с видом на Кремль. В-четвертых, пусть меня сделает олигархом под номером пять из списка Форбс. В-пятых, хочу быть депутатом Государственной думы от Единой России и главой комитета по контролю за говорящими судаками. А в-шестых, пусть разведёт нас с тобой, Анна Григорьевна, и пришлет мне молодую грудастую и губастую, длинноногую блондинку. Ступай, давай».

Купила Анна Григорьевна судачка мороженого в том же магазине и несёт его грустная вдоль «Зелёного озера». Ждет, когда он разморозится и заговорит. И вот: «Отпусти ты меня, старуха, Анна Григорьевна, в «Зелёное озеро» с изумрудной водою, дорогой за себя дам откуп. Откуплюсь, чем только пожелаешь». Ну Анна Григорьевна и молвит: «Трофим Денисович, судачок, хочет, во-первых, дом большой с бассейном. Во-вторых, — яхту. В-третьих, квартиру во весь этаж в высотке на Котельнической набережной с видом на Кремль. В-четвёртых, хочет он, чтобы, ты, судачок, сделал его олигархом под пятым номером из списка Форбс. В-пятых, он хочет быть депутатом Государственной думы от Единой России и главой комитета по контролю за говорящими судаками». «За говорящими чудаками он будет наблюдать, Анна Григорьевна», — перебил её судачок. «А ещё, — продолжала Анна Григорьевна, он хочет, чтобы ты его со мной развёл, а ему пригнал молодую грудастую и губастую блондинку с длинными ногами». «А пошли ты его Анна Григорьевна туда, куда многих очень хочется послать, да не всегда удобно. Он же тебе, Анна Григорьевна, всю жизнь испортил, старый козёл... Сделаю-ка я всё по-своему. Ступай, Аннушка, домой с богом», — сказал судачок и нырнул в изумрудные воды «Зелёного озера».


Долго сказка сказывается, да быстро дело делается. Так оказался Трофим Денисович в немецкой психиатрической клинике у знаменитого доктора-психиатра Алоиса Альцгеймера со старческим слабоумием. Собственно говоря, слабоумие Трофима Денисовича и получило название болезни Альцгеймера.

А Анна Григорьевна стала длинноногою блондинкой с красивыми формами. Мало того, стала она звездой Голливуда и обладательницей Оскара. Не без помощи, конечно, Харви Вайнштейна.

Ну что вам ещё сказать... Бывают такие чудеса. А кто в них не верит, тот пусть телевизор смотрит, там правду говорят чистую.

Будьте здоровы и держите себя в руках




Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru