Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 10, 2017

№ 9, 2017

№ 8, 2017
№ 7, 2017

№ 6, 2017

№ 5, 2017
№ 4, 2017

№ 3, 2017

№ 2, 2017
№ 1, 2017

№ 12, 2016

№ 11, 2016

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


ПРОЕКТ: ДИСЛЕКСИЯ



Александра Шишмарева

Мастер

Музыкант


Он стоял на балконе, смотрел вниз на пробегающих по своим делам людей. В мегаполисе жизнь не замирает ни на секунду. Машины, люди, перемещаются в разных направлениях… И им совершенно неинтересен молодой человек, глядящий на них с высоты седьмого этажа и наблюдающий за городской суетой. Кто он такой? Никто. Прохожий. Увидел и забыл. Каждый день перед Константином представала одна и та же картина города. Он вошел обратно в комнату. Вынул из футляра скрипку. С детства он жил музыкой. Что он умел, кроме как играть на скрипке? Ничего. Но зато как играл! Ради музыки он бросил школу, оставил семью и друзей. Он взял скрипку в руки и заиграл. Мелодичные звуки сначала разлетелись по комнате, а потом через распахнутую балконную дверь — на улицу. Он наслаждался игрой. Константин думал: «Завтра у меня концерт в опере. Программу я знаю и, кроме того, всегда могу сымпровизировать. Играть для себя — вот предназначение музыканта, да и любого творческого человека. Шедевры создаются для себя, а уже потом для публики. Меня приглашают во все концертные залы мира, чтобы попасть на мой концерт люди платят басно­словные деньги за билеты. А ведь всего пятнадцать лет назад я был простым мальчиком. Родители и учителя поставили на мне крест. Он необучаем — звучал суровый приговор. Он не способен выучить грамматику и произвести элементарные математические расчеты. Не способен прочитать текст и разобрать литературное произведение. Но я играл на скрипке. В музыкальной школе учителя меня хвалили, но не видели во мне ничего выдающегося. И вот, в десятом классе, я бросил школу, поругавшись с родителями, и пошел на прослушивание в один из фондов, ни на что не надеясь, посмотреть, одним словом. Когда я заиграл, сидевшие в жюри заслуженные музыканты и артисты заслушались и просили продолжать еще и еще. Меня приняли в фонд, я был поражен этим. И уже через несколько недель я выступал в других городах вместе с другими ребятами. С той поры мною окончательно была выбрана карьера музыканта. Менялись лица, города, страны...

Когда я выхожу на сцену, зрители замирают. Раздаются звуки волшебной музыки. Все обиды детства, все травмы уходят и забываются. Я наслаждаюсь творчеством, и это дает мне уверенность в своих силах. То, что когда-то мне мешало в учении, в итоге помогло. Я обладал, как выяснилось, не только музыкальным даром, но и другим, «проблематичным», — дислексией. Музыка стала моим призванием. Моей жизнью.


Мастер


Я родился в простой рабочей семье. Мама с папой трудились днями на заводе, мы же с братьями и сестрой были предоставлены самим себе. Я научился хулиганить, бить стекла, лазить по крышам, подворовывать — раньше, чем пошел в школу. Школу я терпеть не мог и всегда плохо учился. Сбегал с уроков, если повезет, если проскочу мимо грозного охранника. Если повезет меньше, то просто срывал уроки. Учителя меня ненавидели. Ставили мне порой специально плохие отметки. Зато у одноклассников я был душой компании. Ни одна драка, ни одна игра не обходились без моего участия. А вот читать и писать для меня было испытанием. Когда требовали читать вслух, я каждый раз чувствовал, как кладут мою голову на гильотину. Я – здоровый, сильный детина, еле-еле складывал буквы в слоги, медленно их произнося. Почерк у меня был настолько неразборчивый, что, как правило, я с трудом понимал, что написал. Я систематически не делал домашние задания, за что получал заслуженные единицы, а дома хорошую трепку от отца. Но это меня не заставляло учиться более прилежно. В седьмом классе учительница русского языка запирала меня в кабинете и заставляла учить правила. Я их выучивал, но на практике применить не мог. Все равно писал с ошибками. Учителя поставили на мне крест, и я мог неделями не появляться в школе. В свободное время я подрабатывал на стройке или же мастерил из дерева игрушки. Однажды меня за этим занятием увидел хозяин игрушечного магазина. Он попросил меня показать свои изделия. Они ему понравились. С тех пор он стал покупать их у меня раз в неделю. Я был очень горд этим — что еще надо шестнадцатилетнему парню? Школу я закончил на тройки, поставленные мне из жалости и уважения к моим родителям, которые замучились ходить и просить за меня учителей. После школы я не пошел ни в институт, ни в колледж. Я сидел у себя в комнате и мастерил игрушки. У моего старшего брата родилась дочка, я для нее сделал кукольный домик. Он очень понравился не только ей, но и хозяину магазина, который захотел, чтобы я ему сделал такой же. И я выполнил заказ.

Постепенно мои дома для кукол стали визитной карточкой магазина. Их продавали богачам за кругленькие суммы. Я же получал гроши. Меня возмутила эта ситуация, и я пошел требовать свои деньги, однако хозяин отказался их выплачивать. Тогда я разорвал с ним контракт и открыл на скопленные сбережения свое дело — сам начал продавать кукольные домики, усовершенствуя модели. В них появилась изящная мебель разных цветов, окна, балконы, лифты. Я даже провел в них электричество! Каждая модель — настоящее чудо! Мечта каждого ребенка иметь такой домик!

Жалею ли я, что плохо учился в школе? Нет. Как я потом узнал, у меня дислексия. Мне нравится то, чем я занимаюсь, мне это приносит немаленький доход, и я рад, что дарю детям счастье и детство.



  info@znamlit.ru